Авторские статьи

В зоне нефтяного кризиса

В зоне нефтяного кризиса

 

Андрей Заболотский

Начавшийся с очередного обвала нефтяных цен новый год для российского топливного рынка каких-то резких перемен не принес: высокая волатильность в сегменте оптовых топливных цен пока никак не отразилась на ценах розничных.

 

В связи с этим можно отметить только одно – установка на сдерживание последних остается в силе. И определяющими в данном топливном раскладе, по мнению аналитиков компании «Алгоритм Топливный Интегратор», по-прежнему являются такие факторы как:

 

- гибкая акцизная и налоговая политика государства в нефтяной сфере;

- жесткая связь между ценой рубля и ценой барреля;

- категоричная установка федеральной антимонопольной службы, основанная на принципе – рост розничных цен допустим, но не выше годовой инфляции.

 

 

Парадоксы сдерживания

К выводу о том, что розничные цены на топливо нуждаются в регулировании, в соответствующих ведомствах пришли после нефтяного кризиса 2008-2009 гг. До 2008 года нефтяные компании устанавливали цены в собственной сети АЗС, как правило, по своему усмотрению.

 

В первой половине 2008 года, когда цены на нефть взлетали к отметкам до $140 за баррель, ВИНКи без зазрения совести взвинчивали розничные цены на 16-26%. Но к концу года баррель подешевел до 40 долларов, и розничные цены были вынуждены снизить – в 2009 году топливо подешевело в среднем на 9%.

 

Отмечая схожесть кризисных явлений в нефтяной и топливной отраслях, эксперт Виктор Костюков подчеркивает, что нынешний нефтяной кризис 2014-2015 гг. по динамике обрушения цен лишь отчасти напоминает описанную историю – розничные цены в те годы все-таки оставались относительно ровными. А при годовой 13% инфляции в 2015 году, отмечен рост цен на бензин вдвое, а на дизельное топливо – вчетверо ниже.

 

И опять же, что не раз отмечалось – поведение цен на бензин в течение года носит ярко выраженный сезонный характер. Минимумцен приходится на зимний период, когда на слабом спросе рынок испытывает избыток предложений. Весной, по мере оживления спроса и одновременного вывода НПЗ на плановые ремонты, рынок начинает испытывать дефицит предложений. Цены в крупном опте подталкивают розничные вверх. Пик оптовых цен приходится, как правило, на конец лета, далее оптовые цены непрерывно снижаются, а коррекцию розничных цен, хоть и небольшую, 0,5-0,8% нефтяники вынужденно проводят в декабре-январе. О чем наглядно свидетельствуют графики на приведенных диаграммах.

 

 

 

Кстати, данные о том, что «рост розничных цен допустим, но не выше годовой инфляции» – в цифрах и процентах, с разбивкой по годам – представлены в таблице.

 

 

 

 

Рыночный принцип формирования оптовых цен на нефтепродукты на биржевых торгах и директивное сдерживание регуляторами розничных цен по принципу «инфляция минус» – данность настоящего времени и уйти от нее непросто. Безусловно, такие «топливные реалии», особенно в летние периоды, оказывают отрицательное влияние на бизнес владельцев независимых АЗС.

 

При средней по году маржинальности розничной торговли порядка 17-20% в летние периоды, с июля по октябрь, маржа, исчисляемая как разница между мелкооптовыми (бензовозными) ценами и прайсом АЗС, опускается ниже границы безубыточности в 10%, хотя в периоды низкого спроса маржа превышает 25%.

 

С ценовыми «взлетами и падениями» можно ознакомиться в приведенной ниже диаграмме.

 

 

 

 

Так что, в связи с отмеченным выше, розничный бизнес независимых владельцев АЗС, по мнению нашего эксперта, все больше теряет былую привлекательность. Выдержать такой диспаритет могут лишь вертикально интегрированные нефтяные компании, формируя прибыль в оптовом или в розничном звеньях, в зависимости от конъюнктуры. А у независимых владельцев в наличии имеется лишь одно звено – АЗС.

 

 

Биржевые игры

Однако прежде чем разбираться в хитросплетениях крупнооптовых биржевых сделок стоит обратить внимание на то, насколько устойчивы наши основные компании-добытчики нефти.

 

Процесс падения нефтяных цен запущен – фьючерсы на Brent уже опускались до $27,72/барр. И, похоже, первоначальный шок пройден. Министр энергетики, например, допускает, что стресс-тест на 20-долларовую цену нефти не будет излишним для отечественных нефтяных компаний. При этом он отметил, что себестоимость добычи нефти лежит в диапазоне от 5 до 15 долларов за баррель.

 

О так называемой границе безубыточности российских (а заодно и зарубежных) компаний можно судить по следующей диаграмме.

 

 

 

 

 

Российские компании, как следует из диаграммы, замыкают реестр из европейских и американских нефтяных гигантов. Неизвестно, какие затраты включены в себестоимость добычи в приведенном графике, но если эти данные принять на веру, как замечает Виктор Костюков, то компании из первой пятёрки – Statoil, Galp Repsol, BP, и Total должны были свернуть бизнес ещё полгода назад, когда цены на нефть ушли под планку $60. Но не свернули.

 

Российские нефтяные компании на этом фоне выглядят более устойчивыми к цене нефти. По оценкам аналитиков из «Bank of America» граница безубыточности у нефтяных компаний «Лукойл» и «Газпром нефть» превышает $31 за баррель, хотя по словам президента «Лукойла» Вагита Алекперова, «точка отсечения» составляет $24 за баррель. При этом удельные затраты на добычу в России составили $3,68 за баррель без учета налогов и транспортных расходов. У «Роснефти» себестоимость добычи нефти составляет около $4 за баррель без учета транспортных расходов и налогов, об этом сообщал осенью ее президент Игорь Сечин.

 

Самая высокая себестоимость добычи у «Газпром нефти». На разработанных месторождениях – $12-$15 за баррель, на арктическом шельфе «Приразломное» добыча останется рентабельной при цене $25 за баррель, а в целом по компании - $18-$20 за баррель.

 

Теперь о том, что происходит на СПб МТСБ (Санкт-Петербургская Международная Товарно-сырьевая Биржа). На последних новогодних торгах отмечалось снижение цен на бензины и дизель.

 

И особенно заметно дешевело дизельное топливо. Как отмечают аналитики «Алгоритма» здесь есть еще потенциал для снижения внутренних котировок. И он реализуется на практике.  Зимний дизель сегодня подешевел в среднем на 200 руб./т, межсезонные сорта – на 200 руб./т, летние сорта – на 70 руб./т.

 

В поведении нынешних цен на дизель повторяется динамика зимы прошлого года. Ниже представлены диаграммы, где сопоставляются динамика поведения дизельных индексов и нынешних цен.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ломанные линии графиков наглядно подтверждают, что тот самый потенциал для снижения внутренних котировок полностью не исчерпан.

 

Приведенные диаграммы также показывают почти полное совпадение по всем трем климатическим видам дизеля. Поэтому вполне можно предположить, что в текущей ситуации зимний межсезонный дизель может подешеветь ещё как минимум на 1000 руб./т. Цены же летнего дизеля подошли ко дну и вряд ли продолжат снижение.

 

Что касается бензинов, то у них, замкнутых в основном на внутренне потребление, как отмечает Виктор Костюков, показатель «спрос-предложение» практически не меняется. Зимний период – это профицит производства над спросом. А потому и ценовые индексы ведут себя однообразно.

 

Год назад первая новогодняя рабочая неделя ознаменовалась непрерывной фазой снижения индексов на бензин марки Аи92, продлившаяся до двадцатых чисел января. Январские торги 2016 года также формируют понижательную тенденцию. Продлится она недолго, возможно и до двадцатых чисел января, что, собственно, и отражено на диаграмме.

 

И, действительно, в своих оценках эксперт не ошибся: биржевые цены на бензины с конца второй декады января постепенно, но уверенно пошли вверх. На диаграмме можно видеть, что примерно по такому же «сценарию» развивались бензиновые индексы в январе-феврале прошлого года.

 

 

 

 

 

К тому же, как подчеркивает Виктор Костюков, в прошлом году не было роста акциза на бензин, а в этом году он есть. И эту акцизную составляющую нефтяники непременно постараются включить в стартовые цены.

 

 

Об итогах и тенденциях

На прошедшем в декабре прошлого года третьем ежегодном бизнес-форуме «Итоги работы российского рынка нефтепродуктов в 2015 году» были озвучены результаты первых 10 месяцев налогового маневра. Они показали снижение переработки нефти и рост переработки газового конденсата, увеличение выходов светлых нефтепродуктов у ВИНКов, особенно у «Газпрома», «Башнефти» и ЛУКОЙЛа, рост производства бензина и дизельного топлива.

 

Директор по развитию бизнеса «АТР» («Аналитики товарных рынков») Михаил Турукалов, говоря о возможных тенденциях в наступающем году, отметил, что по ожиданиям аналитиков «АТР» российский рынок бензина будет сбалансирован за счет стагнирующего спроса на товар и продления оборота топлива класса 4 на первое полугодие. Если доля автобензина класса 4 в структуре производства в первом полугодии 2016 года останется выше 5–7%, оборот товара, вероятно, продлят до конца 2016 года, что автоматически сделает внутренний рынок сбалансированным по производству и потреблению во втором полугодии 2016 года.

 

Что ж, будем надеяться (времена непростые, только это и остается), что прогнозы по «балансу» сбудутся. И нефтепродуктов, и по разумным ценам, на душу населения в стране будет в достатке…

 

 

 


Генеральный директор компании «Инфорком» Михаил Никин:

 

- Когда задаются вопросом о том, почему мировые цены на нефть падают, а цена нефтепродуктов на российском рынке остается прежней и даже увеличивается, в данном случае люди подменяют экономические расчеты эмоциями. То есть это эмоциональная оценка: раз дешевая нефть, то должны быть внутренние дешевые нефтепродукты. Себестоимость нефти для отечественных производителей нефтепродуктов остается прежней: они являются добывающими компаниями, а не покупающими. И от того, что нефть, которую они добывают, в мире покупают дешевле, добыча нефти в Сибири не подешевела – всё осталось абсолютно по-прежнему. Поэтому для понижения цены оснований экономических, то есть меняющих себестоимость нефтепродуктов, нет абсолютно никаких. Более того, положение нефтяных компаний в этих условиях – мы говорим, прежде всего, о российских компаниях добывающих и перерабатывающих нефть – их финансовое положение становится более сложным, более тяжелым. Это происходит по той причине, что продавая по упавшим втрое за год ценам нефть на мировом рынке, они резко уменьшили свою доходную часть, а расходы на добычу, переработку, розничную продажу, ну прямо скажем, и на гигантские выплаты бонусов своим топ-менеджерам – все эти расходы остались прежними. Поэтому можно уверенно говорить, что наоборот, есть предпосылки к тому, что розничные цены на нефтепродукты на внутреннем рынке России вырастут. Потому что нефтяные компании должны будут каким-то образом компенсировать те потери, которые они понесли на мировых нефтяных рынках.

 

И еще один фактор, который, скорее всего, скажется на росте розничных цен на нефтепродукты, это проблема бюджета. Для того чтобы закрывать возникающие бюджетные дыры, в экономике должны быть «дойные коровы». Разумеется, это не мелкий и средний бизнес, начать доить который означает просто убить его окончательно. «Дойные коровы» известны – это, прежде всего нефтегазовая отрасль, поэтому государство найдет способ получить с них дополнительные поступления в бюджет. И опять же возникает необходимость компенсировать это каким-то образом, разумеется, не за счет бонусов топ-менеджеров. Это будет компенсировано ростом розничных цен. Поэтому вопрос, который решают нефтяные компании, я думаю вместе с государством, только один: как это сделать максимально мягко, для того чтобы не возбуждать недовольство населения.




Опубликовано: 21.01.2016, Автор: Андрей Заболотский
Категория: Топливо



Обсудить публикацию

Ответить
03.02.2016 10:35  gfgfgggf

Комментарий удален



Комментировать!
Добавить сообщение:

 Ваше имя


Смотрите также: Все статьи.