События "Южнокорейский вояж"


 

 

В списке моих загранкомандировок за два десятка лет это первая страна на букву «Ю» и 45-я по счету. Россиянам виза сюда не нужна, что облегчает пересечение границы. Главным поводом пересечь полмира и побывать на полуострове стала первая выставка коммерческого транспорта Truck & Bus Mega Fair 2017, устроенная в Сеуле. Были и другие пункты: посещение инновационного центра Hyundai MotorStudio Goyang, знакомство с полигоном KIA Motors R&D Center совместно с Hyundai R&D Center, визит на сталелитейный завод.

 

Александр ТРОХАЧЁВ

Фото автора

 

Аэропорт Инчхон

Воздушная гавань Сеула – аэропорт Инчхон – первый пункт, вызывающий удивление. Он был открыт в 2001 г. в 70 км к западу от столицы Южной Кореи, и с тех пор является одним из крупнейших не только в Азии, но и во всем мире. Многие туристы используют его как транзитный, а для меня это пункт назначения. Тем приятнее видеть, что здесь нет суеты и «муравьиных потоков».

В отличие от большинства европейских авиаузлов, помимо зоны DutyFree, многочисленных магазинчиков, ресторанчиков и кафе здесь есть СПА-центр, зимние сады, комнаты для сна, площадки для гольфа и казино. Кругом стерильная чистота. Наружные окна аэровокзального комплекса настолько прозрачные, что кажется, будто их нет или они только что установлены. Пользуясь случаем, делаю снимки аэродромной спецтехники: интересно потом сравнить с той, что работает в аэропортах России. Но даже на первый взгляд видно: аэродромные тягачи для буксировки авиалайнеров и транспортеры багажных тележек одинаковые.

В Сеуле проживает около 10 млн человек, но судя по количеству транспорта и людей на улицах, этого не скажешь. И пешеходов, и транспорта не так много, как в мегаполисах Европы. И вообще из 56 млн жителей Южной Кореи половина населения проживает в крупных городах. Эта тенденция сохраняется уже много лет подряд.

Удивляет самый длинный на полуострове Инчхонский канатный подвесной мост над морем. Примечательно, что китайцы называют море Желтым, а корейцы – Западным. Мост совсем новый – открыт в 2009 г., он соединяет материковую и островную части города Инчхон и имеет протяженность 12,3 км, хотя переводчик говорил о 23,7 км (местным свойственно преувеличивать!).

 

 

Инфраструктура

Еще в аэропорту я заметил установленные фонтанчики с питьевой водой: большие для взрослых и маленькие для детей. Мелочь, но показывает заботу о людях.

Сколько уровней в здании нашего отеля, можно только догадываться. Я жил на 26-м этаже, а лифт ходил до 37-го. Впрочем, это не предел. Например, за день до вылета у нас был деловой ланч в небоскребе на 52-м этаже, откуда весь Сеул – как на ладони.

Кстати, в отеле запросили резервирование с карты в размере 300 USD, хотя номер был предоплачен на все время пребывания. Но помня бразильский опыт – в Рио-де-Жанейро замороженные таким образом на карте деньги разблокировали только через месяц – предоставлять свои данные я не рискнул. На какое-то время это стало проблемой, но в итоге старший группы ее уладил.

Порадовал телевизор, встроенный в незапотевающее зеркало ванной комнаты гостиничного номера. Унитаз с семью кнопками управления освоил не сразу. Но это пустяки в сравнении с 15-кнопочным устройством в испытательном центре, который мы посетили позднее. А в Японии вообще был космос: 24 функции, включая экспресс-анализ состояния здоровья по составу мочи.

Транспортная инфраструктура хорошо развита. Дорожные полосы на хайвэях окрашены в разные цвета с «выделенкой» для такси и автобусов. Коммерческому транспорту проезд почти нигде не ограничен, но на скоростных магистралях дальше второй полосы лично я грузовиков не видел. В городах приоритет у общественного транспорта, хотя местами транспортные потоки разделены. Остановочные пункты чаще всего расположены в дорожных карманах, чтобы не задерживать других участников движения.

 

 

Бытовая составляющая

Корейцы – настоящие трудоголики. Это объяснимо: если ты имеешь постоянную работу, значит, ты на коне. Официальной денежной единицей является южнокорейская вона, а разменной единицей – чон (1/100). Код валюты KRW, по этой аббревиатуре ее легко найти в банковских обменниках. Текущий курс такой: 100 вона = 5,28 руб. Для удобства иностранцам приводят ценники в долларах.

По словам переводчика, средняя зарплата составляет примерно 3350 USD в месяц или 40.000 USD в год. Оплата труда сотрудника крупного предприятия, скажем, KIA Motors находится на уровне 5 000–6 000 USD, в Hyundai – примерно 7000 USD. Доход инженера престижной компании вроде Samsung или Hyundai еще выше: 8 000 – 9 000 USD. Достойный уровень жизни в мегаполисе себе могут обеспечить те, у кого доход выше среднего, т.е. больше 5000 USD в месяц. Стандартная пенсия равна 600–700 USD, а у высококвалифицированных служащих с большим стаже – до 2000 USD.

Но не спешите завидовать: во-первых, Южная Корея – страна дорогая; во-вторых, практически всюду нужно платить. Даже если у вас есть медицинская страховка, за визит к врачу нужно заплатить минимум 3 доллара. И это только осмотр/консультация. Если что-то посложнее – готовьтесь раскошеливаться. Переводчик привел пример. Его отец после операции проходит курс реабилитации стоимостью 700 USD ежемесячно. Приняв во внимание налоги, стоимость продуктов питания, транспортные и прочие расходы, зарплата не покажется такой уж высокой. Правда, и маленькой ее язык не повернется назвать. Но нужно иметь ввиду: около 15% населения – безработные, а среди молодежи этот показатель превышает 20%.

Для примера приведу ценники продовольственных супермаркетов на некоторые виды продуктов питания. В пересчете на наши деньги за буханку хлеба нужно отдать 120–400 руб., за десяток яиц – 150–200 руб., за литр молока – от 90 до 120 руб. Килограмм картофеля может стоить 130 руб. или чуть больше. Кило твердого сыра потянет рублей на 800, а то и больше. Апельсины доступны по цене от 120 руб. и выше, яблоки – от 170 руб. Конечно, все познается в сравнении, но с мелочью в кармане здесь делать нечего, и жизнь среднестатистического туриста обходится дороже, чем в Европе.

В стране два главных праздника – Новый год в январе и День благодарения в августе. В остальное время люди имеют обычные выходные, которые принято проводить с семьей. И здесь еще одна национальная особенность: культ детей. Свое любимое чадо родители балуют, как только могут. И таскают их всюду, где только можно представить. Вот и на выставке коммерческого транспорта Truck & Bus Mega Fair 2017 было какое-то нашествие семейных пар с маленькими детьми. А выставка оказалась масштабной: здесь экспонировались 190 грузовиков и автобусов! Неудивительно, что многие приходили сюда на целый день.

 

Транспортные реалии

Общая протяженность автомобильных дорог Южной Кореи составляет около 110 тыс. км, из которых более 85 тыс. км имеют асфальтовое покрытие. Автострады характеризуются идеальным покрытием, многополосностью и хорошим освещением.

На местных дорогах проявляются нравы водителей. Оказывается, автобус с пассажирами пропускают не все. Более того, иногда их подрезают и выдавливают из полосы следования. В пробках и того хуже: торопыги стремятся обогнать справа, нередко рискуя столкновением. Впрочем, и водители автобусов не промах: умело ставят на место автохамов. Хотя лично мне такое выяснение отношений не по душе: все-таки надо думать о пассажирах, а не о «воспитании» тех, кто с головой не дружит.

В самом Сеуле просто тьма городских автобусов, которые подразделяют на бюджетные «ильбан» (обычный) и более дорогие «чвасок» (сидячий), что-то вроде маршруток. Ходят они с завидной регулярностью, заполняемость – не под завязку. Пригородные автобусы тут называют «сиве». Они курсируют по расписанию с большим количеством остановок. Междугородные маршруты освоены лайнерами «косок», что означает «экспресс». Из других видов общественного транспорта есть метро, которое в 70-е годы полностью вытеснило трамваи.

Среди водителей грузовиков взаимного уважения друг к другу больше: и пропустят, и поворотником мигнут, и препятствовать обгону не станут. В отличие от сидящих за рулем автобусов, эти трудяги белых перчаток не носят. Но встречаются те, у кого одна перчатка на правой руке, которой они переключают передачи.

Такси здесь бывают черные, белые и оранжевые. Черное такси – это люкс-сервис с водителями, чей стаж 20 лет и более. Естественно, оно дороже обычных, и сидящие за рулем могут общаться на английском. Белые и оранжевые – бюджетный вариант. Здесь изъясняются через синхронный переводчик или показом места назначения на карте, карточке отеля, адреса. Узнать, свободна ли «карета», можно по желтому или голубому огоньку на крыше и горящей красной надписи над ветровым стеклом. Примечательно, что на центральных стойках дверей встречаются сферические зеркала – для того, чтобы пассажир мог безопасно выйти, не рискуя попасть под проезжающий мимо автомобиль. Цены на такси вполне гуманные – они сопоставимы с европейскими. Только в ночное время действует 20-процентная наценка.

 

Автомобильный калейдоскоп

Номерные знаки на автомобилях Южной Кореи – это подборка чуть ли не всех цветов радуги! Желтые применяют на коммерческом транспорте: грузовиках и автобусах. При этом на строительных машинах и спецтехнике используются оранжевые. На легковушках применяются зеленые (старого образца) и белые (новый стандарт).

Автобусный парк – сплошь патриотичный: KIA, Daewoo, Hyundai. Парк грузовиков куда демократичнее: есть и бескапотная «Европа», и носатая «Америка». Автомобили из Старого Света марок Mercedes-Benz, MAN, IVECO, Scania, Volvo редко встречаются в виде тягачей. В основном, это бортовые и самосвальные версии с четырьмя и пятью осями. Для местных перевозчиков «Европа» – статусная вещь, своего рода показатель достатка владельца транспортной компании. Чего тут точно нет – так это японских грузовиков: национальная особенность, вызванная историческим прошлым...

Легковушек тут тоже на любой вкус, но численное преимущество, естественно, за «корейцами». И если вы никогда не были в Южной Корее – рекомендую посетить: положительные эмоции вам гарантированы надолго!