Страхование "Экспедиторские коллизии"


(№8 за 2010 г.)

Александра НОВИЧКОВА

Фото Андрея МАХОТИНА и Олега ЖАРКО

Квалификация договора страхования ответственности лица

Специфическим предметом страхования является страхование ответственности экспедитора. Но решает ли подобное соглашение проблемы, которые могут появиться с перевозимым грузом и возникновением убытков, связанных с утратой, повреждением или хищением груза? Увы, далеко не всегда. Поэтому для транспортных компаний будет полезно узнать о судебной практике непризнания события страховым случаем, а также проанализировать судебные акты в сфере страхования грузов.

Арбитражная практика по этому вопросу свидетельствует о том, что в случае возникновения каких-либо проблем с грузом сам по себе страховой полис не является так называемым спасательным кругом ни для экспедитора, ни для собственника груза в лице его заказчика. Возникает проблема правового и юридического статуса такого договора. Очень важно понимать квалификацию документа страхования ответственности лица.

Согласно п. 1 ст. 932 ГК РФ («Страхование ответственности по договору») страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом.По данному соглашению страхования может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя. При этом согласно п. 3 ст. 932 ГК РФ «риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность, – выгодоприобретателя, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица либо в нем не сказано, в чью пользу он заключен». Из этого следует, что в законе должна быть прямо предусмотрена возможность страхования рисков неисполнения обязательств.

Страхование ответственности экспедиторов по договору транспортно-экспедиционного обслуживания автомобильным транспортом Федеральным законом «О транспортно-экспедиторской деятельности» не предусмотрено. А страховые компании, которые практикуют заключение договоров страхования ответственности экспедиторов, в своих правилах страхования указывают, что страховым случаем является причинение вреда имуществу и жизни или здоровью других лиц. В таком случае документ по своей правовой природе соответствует полису страхования ответственности за причинение вреда.

Согласно п. 1 и п. 2 ст. 931 ГК РФ («Страхование ответственности за причинение вреда»), по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. При этом лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя. Такой договор считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред, даже если он заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственного за причинение вреда, либо если в договоре не сказано, в чью пользу он заключен. При этом используемая формулировка закона в полной мере соответствует положениям гл. 59 ГК РФ («Обязательства вследствие причинения вреда»), который является недоговорным до того момента, пока фактически не был причинен вред. То есть рассматриваемые ситуации в отношении между транспортными компаниями и клиентами являются договорными обязательствами.

В соответствии с гл. 41 ГК РФ («Транспортная экспедиция») деятельность транспортного экспедитора осуществляется на основании договора, включающего ответственность сторон. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора возникает только перед грузоотправителем или грузополучателем. Кроме того, в том случае, если речь идет о нарушениях обязательств, предусмотренных условиями соответствующего договора, применяется другой термин – «убыток». Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ («Возмещение убытков») под убытком понимается реальный ущерб, который лицо, права которого нарушены, вынуждено будет понести для защиты нарушенного права, а также неполученные доходы, которые это лицо приобрело бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (здесь речь идет об упущенной выгоде).

На данный момент российское законодательство не содержит норм, допускающих страхование автоперевозчиков своей ответственности по договору страхования. Транспортная компания вправе страховать риск утраты или повреждения груза только в результате противоправных действий третьих лиц в рамках договора страхования. А имущество страхуется в пользу лица, на основании закона или иного правового акта имеющего в договоре интерес его сохранить. При отсутствии страхового интереса соглашение признается недействительным. Между тем перевозчик является лицом, заинтересованным в сохранении груза. Благодаря такому договору можно получить желаемую страховую защиту. При этом согласно п. 1 и 2 ст. 4 ФЗ № 4015-1 («Об организации страхового дела») объектами имущественного страхования могут быть имущественные интересы, связанные, в частности, с пользованием и распоряжением имуществом. По такому договору страхования выгодоприобретателем должен являться собственник груза. При этом экспедитор не вправе заключить от имени владельца груза договор страхования, если такое право не предусмотрено договором страхования. Главная особенность в данном случае заключается в том, что при заключении соглашения с клиентом в него необходимо включать положение о том, что груз страхуется. Таким образом получается, что в том случае, если возникает крупный убыток, договор страхования ответственности экспедитора является ничтожным, поскольку противоречит ст. 932 ГК РФ. Поэтому страхователю приходится обращаться за защитой в суд. Но арбитражная практика по этому вопросу опять-таки однозначной позиции до сих пор не выработала.

 

К сожалению, такие случаи – не редкость для российских дорог. Вот почему так важно вовремя и грамотно воспользоваться услугами страховщика


От теории – к практике 

В судебной практике немало примеров, относящихся к процессу заключения договора ответственности экспедитора. Вот один из них:

22 августа 2006 г. было вынесено Постановление Федерального арбитражного суда (ФАС) Московского округа № КГ-А40/7548-06. По данному делу страховая компания прошла три инстанции для того, чтобы добиться признания договора страхования ответственности экспедитора недействительным. Суть дела заключалась в том, что страховщик сначала застраховал ответственность экспедитора за нарушение договора, а потом заявила о ничтожности соглашения, ссылаясь на положения ст. 167 («Общие положения о последствиях недействительности сделки»), ст. 168 («Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам»), ст. 422 («Договор и закон»), ст. 429 («Предварительный договор»), ст. 929 («Договор имущественного страхования»), ст. 932 («Страхование ответственности по договору») ГК РФ, а также на закон «О транспортной экспедиции». Указывая, что закон не содержит норм, предусматривающих страхование ответственности экспедитора за нарушение договора транспортной экспедиции, страховщик просил удовлетворить заявленные требования.

Арбитражная практика пошла по другому пути. Законом «О транспортной экспедиции», на который ссылалась страховая компания, предусмотрено, что экспедитор несет ответственность перед клиентом за утраты, недостачу или повреждение груза. В нем также указано основание ответственности экспедитора. В связи с этим оспариваемый договор ответственности экспедитора и был заключен. Таким образом, в законе прямо сказано о том, что на заключение соглашения, предусматривающего ответственность за утрату, недостачу, или повреждение груза, запрета не предусмотрено. Таким образом, ФАС рассмотрел эту статью расширительно. Он указал на то, что не запрещенные действия разрешены законом, и на основании буквального толкования условий спорного договора судьи пришли к выводу, что оснований для признания данного договора недействительным нет. При этом при не разрешении этого спора страхования компания является профессиональным участником рынка страховых услуг, причем договор составлял сам страховщик. В связи с этим арбитры признали действия страховой компании, которая явно хотела хитростью добиться успеха, недобросовестными.

Аналогичное по своей сути решение было принято и отображено в Постановлении Федерального арбитражного суда Московской области от 12 марта 2009 г. № КГ-А40/1283-09. В обосновании своих возражений страховая компания указала на то, что между ней и страхователем возникли отношения по страхованию ответственности по договору регулирования ст. 932 ГК РФ. Однако суд удовлетворил иск о взыскании в порядке суброгации суммы страхового возмещения, выплаченного истцом в связи с причинением ущерба в результате хищения груза, поскольку ответственность общества, не обеспечившего сохранность груза по договору транспортной экспедиции, на момент хищения груза, была застрахована в страховой компании, являющейся ответчиком по данному иску, в соответствии с договором страхования к истцу, выплатившему страховое возмещение, перешло право требования к ответчику, которое страхователь имеет к обществу на основании заключенного между ними договора о предоставлении экспедиционных услуг.

Однако существует и обратная практика. Примером тому служит Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 октября 2008 г. № А56-47226/2007. Несмотря на то, что транспортная компания уже просила не признавать договор страхования ответственности за утрату или повреждение перевозимого груза (груз был уничтожен), суд в трех инстанциях вынес решение в пользу страховщика.

Суть судебного разбирательства заключалась в том, что транспортная компания обратилась к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения. Однако страховая фирма не признала факт утраты груза страховым случаем и отказала в выплате страхового возмещения. Страхователь обратился в суд, который отказал в иске в первой инстанции, сославшись на то, что водитель нарушил один из пунктов инструкции, предусмотренной для водителей внутренних рейсов, который является неотъемлемой частью договора страхования. Кроме того, суд пришел к выводу о ничтожности данного страхового договора о страховании ответственности перевозчика. Апелляционная и конституционная инстанции с этими выводами согласились.

Суд указал, что законом не предусмотрено страхование ответственности за нарушение договора перевозки, а договор страхования является ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ как противоречащей ст. 932 ГК РФ. Также ничтожным был признан и договор о страховании ответственности экспедитора. При этом суд указал, что из условий договора следует, что объектом страхования является имущественный интерес страхователя, связанный с его обязанностью возместить реальный ущерб, утрату, недостачу или повреждение грузов выгодоприобретателя в процессе осуществления деятельности в качестве экспедитора. Риск, принадлежащий во исполнение транспортной компанией договора экспедиции, не является предметом заключенного договора страхования. Таким образом, возможность страхования риска ответственности в связи с ненадлежащим исполнением или неисполнение договора перевозки или транспортной экспедиции действующим законодательством не предусмотрено. Соответственно суд в иске отказал, а последующая инстанция данное решение поддержала.

Другим примером служит Постановление Федерального арбитражного суда от 18 января 2007 г. № Ф08-7152/2006, в котором ФАС указал, что ст. 931 и 932 ГК РФ имеют разные предметы регулирования. Ст. 932 ГК РФ предусматривает привлечение страхования риска ответственности за нарушение страхователем собственных обязанностей, вытекающих из договора, заключенного страхователем с третьими лицами. На экспедитора в силу закона возложены определенные обязанности, нарушение которых в части оказываемых услуг экспедитором по ст. 932 ГК РФ недопустимо, если иное не предусмотрено законом, регулирующим данный вид деятельности. На страховую компанию, по мнению судей, не могут возлагаться обязанности экспедитора выплачивать неустойку или возмещать убытки за нарушение срока доставки груза, поскольку в этом случае экспедитор утрачивает интерес к надлежащему исполнению своих договорных обязанностей. В то же время суд отметил, что законом не установлено ограничений для страхования по ст. 6 закона «О транспортно-экспедиторской деятельности» риска за утрату, недостачу или повреждение груза, за которое экспедитор несет ответственность перед клиентом. Исходя из этого было установлено, что с учетом названных положений вывод о ничтожности договора сделать нельзя, и выплата страхового возмещения должна быть в данном случае произведена.

Все эти частные случаи показывают, что в настоящее время ни страхование ответственности по договору, ни договор о страховании ответственности не дают экспедитору стопроцентной гарантии правовой защиты. Поэтому перевозчику рекомендуется страховать сам груз. И несмотря на то, что для него это связано с дополнительными финансовыми потерями, такой договор страхования грузов будет защищать интересы перевозчика, экспедитора, а также собственника груза, поскольку они получают страховую защиту хотя бы от ущерба, связанного с его повреждением.

Сами страховщики (в особенности крупные) считают, что возникновение подобных ситуаций связано с пробелами в российском законодательстве. Например, в части правоотношений, возникающих в процессе перевозки грузов. В то время как в других странах, в том числе в США, существует ответственность перевозчика и экспедитора, для страхования их ответственности рекомендованы определенные лимиты. Таким положением дел пользуются многие страховщики, которые привлекают клиентов низкими тарифами, заведомо зная о том, что в конечном итоге они будут обращаться в суд. И судебная практика показывает, что многие страховщики используют определенные лазейки в законодательстве для того, чтобы «надуть» страхователя. И, несмотря на то, что закон «О транспортно-экспедиционной деятельности» был принят в далеком 2003 г., Ассоциация российских экспедиторов только сейчас выступила по поводу внесения изменений в этот документ. В Министерстве транспорта РФ уже прошла рабочая группа по этому вопросу. Участие в ней приняла и Ассоциация международных автоперевозчиков.

 

В последнее время портальные двери на тентованных полуприцепах пришли на смену откидным бортам: они обладают высокой устойчивостью для фиксации груза сзади, и для того, чтобы разрезать такую дверь, ножа уже мало – тут потребуется как минимум «болгарка». Перед дорожными ворами поставлено еще одно серьезное препятствие




Страхование грузов: последствия изменения степени риска

Ответственность изменения степени риска – это возможность страховщика требовать либо изменения условий договора страхования, либо доплату к страховой премии. Арбитражная практика идет по такому пути: в случае невыполнения обязанностей страхователем страховщик освобожден от выплаты страхового возмещения.

Проиллюстрировать это утверждение можно, обратившись к Постановлению Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 13 февраля 2008 г. № 775/08. Суть дела такова, что между сторонами был заключен договор страхования, а также дополнительное соглашение, которое является его неотъемлемой частью. Страхователь обязался уведомлять страховщика путем пересылки в адрес последнего заявления специально установленной формы, а страховщик должен выдать страховой полис на предстоящий период по каждой отправке груза. Страховщиком был выдан страховой полис, а при осуществлении перевозки застрахованный груз был похищен. Страхователь обратился к страховщику о выплате страхового возмещения, а взамен получил отказ, мотивированный несообщением сведений о перевозке застрахованного груза перевозчиком, что было установлено полисом страхования на данный период (т. е. указано не то лицо, перевозившее груз). При обращении в арбитражный суд три инстанции ему отказали, а пленум ВАС отказал даже в рассмотрении данного дела, потому что он никоим образом не нарушает страховую практику.


Применение правил страхования

При заключении договора о страховании груза вместе с договором страхования страховые компании обязаны вручать страхователю и правила страхования, которые являются неотъемлемой частью страхового полиса. В противном случае страхователь вправе не выполнять эти правила, однако при этом он может ссылаться на них для защиты собственных интересов. Примером тому служит Постановление Федерального арбитражного суда № Ф04-1331/2005 (9270-А8130) от 15 марта 2005 г. Суть вопроса заключалась в том, что страховая компания подала иск на постановление апелляционной инстанции от 16 ноября 2004 г. Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа по делу № А81-725/2077Г-04 по иску транспортной компании к страховщику с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Однако действия суда Ямало-Ненецкого автономного округа были признаны правомерными и в иске страховой компании было отказано. Злую шутку со страховщиком сыграло незначительное на первый взгляд обстоятельство: в страховом полисе не было записи о вручении страхователю правил страхования грузов, утвержденных страховщиком. Исходя из этого отказ в страховой выплате по мотиву непредставления страхователем при наступлении страхового случая документов, указанных в этих правилах, неправомерен.

При рассмотрении дела суд апелляционной инстанции руководствовался ст. 942 ГК РФ («Существенные условия договора страхования»), согласно которой условия, содержащиеся в правилах страхования и включенные в текст договора страхования, обязательны для страхователя, если в самом договоре страхования прямо указано о применении таких правил как составной части договора страхования. При этом частью условий является то, что указания на получение таких правил должно быть удостоверено при заключении договора страхования путем указания на это и подписания соответствующего кодекса. По данному делу суд указал, что в полисе отсутствует подпись представителя о вручении правил страхования (это было установлено в ходе судебного заседания) и соответственно данные правила не являются обязательными для страхователя. При этом страхователь имеет право ссылаться на эти правила для защиты своих интересов, а страховщик не вправе применять их.

В Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 декабря 2005 г. № КГ-А40/12248-05 проиллюстрировано правовое значение правил страхования и заявления о страховании. Суть дела заключается в том, что транспортная компания обратилась в Арбитражный суд Москвы с иском о взыскании суммы страхового возмещения со страховщика, иск которой в свою очередь был удовлетворен другой судебной инстанцией. Суд пришел к выводу о том, что требования истца являются законными и обоснованными, подтверждены представленными доказательствами. Апелляционный суд оставил это решение без изменений. Тогда страховая компания подалакассационную жалобу, в которой просила отменить данные судебные акты и оставить исковое заявление страхователя без рассмотрения, аргументируя это тем, что истец связан правилами транспортного страхования грузов данной страховой компании. В результате судом было установлено, что запись на полисе о вручении правил страхования является не единственным доказательством вручения правил страхователем. Поэтому следует учитывать запись, указанную в заявлении страхователя. Заявление на страхование является составной частью страхования и используется для установления условий договора, а также содержит ответы на вопросы страховщика о тех условиях договора страхования, которые согласовываются сторонами. Суд определил, что правила были вручены страхователю и на их основе был заключен договор страхования груза. Таким образом, обжалуемые акты подлежали отмене, а дело необходимо направить на новое рассмотрение Арбитражного суда Москвы.



Определение размера страховой выплаты по договору страхования

Проблема определения размера страховой выплаты является одной из самых острых при наступлении страхового случая и тоже нередко является причиной судебных разбирательств. Между тем при заключении договора страхования стороны соглашения вправе сами определить размер возмещения ущерба. При этом он может быть как ниже страхового убытка, так и выше него. Кроме того, разбирая спорные дела, связанные с определением размера страховой выплаты по договору страхования, судебные инстанции прибегают к нормам ст. 949 ГК РФ («Неполное имущественное страхование»), которая предусматривает, что если в договоре страхования имущества или предпринимательского риска страховая сумма установлена в размере меньше страховой стоимости, то страховщик при наступлении страхового случая обязан возместить страхователю часть нанесенных последним убытков пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости.

В ходе разбирательства с делом № КГ-А40/542-07 от 27 февраля 2007 г. Федеральный арбитражный суд Московского округа установил, что в данном деле страхования сумма была ниже страховой стоимости. Суть дела заключалась в том, что транспортная компания подала иск на страховую компанию, которая, по мнению перевозчика, должна доплатить ему недополученное страховое возмещение за причиненный вред при наступлении страхового случая, а именно хищения застрахованного груза.

Однако суд в иске отказал, аргументировав свое решение тем, что размер суммы возмещенного вреда страховая компания определила верно, поскольку в договоре страхования груза, заключенного между транспортной компанией и страховщиком, предусмотрено, что максимальная страховая сумма груза, перевозимого на одном транспортном средстве (лимит ответственности страховщика) не должна превышать 150 тыс. рублей. Истец же настаивал на возмещении 174597 рублей (на эту сумму был похищен товар). Страхования компании выплатила страхователю 58156 рублей. Суд применил нормы ст. 949 ГК РФ, согласно которым, если в договорестрахованияимущества или предпринимательского рискастраховая сумма установлена ниже страховой стоимости, то страховщик при наступлении страхового случая обязан возместить страхователю (выгодоприобретателю) часть понесенных последним убытков пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости. Кроме того, суд установил, что в договоре страхования указано, что по каждому страховому случаю принимается безусловная (вычитаемая) франшиза в размере 15 тыс. рублей, которая не применяется, если гибель, утрата или повреждение всего или части груза произошли в результате злоумышленных действийтретьих лиц. Под злоумышленными действиямитретьих лиц в рамках договорапонимаются умышленные действия, направленные на уничтожение или повреждение застрахованногоимущества, которые могут быть квалифицированы в соответствии с Уголовным кодексом РФ. Судом установлено, что преступление, в результате которого наступил страховой случай, было квалифицировано следственными органами по ст. 158 Уголовного Кодекса РФ («Кража»).

 

Многие ведущие европейские производители техники уделяют особое внимание безопасности. В частности, компания SchmitzCargobullAG уже давно заменила тент из ПВХ трехслойным тентом Tarpos®, обладающим повышенной износостойкостью и прочностью на разрыв за счет особой технологии переплетения волокон (12x12 на см²)



Кроме того, этот немецкий производитель устанавливает усиления для защиты от кражи, которые предотвращают преднамеренное разрезание тента. Ленточные усилители, приваренные к внутренней стороне, увеличивают степень натяжения тента и вместе с устойчивым каркасом кузова обеспечивают соответствие требованиям сертификации согласно Директиве EN 12642 код XL