Авторские статьи

Большие топливные маневры

Большие топливные маневры

Андрей ЗАБОЛОТСКИЙ

 

 

Топливная тема в нашей стране, без какого-либо преувеличения, неиссякаема. А основой, своеобразным стержнем, в этой «неиссякаемости», конечно же, является непрекращающийся рост цен на топливо. Но события в мае-июне превзошли все ожидания и прогнозы: многие аналитики заговорили о провале нынешней политики регулирования цен в сегменте моторного топлива.

 

Ситуация на рынке моторного топлива к концу первого полугодия действительно обострилась настолько, что чиновники профильных ведомств были вынуждены в срочном порядке принимать меры, чтобы снизить накал страстей в обществе. Кроме срочных (как обычно, в ручном режиме) попыток «заморозки» розничных цен, которые, безусловно, дали определенные результаты, в среднесрочной перспективе предстоят введение так называемого плавающего акциза и завершение налогового маневра в нефтяной отрасли.

 

Законопроект о налоговом маневре после обсуждения на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака будет внесен в Госдуму.

 

Но одно очевидно уже сейчас, проблемы только изменениями в законодательной сфере не решить. Например, предстоящие изменения в налоговом маневре уже вызвали ряд вопросов у экспертов и аналитиков рынка. Впрочем, решение президентом о его завершении принято, и, стало быть, принятие закона здесь вопрос времени.

 

 

Тактика не нова, а что в перспективе?

Комментариев по поводу происходящего сегодня на топливном рынке ценового «раздрая» более чем достаточно. И, конечно, как принято, не обходится без взаимных упреков и обвинений.

 

ФАС обвиняет нефтяников в увеличении экспорта и снижении поставок топлива на внутренний рынок. ВИНКИ выражают недовольство ужесточением налогово-акцизной политики. Представители объединений независимых АЗС, как обычно, во всех своих бедах видят происки крупных компаний-монополистов. Но когда рост тех же розничных цен на моторное топливо начинает «зашкаливать», то необходимость принятия срочных решений становится очевидной. И одно из них уже принято на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака – нефтяные компании, хотя и вынужденно, выбрали тактику заморозки розничных цен при одновременном снижении оптовых.

 

И выбор этот, как заметил ведущий аналитик компании «Алгоритм. Топливный интегратор» Виктор Костюков, не нов.

 

- При таком сценарии, – подчеркнул он, – производители топлива ничего не теряют, перенося прибыль из оптового звена в розничный сегмент. Выигрывают и независимые АЗС, повышая маржинальность продаж. Конечные же пользователи топлива получают удовлетворение от самого факта заморозки цен. Такой вот фокус за недолгую историю демонстрируют второй раз. Ну а впервые нефтяные компании показали его в декабре 2017 года. Так, в ноябре 2017 года из-за непомерного роста оптовых цен на топливо владельцы независимых АЗС обратились через Российский топливный союз к президенту с просьбой «навести порядок в ценообразовании».

 

В  ФАС отреагировали довольно быстро и призвали нефтяников нарастить объёмы продаж топлива на бирже и сбить цены. Призыв последними был услышан – оптовые цены на бензин в декабре 2017 года резко снизились  на 10-15%, а розничные остались на прежних позициях. В результате к обоюдному удовлетворению нефтяные компании ничего не потеряли, а маржа независимых АЗС взлетела с 10-13% до 22-25%. И в этот раз видимо решили не мудрствовать, а идти по проторенной дорожке: оптовые цены за пока ещё не полный июнь снизились на 9%, розничные пока "не отработали" изменений в оптовом звене и, похоже, в перспективе ситуация здесь вряд ли существенно изменится.

 

Кстати, подтверждением этому – динамика за последние две недели цен на московских АЗС. По мониторингу, представленному Московской топливной ассоциации (МТА) на середину июня, средний прайс московских АЗС не изменился, если пренебречь колебаниями в пределах +/- 1 коп. Бензин марки Аи95 по 45,82 руб./литр, марки Аи92 – по 42,52 руб./литр, дизельное топливо – по 44,36 руб./литр.

 

Получается, что с таким отношением – «там снизить, здесь заморозить» – проблемы в сегменте топливного ценообразования, тем более с прицелом на перспективу, решить вряд ли удастся. Так что вопрос, когда в министерствах и ведомствах придут, наконец, к осознанию этого, до сих пор остается открытым.

 

Кстати, в связи с этим, очень интересна реакция Дмитрия Козака на заявление 9 июня представителей Независимого топливного союза (НТС) о возможном повышении цен на бензин до 100 рублей за литр. В организации опасаются, что заморозка розничных цен на заправках может привести к разорению 15 тысяч независимых АЗС (обеспечивают 60% рынка), и, соответственно, к дальнейшей монополизации розничного топливного рынка и еще большему росту цен. Вице-премьер счел эти прогнозы нереалистичными.

 

- Сегодня и в СМИ, и некоторые эксперты, и представители компаний дают апокалиптические прогнозы по поводу цен к концу года – в 100 рублей. Это невозможно. Это исключено, у правительства достаточно инструментов для того, чтобы урегулировать эту ситуацию и не допустить резкого роста цен на моторное топливо. В целом, складывается впечатление, что власти не планируют менять критерии и механизмы регулирования цен, оставляя надежду на то, что проблема рассосется сама собой, а в непредвиденных случаях, подобных нынешнему, они отрегулируют рынок вручную. Минфин, например, – заметил Костюков, – относится к нефтяной отрасли, как к дойной корове. Бездумно повышая налоги на отрасль, или включая «валютный пылесос» ведомство не задумывается о последствиях для внутреннего рынка нефтепродуктов. А они таковы, что цены на АЗС летят вверх с невиданной ранее скоростью.

 

И виноваты в таком положении дел, по мнению аналитика, не ФАС и не Роснефть, а Минфин и ЦБ РФ, создавшие через налогово-экспортную политику такие условия, что нефтяным компаниям выгоднее товар отправлять на экспорт, чем оставлять на внутреннем рынке. Потому упрёки ФАС в повышенном интересе нефтяных компаний к экспорту следует адресовать тем ведомствам, которые принимали решение о снижении экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, повышая таким образом планку оптовых цен на внутреннем рынке, мотивируя производителей к экспорту, а не к продажам в собственной стране.

 

 

Экспорт всегда под прицелом

Экспортная мотивация производителей вряд ли требует каких-то разъяснений. Да и ведомство под чьим «прицелом» они постоянно находятся можно не называть.

 

И вот случился очередной, можно сказать, беспрецедентный скачок топливных цен, который сразу же, понятное дело, вызвал шквал очередных обвинений в адрес нефтяных компаний в излишнем экспорте бензина в ущерб насыщению внутреннего рынка, а стало быть, и нарушении ценового баланса. Для того чтобы разобраться в корректности (и это мягко сказано) претензий к компаниям, экспортирующим нефтепродукты, не лишним будет ознакомиться с некоторыми показателями по экспорту бензина и бензиновых фракций за 5 месяцев 2018 года. Отметим, что  в качестве исходных материалов взяты данные железнодорожных экспедиторов.

 

Итак, ежегодно из России вывозится бензина автомобильного и бензиновых фракций от 16 до 17 млн. тонн, в среднем по 1,4 млн. тонн в месяц. За 5 месяцев 2018 года, с января по май, экспортировано суммарно 7,38 млн. тонн бензина против 6,82 млн. тонн годом ранее за такой же срок. При этом структура экспорта по видам бензина от года к году практически неизменна – 75% составляет доля бензинового сырья под наименованием «бензин стабильный» и 25% – автомобильного бензина под наименованием «бензин моторный.

 

В диаграммах все это очень наглядно представлено.

 

 

 

- И если моторного (автомобильного) бензина экспортировано в этом году 1,94 млн. тонн, что превышает показатель прошлого года на 235 тыс. тонн. Мог ли столь незначительный перегруз, – задается вопросом Виктор Костюков, – осушить рынок, при его сопоставлении с запасами порядка 1,6-1,8 млн. тонн? Вероятно, «запасы» не являются таковыми по сути, а лишь только отражают бумажное наполнение. Удивляет и другой факт, заводы, как оказывается, располагают достаточным количеством сырья для производства автомобильного бензина, но не производят, а предпочитают экспортировать в виде сырья. Одно из двух, либо технологические ограничения не дают переработать нужное для рынка количество сырья, либо превалируют коммерческие интересы в части поддержания нужных производителям цен через регулирование потоками.

 

А вот как выглядит экспорт по направлениям и странам. Известно, что половина от общего объёма экспорта автомобильного бензина традиционно уходит в направлении стран Северо-Западной Европы, а другая половина распределяется по 9 республикам бывшего СССР. Незначительные объёмы уходят в Китай, Турцию и Афганистан. Бензиновое сырьё распределяется по 15 направлениям: 50% уходит получателям в страны Северо-Западной Европы, 30% – в страны Южной Европы, около 6% – в страны Тихоокеанского региона, к ближайшим соседям.

 

 

 

 

 

В экспорте товарного автомобильного бензина принимают участие в разной степени все 17 заводов, ежедневно участвующих в биржевых сделках. В экспорте сырья круг экспортёров значительно шире – 49 базисов. Первые по рейтингу 17 заводов, с суммарной долей 86%, представлены в таблице.

 

 

 

В общем, все вышеизложенное, по меньшей мере, заставляет задуматься о том, насколько в действительности ущербен экспорт нефтепродуктов для внутреннего рынка.

 

 

В лабиринтах противоречий

Как явствует из последних сообщений, в правительстве сегодня возлагают  большие надежды на завершение налогового маневра в нефтяной отрасли. Иными словами, предстоит поэтапное (с 2019 по 2024 гг.) снижение (до полного обнуления) экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты с одновременным повышением НДПИ на нефть.

 

В этом же ряду и введение отрицательного и  плавающего акцизов: предполагается, что оно будет проходить одновременно с реформированием и завершением налогового маневра. Суть этих двух акцизов вкратце заключается в следующем: отрицательный будет служить для целевого субсидирования НПЗ, а плавающий – защищать внутренний рынок от колебаний нефтяных цен и курса рубля.

 

Впрочем, у многих экспертов уже сложилось мнение, что представители министерств не очень отчетливо представляют, насколько эффективными для отрасли будут предстоящие изменения.

 

Определенную путаницу вносят и озвученные в некоторых ведомствах взаимоисключающие установки. Например, в Минфине (в начале июня) заявили о том, что правительство следует наделить правом повышать пошлины (до 90% от пошлины на нефть) на экспорт нефтепродуктов. И буквально сразу в ведомстве был представлен – противоположный по своей сути – законопроект о поэтапном завершении налогового маневра, в основе которого итоговое обнуление экспортных пошлин.

 

Стоить отметить, что с налоговым маневром как-то не очень задалось еще на начальном этапе его внедрения. И весьма показательным в этом плане стало одно из высказываний главы Сбербанка Германа Грефа.

 

- Первый маневр, который вы (профильные ведомства – авт.) сделали, привел к тому, что у них (НПЗ) рентабельность в два раза упала и все бизнес-планы, под которые брались деньги, улетели в тартарары, – заявил банкир.

 

Ну что ж, всякое бывает: к тому же, как известно, по русской, не афишируемой традиции первый блин всегда комом. А если серьезно, то все маневры еще впереди, и еще какие –  кто-кто, а уж наши чиновники об их проведении и завершении непременно позаботятся. И появится рынок, на котором обязательным атрибутом будет настоящая, а не фиктивная конкуренция, и цены на моторное топливо будут разумными и понятными потребителю.

 

Так что в светлое топливное будущее – с оптимизмом.



Опубликовано: 27.06.2018, Автор: Андрей ЗАБОЛОТСКИЙ
Категория: Топливо



Обсудить публикацию

Комментариев еще нет, будьте первым!

Комментировать!
Добавить сообщение:

 Ваше имя


Смотрите также: Все статьи.