Авторские статьи

Под прессом демпфера

Под прессом демпфера

События последнего времени крайне негативно отразились на состоянии российского рынка нефтепродуктов. Оптовые цены на моторное топливо в марте-апреле, в полном смысле слова, обрушились. Но уже в конце мая аналитики и эксперты отметили некоторые положительные сдвиги и даже «оживление», связанное, по их мнению, прежде всего, с ослаблением карантинных ограничений.

 

Более того, в последних появившихся комментариях о положении дел на рынке моторного топлива звучали «нотки оптимизма»: отмечалось, например, что удалось приостановить падение продаж топлива на АЗС, навести порядок в соотношении оптовых и розничных цен, что, в общем-то, говорит о наметившейся положительной динамике.

К тому же  из сводок ЦДУ ТЭК следовало, что «за период с 12 по 19 мая объем производства бензина на российских НПЗ впервые, начиная с апреля, оторвался от минимума, увеличившись на 6%, а поставки на внутренний рынок возросли на 17%».

 

Спад приостановлен – проблемы остаются…

Все оно, вроде бы, и неплохо, но проблем в ТЭКе в целом не убавилось. В ведомствах и министерствах одно за другим проводятся совещания, в экспертном сообществе обсуждаются возможности хотя бы временной отмены демпфера. И, заметим, мнения чиновников и аналитиков рынка по этому поводу, понятное дело, расходятся, подчас кардинально.

Одной из самых актуальных сегодня остается тема «влияния пандемии на ситуацию в топливно-энергетическом комплексе». В связи с чем, на состоявшейся по этому поводу в конце апреля встрече представителей ТЭК с президентом РФ, рассматривались, в частности, и такие вопросы, как введение временного запрета на ввоз топлива в Россию (несколько забегая вперед, отметим, что решение «о запрете» позже было принято) и снижение установленных нормативов продаж на биржевых торгах.

Опасения, касающиеся импорта сравнительно дешевого топлива, далеко не беспочвенны, и непосредственно связаны с действующим в стране демпферным механизмом. Чего опасаются?

Судя по комментариям ряда экспертов, поставки топлива (пока в небольших объемах) из той же Белоруссии вполне могут принять затяжной характер. А демпфер, влияющий на ценообразование российского рынка в сегменте оптовых цен, на руку импортерам, так как дает возможность получить существенные преференции.

Ведь разница между нетбэк (37000 р/т) и внутренней ценой (47000 р/т) обеспечивает импортерам не менее 10000 рублей за тонну топлива -  неплохие «премиальные», от которых грех отказываться.

Сегодняшний кризис в нефтяной отрасли, в очередной раз, но, наверное, более отчетливо высветил то, что и так было очевидно для многих, не только независимых, экспертов – рынка, в данном случае, топливного – в настоящем, конкурентном понимании этого определения в России не существует. Вместо него есть так называемое государственное регулирование.

И особых подтверждений этому искать не надо, тем более, что все повторяется, просто в более резкой (кратчайшей по срокам: март-апрель) и жесткой форме.

Причины (уже досконально разобраны и  описаны) последнего небывалого обрушения нефтяных цен, привели к тому, что цены на бензин за рубежом снизились, и весьма ощутимо, что, понятное дело, очень порадовало потребителей. Но, не российских – стоимость топлива для них осталась прежней (спасибо, что не выросла) из-за особенностей регулирования.

Последние заключаются в действующем сглаживающем механизме цен, так называемом демпфере. Напомним, что он был введен в качестве защиты стоимости топлива на внутреннем рыке, от возможных колебаний нефтяных котировок на мировом. И от того, как складывается ситуация в топливном ценовом сегменте, зависит кто кому должен доплачивать – государство нефтяникам или наоборот (см. принцип действия демпферного механизма).

За ситуацией, складывающейся на рынке нефтепродуктов, как всегда очень внимательно следит и гарант конституции. И, похоже, удивляться он еще не разучился. В марте он, например,  «поинтересовался» у министров, почему бензин дорожает, несмотря на то, что цены на нефть упали более чем вдвое.

- У нас летнее дизельное топливо выросло в цене незначительно, зимнее — чуть побольше, но тоже в рамках инфляции. А 92-й бензин за год вырос в цене на 10,44%. Как вы это оцениваете? – спросил президент у членов правительства.

И, конечно, потребовал от руководителей профильных министерств разобраться с возникшими проблемами и восстановить стоимость бензина на прежнем уровне.

О том, почему в России цены на бензин снижаться не будут, в доступной форме поведал партнер информационно-консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин, и, кстати, демпфер упомянул.

На вопрос журналиста о том, можно ли ожидать снижения цен на бензин в стране, эксперт ответил, что «в России (как он полагает) это совершенно невозможно,  потому что в ценах на бензин у нас больше 65% - это всё налоги, два раза в год повышаются акцизы на моторное топливо. И когда цены были относительно высокие, когда нефтеперерабатывающие заводы должны были закупать эту нефть по высоким ценам и терпеть убытки фактически».

По мнению эксперта выглядит все это примерно так: государство сказало: «держите цены на АЗС на удобном уровне». – «хорошо, цены будем держать. Вы же налоги подняли. И цена на нефть очень высокая».

Государство сказало: «хорошо. Мы тогда залезем в карманы всем налогоплательщикам и из бюджета будем вам выплачивать демпфирующую такую надбавку (нефтепереработчикам)». Стали выплачивать. Вдруг цены упали. Все обрадовались и говорят: «Ой, как хорошо. Сейчас цены на бензин сократятся». «Нет, — сказало государство, — мы вам выплачивали вот этот демпфер, теперь возвращайте его обратно».

- Поэтому сейчас те же нефтепереработчики должны государству эти деньги выплачивать. Они прекрасно понимают, что  окажутся в убытке, и поэтому стараются опять поднимать цены на бензоколонках. То есть, это заколдованный круг, - подчеркнул Михаил Крутихин.

Ну а дешевый импортный бензин на российский рынок, о чем упоминалось выше, не пустят. Подбираться к запрету его ввоза в страну начали еще в апреле. В связи с чем, в ряде СМИ были приведены высказывания министра энергетики Александра Новака о введении запрета на импорт топлива. Суть их заключалось в том, что по оценке министра падение спроса на бензин из-за карантина в крупных городах в среднем составило 10-30%. И если не ввести запрет на импорт, нишу российского топлива займет дешевый заграничный бензин. Допустить этого никак нельзя.

Такая вот забота о нефтепереработчиках, но не о потребителях.

Что и подметил (в интервью РБК) гендиректор «Аналитики товарных рынков» Михаил Турукалов. По его словам «запрет импорта бензина в Россию нанесет ущерб российским потребителям нефтепродуктов и усилит монополию нефтяных компаний на внутреннем рынке. Вместо того, чтобы запрещать импорт топлива, следует исправить или отменить демпфер, который является основной причиной существующего рыночного перекоса».

Нашлись, конечно, и сторонники введения запрета. Вице-президент Независимого топливного союза (НТС) Дмитрий Гусев, например, отметил, что запрет импорта на период пандемии, безусловно, станет поддержкой для отечественных переработчиков нефти, при том, что дешевое топливо, конечно же, устраивает не только потребителей, но и независимых дилеров.

- Переработка в России, которая и так находится на нулевых рентабельностях, в текущих экономических условиях может плавно закончить свое существование. И мы можем оказаться в зависимости от импортного сырья, - подчеркнул он.

В любом случае сторонникам и противникам запрета можно уже не беспокоиться –официальное решение было принято в конце мая – премьер-министр подписал постановление  правительства, в соответствии с которым до 1 октября вводится  временный запрет на ввоз в страну отдельных видов топлива. Хотя для наблюдавших за ходом дискуссий в сообществе и заявлениями правительственных чиновников было ясно, что данный вопрос был решен еще в начале апреля.

 

Нащупать точку баланса

Из отчетов аналитиков следует, что топливный рынок середины апреля находился почти в состоянии коллапса: слабый, почти отсутствующий спрос, отбросил топливные цены к январским уровням 2016 года. Бензин на бирже дешевел, и это, несмотря на то, что нефтяные компании сократили в апреле производство на 25%, поставки на внутренний рынок – на 30%, объемы биржевых сделок – на 15%.

Образовалась и еще одна проблема: маржа АЗС из-за резко обрушившихся оптовых цен и более-менее ровных розничных достигла небывалых ранее значений. Например, разница между ценой литра высокооктанового бензина Аи95 на московской АЗС и ближайшей к ней нефтебазе доходила до 52%, или 16 руб., бензина Аи92 – 43% (13 руб.), дизельного топлива – 26% (9 руб.).

Однако, как известно, в каждом минусе есть свой плюс: высокая маржа в розничном сегменте дала возможность владельцам АЗС снижать цены, обозначая конкурентное преимущество.

По статистике Росстата от 20 апреля во многих городах моторное топливо дешевело. Доля городов со снижением цены бензина достигала 18-28%, дизельного топлива – 45%. В среднем по РФ, цена лира Аи95 снизилась в этот период до 45,85(-0,03) р/л, Аи92 – до 42,42(-0,03) р/л, дизельного топлива – до 47,80(-0,04) р/л.

Снижение в среднем, конечно, крайне незначительное, но, например, в Челябинске, Краснодаре, Астрахани оно было уже более весомым - 15-40 копеек на литре топлива.

Снижение цен продолжилось и до конца месяца. Так, в Челябинске, Краснодаре, Барнауле литр бензина подешевел за апрель на 30-80 копеек. Но в то же время в Москве, например, литр бензина Аи95 по мониторингу Росстата подорожал за апрель до 47,03(+0,14) рублей, литр Аи92 – до 42,65(+10) рублей, литр дизеля – до 47,41(+0,13) рублей. 

 

 


Чтобы как-то переломить неблагоприятную ситуацию в сегменте оптовых цен нефтяные компании в мае начали сокращать продажи топлива на биржевых торгах – настолько была очевидна необходимость выравнивания дисбаланса между ценами оптового и розничного рынков, который сложился в результате обвала оптовых цен из-за резкого спада спроса на топливо и практически замороженных цен на АЗС.

По словам генерального директора АО «РК Интегратор» Виктора Костюкова, сложилась ситуация, при которой розничная торговля топливом получила ранее невиданную маржу на уровне 25-50%, а его производители были вынуждены доплачивать в бюджет страны по механизму демпфера огромные суммы помимо сложившийся за долгие годы системы налогов и акцизов.

- Только за апрель, - заметил эксперт, - нефтяные компании обязаны будут выплатить в бюджет, согласно формуле демпфера, сумму порядка 47 млрд. рублей, в том числе 23 млрд. рублей за поставку на внутренний рынок бензина в количестве 1,8 млн. тонн и 24 млрд. рублей за поставку на внутренний рынок дизельного топлива в количестве 1,9 млн. тонн. Эти суммы повышают себестоимость бензина в среднем на 12800 руб. в пересчете на одну тонну и дизельного топлива – на 12300 р/т.

 

 


И естественно, что производители в создавшихся условиях продолжат политику выравнивания дисбаланса, их к этому мотивирует механизм демпфера.

- Собственно, -   подчеркнул он, - процесс уже пошел. Нефтяные компании вслед за ростом биржевых цен начали переписывать и мелкооптовые ценники на нефтебазах. На примере московского рынка маржинальность АЗС только за первую декаду мая сократилась по бензину с 52 до 43%, дизельному топливу – с 26 до 24%.

И в ближайшей перспективе  можно с уверенностью утверждать, что процесс выравнивания маржинальности оптового и розничных рынков до среднестатистических показателей продолжится.

 


Сокращать продажи в сегменте оптовых цен – не значит снижать цены на опт.

- Мнение некоторых нефтетрейдеров, что нефтяников к снижению оптовых цен на топливо может подтолкнуть его избыток – ошибочно, - уверен Костюков.

По мнению эксперта, не произойдет это по двум причинам: первая - снижение не имеет смысла, так как водители вместе с авто ограничены в перемещениях карантином, и спрос, понятное дело, не вырастет. В коммерческом отношении такой путь убыточен.

Вторая -  нефтяники найдут применение избыткам. Они экспортируют бензин и дизель в объемах не ниже прошлогодних. В этом можно убедиться ознакомившись с диаграммами посуточного экспорта в 2019-2020 годов, построенных на открытых данных ЦДУ ТЭК. Объемы экспорта бензина достигают 40% от общего объема производства, при том что в начале года этот показатель составлял около 25%. А доля экспорта дизельного топлива – не изменилась, оставаясь в пределах 55+/-10%.

 

 


Отметился месяц май и значительным сокращением производства моторного топлива.

Например, по одной из сводок ЦДУ ТЭК производство бензина сократилось с 6 по 12 мая до абсолютного минимума - до 502 тыс. тонн, а выгрузка на внутренний рынок - до 393 тыс. тонн.  По отношению к среднестатистическим показателям 2019 года отечественные заводы сократили производство в мае 2020 года на 34%, а поставки на внутренний рынок – на 39%. В дизельном сегменте наблюдалась аналогичная ситуация, но менее «драматическая»: производство сократилось на 12%, поставки на внутренний рынок – на 20%.

В какой-то мере удалась нефтяным компаниям попытка уравновесить опт с розницей – найти определенный баланс в соответствии с реальными потребностями рынка.

К середине мая дистанция цен бензина между оптом и розницей бензина сократилась с 60% до 29%, дизеля – с 33 до 24%. Достигнуты эти показатели за счет роста оптовых цен на 8600-8700 р/т от локального дна, пришедшегося на 20 апреля.

Оптовые цены бензина, - отметил наш эксперт, - приблизили рынок к сбалансированному состоянию. Но не восстановили его, если учесть, что мартовское обрушение составило 12 тыс. р/т, а рост лишь 8600 р/т. Дальнейшее поведение рынка бензина примет, вероятно, более мягкий, переменчивый день ото дня характер поскольку потенциал для роста исчерпан пока не полностью.      

Начавшиеся процессы затронули и мелкооптовый сегмент. На подмосковных нефтебазах были снижены цены на мелкий опт: на бензин – на 6-10% в зависимости от марки, на дизель – на 4%, что резко снизило маржинальность московских АЗС: по бензину - на 11-13%, дизелю – на 4%.

И в итоге маржинальность АЗС приблизилась к среднестатистическим показателям 20-25% по бензину и 12-15% - по дизельному топливу.

 


Восстановлению подлежит

Итак, к концу мая практически завершился процесс восстановления цен оптового рынка после беспрецедентного обрушения их в марте-апреле до прошлогодних минимумов. Что, с учетом возросшей акцизно-налоговой нагрузки, противоречит, как заметил Костюков, логике ценообразования. Нефтяные компании вынуждены были сократить продажи бензина на 20% против аналогичного периода в мае 2019 года. В результате обрушение цен было в течение мая остановлено и восстановлено до уровней, с которых они слетели в марте 2020 года.

Вслед за оптовым активно начал перестраиваться и мелкооптовый рынок. Привычное сочетание цен опта, мелкого опта и розницы можно считать восстановленным. Бензин на подмосковных нефтебазах подорожал за майские дни на 18-19% в зависимости от марки на 7500-8300 р/т, дизель – на 8% (+3600 р/т).

Маржинальность московских АЗС к началу июня опустилась по бензину с некогда

запредельных 43-50% до 11-14%, дизеля – с 26 до 12%. А это для АЗС граница

безубыточности, ниже которой возникают трудности другого порядка, связанные с

необходимостью пересмотром прайса на АЗС. Впрочем, к этому процессу АЗС постепенно, но, похоже, подбираются.


Дальнейшее снижение маржи, если оптовые цены продолжат движение вверх, потребует увеличения цены в рознице, на что обычно болезненно реагируют владельцы автотранспорта. Но тут уж как сложится.

А сложилось так, что рост оптовых цен остановить пока не удалось – на биржевых торгах они к началу июля «били все рекорды», соответственно, начался и рост розничных цен на топливо.

Эксперты, в частности, отмечают, что хотя по плану реализация бензина на биржевых торгах в июле должна быть удвоена, по факту (на начало месяца) объемы его продаж выросли не больше, чем на 12%.

А из сводки ЦДУ ТЭК, например, следует, что в конце июня выгрузка бензина на внутренний рынок сократилась на 27 тыс. тонн, при этом выросли на 80 тыс. тонн остатки на нефтебазах и НПЗ.

- Получается, - отметил Костюков, - что нефтяные компании предпочли отправить товар на склады, при этом биржа оставалась «сухой».

И добавил, что такое «поведение» нефтяников  запрограммировано правительством еще два года назад введением демпфера на моторное топливо. Высокие оптовые цены необходимы производителям для выплат в бюджет по отрицательному акцизу.

При таком раскладе повышение цен на заправках к началу июля неожиданностью точно не стало. Маржинальность бизнеса падает, и это – главная причина последовавшего роста цен на АЗС.

За июнь автомобильное топливо подорожало почти во всех регионах страны. Средняя по стране цена Аи92 увеличилась за июнь на 0,7%, до 42,70(+0,28) р/л, Аи95 – на 0,9%, до 46,26(+0,40) р/л, дизельного топлива – на 0,4%, до 47,88(+0,17) р/л.

 


И понятно, что первыми начали «переписывать» ценники на АЗС независимые дилеры, как наиболее пострадавшие от запредельного роста оптовых цен.

Например, на московских сетях независимых АЗС цена литра Аи95 подросла за июнь на 0,18-1,42 р/л в зависимости от наименования. При этом сети АЗС  ВИНКов показали более скромный ценовой прирост, что дополнительных разъяснений вряд ли требует.   

Так что, как в дальнейшем будет складываться ситуация на топливном рынке, и, в первую очередь, с розничными ценами, сегодня сказать сложно. Слишком много впереди неопределенностей, да и не закончившаяся пандемия корона вируса вполне еще может внести свои коррективы.

 

Подготовил А. Заболотский

Автор фото: Pedro Céu



Опубликовано: 17.07.2020, Автор: Андрей Заболотский
Категория: Анализ рынка



Обсудить публикацию

Комментариев еще нет, будьте первым!

Комментировать!
Добавить сообщение:

 Ваше имя


Смотрите также: Все статьи.