Дороги "Сезон охоты в лабиринтах"


Achtung: «Toll Collect»

 

(Окончание. Начало в «АП» № 5,2005 г.)

 

«Казнить нельзя помиловать»,

или Не от той печки танцуем, господа таможенники!

 

Некогда один российский монарх забыл поставить знак препинания в словосочетании из трёх слов, вынесенных в наш заголовок, что поставило служителей тогдашней Фемиды в такой же тупик, как наших современников – ответ ГТК РБ на письмо БАМАП, отправленное в мытное ведомство, с просьбой разрешить автоперевозчикам устанавливать приборы OBU на транспортных средствах. Для удобства прочтения мы будем приводить это письмо по частям, дабы вместе с вами, дорогие читатели, попытаться добраться до скрытого за многословием смысла. Итак, абзац первый:

«Государственный Таможенный комитет Республики Беларусь, рассмотрев обращение БАМАП (вх. № 11616-П от 12.11.2004 г. – поздновато спохватились в БАМАП, но лучше позже, чем никогда. – В. Ж.) по вопросу таможенного оформления товаров – приборов «On Board Unit», устанавливаемых на транспортные средства от 12 тонн допустимого веса в Германии с целью взимания дорожных сборов по системе «Toll Collect», сообщает следующее».

Вроде бы и понимают чиновники ГТК РБ, что прибор ездит через границу не в кузове транспортного средства, а устанавливается на этом средстве. И всё же по совершенно необъяснимым для здравомыслящего человека причинам эти чиновники построили себе печку, от которой и пошли писать: они определили для себя, что прибор OBU – товар со всеми вытекающими для автоперевозчиков Беларуси тяжкими последствиями. Простите меня, господа таможенники, но чиновник такого ранга лишён права субъективно интерпретировать текст официальных документов и употреблять слова, значение которых он или не знает, или не понимает. Автор этих строк более 15 лет работал таким чиновником в не менее уважаемом государственном комитете РБ (Госкомиздат Республики Беларусь, ныне Министерство информации Республики Беларусь), составил или завизировал (в силу служебного положения) тысячи деловых документов. И ни один адресат не поставил мне в вину незнание значения того или иного слова или выражения. Давайте вместе посмотрим в «Толковый словарь русского языка» и не столько для себя, сколько для чиновников ГТК РБ приведём истинное значение слова «товар».

Первое значение этого слова – продукт труда, произведённый для продажи (как известно, прибор OBU не продаётся и не покупается!).

Второе значение слова «товар» – предмет торговли (прибор OBU совершенно к ним не относится – он не является предметом торговли!).

Третье значение слова «товар» – в сапожном деле (тут уж и вовсе ни в какие ворота не лезет, если не считать того, что сапожником могут назвать плохого столяра, токаря, как, впрочем, и плохого чиновника государственного органа, каковым является ГТК РБ).

Как видим, ни одно значение слова «товар» не подходит под определение прибора OBU. Потому что он действительно не продаётся, не сдаётся в аренду, в прокат и т. д. – на весь период эксплуатации он является неотъемлемой частью транспортного средства, такой же, как топливный насос, карбюратор, запасное колесо и многое, многое другое, на что ещё не обратил своё недремлющее око таможенный чиновник, который ищет, какую ещё придорожную сосну обложить податью или хотя бы просто разрешить ей стоять.

Итак, сам же ГТК РБ истолковал значение слова «товар», сам же и делает вытекающие из этого выводы:

«В соответствии с требованиями ст. 22, 26, 126 Таможенного кодекса Республики Беларусь, товары и транспортные средства могут перемещаться через таможенную границу Республики Беларусь в соответствии с таможенными режимами и подлежат таможенному оформлению и контролю в установленном порядке, а заинтересованные в таком перемещении лица могут быть допущены к пользованию ими при условии их таможенного оформления. В связи с чем указанные товары подлежат помещению под таможенный режим выпуска для свободного обращения в установленном законодательством порядке».

Вот теперь вроде бы понятно: раз в свободное обращение да ещё в установленном законодательством порядке, так даже козе понятно, что просто следует внести соответствующую пошлину наподобие той, что вносится за выпущенное в свободное обращение транспортное средство, скажем, Scania или Volvo. Но так рассуждают, как я уже сказал, только здравомыслящие люди. А чиновник ГТК РБ в следующем же абзаце подкинул очередную шараду:

«Перемещение указанного прибора, установленного за границей на транспортное средство, через таможенную границу Республики Беларусь и помещение его под процедуру перевозки под таможенным контролем должны производиться в установленном законодательством порядке без обеспечения уплаты таможенных платежей».

Во как! Даже без уплаты! Доверчивый читатель так бы и понял: суть в обычной формальности – просто прибор OBU при пересечении границы необходимо продекларировать, пустив его тем самым в свободное обращение. И всё! Как бы не так! Уже следующий абзац «разъяснения» ГТК РБ настораживает:

«В случае если транспортным средством с установленным на нём вышеуказанным прибором осуществляется перевозка товаров в Республику Беларусь, срок доставки указанного прибора до внутреннего пункта таможенного оформления не должен превышать 5 дней, если в Российскую Федерацию – не более 30 дней».

Выходит, прибор OBU снова превратился в товар, который автоперевозчик доставляет на внутренний пункт таможенного оформления. И автотранспортное средство, оказывается, только для того и предназначено, чтобы довезти прибор OBU до этого самого пункта.

А следующий абзац и вовсе не оставляет сомнений: прибор OBU – это настоящий товар (в понимании только чиновников ГТК РБ, конечно). И читайте этот абзац внимательно, поскольку ГТК РБ в нём поставил на пути белорусских автоперевозчиков в Германию мину-растяжку и тщательно замаскировал её:

«При отнесении данных приборов к товарам, ограниченным к перемещению через таможенную границу Республики Беларусь в соответствии с перечнем номенклатуры товаров, утвержденным приказом Комитета от 07.12.1999 г. № 545-ОД в редакции постановлений Комитета от 10.07.2002 г. № 61, от 02.09.2004 г. № 74, условием ввоза в Республику Беларусь вышеуказанного прибора, установленного на автотранспортном средстве, и производства его таможенного оформления будет являться наличие разрешения БелГИЭ на ввоз такого прибора».

Уловили? Чиновник ГТК РБ сам же внёс прибор OBU в разряд товаров, а потом уже положение обязывает отнести его к товарам, ограниченным к перемещению через таможенную границу РБ в соответствии с перечнем номенклатуры товаров, кстати, утверждённым тем же ГТК РБ. Лабиринт построен, вход открыт, а вот выход… Ищите, господа перевозчики, может, и найдёте его, несмотря на то что он столь тщательно замаскирован таможенным чиновником. Если он есть, конечно. Знаете, для чего древние кельты строили на морских берегах каменные лабиринты? Оказывается, для рыбной ловли: в прилив рыбка в лабиринт заходит, а в отлив… Мы не проводим здесь никакой параллели. Она сама напрашивается…

Вот она, ловушка: ГТК РБ в общем-то вроде бы и не возражает против ввоза прибора в Республику Беларусь, но вот если бы автоперевозчик получил такое разрешение в… БелГИЭ (Белорусская государственная инспекция электросвязи). Представляете, как это может происходить? Прибор устанавливается под Варшавой или вообще во Франкфурте-на-Одере, где, как известно чиновникам ГТК РБ, совершенно нет полномочных представителей пресловутой БелГИЭ. Потом прибор едет в качестве рабочей детали автомашины к государственной границе Республики Беларусь, но пересечь эту границу по пути к БелГИЭ не может, так как БелГИЭ разрешения на это не давала.

Этим самым белорусская таможня сняла с себя ответственность за ввоз прибора в страну, мягко, в одно касание перепасовала его пока неведомой нам БелГИЭ, сделав её своим партнёром по своей же нечестной игре, и последними двумя абзацами вообще умывает руки:

«При декларировании указанных приборов, ввозимых в таможенном режиме выпуска для свободного обращения, в первом подразделе графы 24 таможенной декларации следует указывать код внешнеэкономической операции «402».

Для исключения случаев повторного производства таможенного оформления указанных приборов при осуществлении автотранспортным средством международных автомобильных перевозок, при въезде на таможенную территорию Республики Беларусь транспортного средства с установленным на нём прибором, уже оформленным ранее в таможенном отношении, необходимо предъявлять должностному лицу таможни ввоза копию таможенного разрешения на использование такого прибора в таможенном режиме выпуска для свободного обращения, содержащего в графе «31» идентификационные признаки прибора и транспортного средства, на котором он установлен. Например: «Прибор On Board Unit» №­_ установлен на транспортное средство (марка) рег. №­_ , шасси/кузов №_».

Господа автоперевозчики! Вы хоть в последних абзацах прочувствовали, какую безмерную заботу проявляет о вас Государственный Таможенный комитет Республики Беларусь? Наверняка почувствовали. Если только не прочли в Классификаторе кодов внешнеэкономических операций расшифровку кода «402»: «Принятие резидентом Республики Беларусь ввезённых товаров от нерезидента во временное пользование по договору безвозмездного пользования имуществом».

Этот классификатор приведён в действие приказом ГТК РБ № 246-ОД от 07.07.98 г., который утвердил «Положение о документе ГТД» и «Инструкцию о заполнении ГТД» для целей таможенного оформления товаров. Полностью мы их, конечно, приводить не будем, а вот проанализировать придётся, причём на языке таможенников, вернее, с использованием их терминологии.

Согласно этой Инструкции по 402-ой внешнеэкономической операции заявить таможенный режим выпуска для свободного обращения нельзя. См. раздел II Инструкции порядок заполнения графы 14:

«Заявителем режима выпуска для свободного обращения может быть резидент Республики Беларусь, являющийся субъектом одной из внешнеэкономических операций, указанных в Классификаторе внешнеэкономических операций под кодами 201-211, 221, 223, 231, 232, 251, 252, 271, 281, 291, 293, 332, 337, 501, 508, 513, 525 (часть 3 описания графы 14 пункта 2 раздела II в ред. постановлений ГТК от 30.10.2000 № 70, от 10.04.2003 № 29, от 24.12.2003 № 78).

Заявителем режима выпуска для свободного обращения может быть нерезидент Республики Беларусь, являющийся субъектом внешнеэкономических операций, указанных в Классификаторе внешнеэкономических операций (0205) под кодами 223, 501, 509 и 512 (часть 4 описания графы 14 пункта 2 раздела II в ред. постановлений ГТК от 04.04.2003 № 26, от 10.04.2003 № 29)».

Но в конце описания этой графы есть примечание:

«Заявителем вышеперечисленных таможенных режимов может быть субъект иной внешнеэкономической операции по отдельному разрешению ГТК Республики Беларусь».

А вообще по этой операции 402 обычно декларируют режим временного ввоза (см. раздел III описания графы 14):

«Заявителем режима временного ввоза может быть резидент и нерезидент Республики Беларусь, являющийся субъектом одной из внешнеэкономических операций, указанных в "Классификаторе внешнеэкономических операций" под кодами 209, 401, 402, 404, 421-426 (часть 5 описания графы 14 пункта 3 раздела III в ред. постановления ГТК от 01.03.2004 № 18)».

В приказе ГТК РБ № 430-ОД от 28.09.99 г. перечислены все условия, которые необходимо выполнить для помещения товара в данный режим:

«2.2. Таможенные разрешения на использование товаров в таможенном режиме выпуска для свободного обращения выдаются при выполнении следующих условий:

2.2.1. заявителем таможенного режима является:

- резидент Республики Беларусь, являющийся субъектом соответствующей внешнеэкономической операции*, которому:

принадлежит право собственности или права владения и распоряжения на ввезённые в республику товары, либо ему переходят такие права в соответствии с условиями сделки;

принадлежат права владения и пользования на ввезённые в республику товары, либо ему переходят такие права в соответствии с условиями сделки, если товары после их переработки или использования не будут вывезены за пределы таможенной территории Республики Беларусь либо Российской Федерации;

- нерезидент Республики Беларусь, являющийся субъектом соответствующей внешнеэкономической операции*, который ввозит товары для собственного потребления на территории республики или для формирования уставного фонда коммерческих организаций с иностранными инвестициями в Республике Беларусь;

(абзац 5 подпункта 2.2.1 пункта 2 в ред. постановления ГТК от 04.04.2003 № 26)

2.2.2. произведено письменное декларирование товаров для таможенных целей по установленной форме;

2.2.3. уплачены таможенная пошлина, налог на добавленную стоимость, акциз и сборы за таможенное оформление и иные таможенные платежи, если в отношении заявленных товаров законодательством установлены ставки соответствующих таможенных платежей.

Если законодательством республики установлены льготы, преференции либо отсрочка (рассрочка) по уплате таможенных платежей, таможенному органу должны быть представлены основания, подтверждающие право на льготу, преференцию либо отсрочку (рассрочку);

2.2.4. соблюдены меры экономической политики и другие ограничения, установленные для соответствующих категорий товаров законодательством Республики Беларусь;

2.2.5. выполнены требования валютного контроля, установленные законодательством Республики Беларусь;

2.2.6. подтверждён ввоз товаров на таможенную территорию Республики Беларусь».

 

Обратите внимание: для выпуска в свободное обращение необходима как минимум правомочность владения и распоряжения на товар. А перевозчик права распоряжения на прибор не получает!

А теперь о правомочиях владения и пользования. Если товары не будут вывезены после использования за пределы РБ и РФ (это если к прибору OBU применить 402-ую внешнеэкономическую операцию), то, согласно статье 643 Гражданского кодекса РБ, договор безвозмездного пользования предусматривает обязательство возврата. Это означает, что сама сделка предусматривает возврат, тогда при чём тут выпуск в свободное обращение?!

Так что и решение о выпуске приборов OBU в свободное обращение принято, простите.

 

А король-то голый!..

Итак, автомашина с установленным на ней прибором находится в Польше, а БелГИЭ, которая должна дать разрешение на ввоз, – в Беларуси, и… Я попытался проделать этот путь в Белорусской государственной инспекции электросвязи (БелГИЭ) и с каждым шагом по нему всё больше убеждался в том, насколько нерадивы те таможенные чиновники, которые составили и направили это письмо в БАМАП. Потому что они, чиновники государственного органа, не радеют за интересы родного государства. Своей вознёй вокруг мыльного пузыря, возникшего при безграмотном отнесении прибора к разряду товаров, они наносят урон деятельности автоперевозчиков, которые экспортом услуг зарабатывают своей стране весьма приличные деньги в СКВ. А поскольку последние не в состоянии самостоятельно преодолеть препоны на своём пути в/из Германии, то при этом уменьшаются интенсивность автоперевозок в этом направлении, доходы автоперевозчиков и – конечный результат! – поступления в бюджет из этой отрасли. Возникший вакуум вследствие вытеснения с рынка белорусских автоперевозчиков тут же заполняют автоперевозчики других стран, где прибор OBU отнесён туда, где его рабочее место: к оборудованию транспортного средства.

Итак, ГТК РБ собственноручно снял с себя ответственность за волокиту с прибором OBU, переложив её на БелГИЭ: дескать, как только эта инспекция даст разрешение на эксплуатацию прибора OBU, так и мы, таможенники, тут же подпишем разрешение. Давайте повнимательнее рассмотрим этот фиговый листочек, которым чиновники ГТК прикрывают наготу своей бестолковости. Для этого нужно найти ответ только на один вопрос: каким образом БелГИЭ даст это разрешение? Как мы уже выяснили, их представителей на сервисных пунктах фирмы Toll Collect нет. Всем известно и то, что Toll Collect не поделится своим производственным секретом и не представит в БелГИЭ ни схему конструкции прибора OBU, ни его самого в разрезе. Тогда, выходит, в БелГИЭ обойдутся пустой формальностью: посмотрят на прибор (или совсем не посмотрят, а обойдутся заявкой клиента) и тут же выдадут разрешение? Абсурд, конечно.

Чтобы снять последнее белорусское таможенное бревно с немецкого автобана, следовало обратиться в саму БелГИЭ, но прежде я немножко побродил по Интернету – по тем сайтам, разумеется, которые касаются дорожного сбора для грузовых транспортных средств в Германии (LKW Maut). Заинтересовало сообщение о том, что «обязанность уплаты дорожной пошлины распространяется на все германские автострады, включая автозаправочные станции и площадки отдыха, а также городские автострады, и начинает действовать с момента выезда на автостраду.

Размер дорожной пошлины устанавливается на основании проделанного маршрута по платной дороге, числа мостов и класса выброса вредных веществ транспортного средства или комбинированного транспортного средства. Для нарушителей предусмотрены очень жёсткие штрафные санкции. За первое нарушение взимается штраф от 20 до 250 евро. За многократные нарушения – до 20 000 евро. В случае выявления нарушения сотрудники BAG могут сопроводить автотранспортное средство на штрафную стоянку и осуществить проверку как технического состояния автомобиля и документов водителя, так и таможенного оформления груза».

Крутовато, однако, но хозяин – барин.

Конечно же, находится там и уже препарированное нами письмо ГТК РБ № 02-28/12471-п от 20.12.2004 г. Но в дополнение к нему ГТК РБ вдруг «информирует о возможности таможенного оформления товаров (приборов GPS-GSM позиционирования On Board Unit) до их фактического ввоза на таможенную территорию Республики Беларусь в соответствии с таможенным режимом выпуска товаров для свободного обращения.

При этом:

  1. Фактическое предъявление товаров не требуется.
  2. Таможенное оформление осуществляется с учетом письма Комитета № 02-28/12471-п от 20.12.2004. В то же время допускается таможенное оформление субъектом хозяйствования всего количества приборов, установленных на его транспортных средствах в качестве одной партии товаров.
  3. В качестве документа, подтверждающего факт таможенного оформления приборов и представляемого в пограничном пункте таможенного оформления, принимается копия импортного таможенного разрешения, заверенная в установленном порядке, в графе 31 которого либо на обороте указан серийный (инвентарный) номер прибора, соответствующий серийному (инвентарному) номеру прибора, установленного на транспортном средстве, которое перемещается через таможенную границу Республики Беларусь».

Не поддавайтесь первому ощущению того, что наконец лёд тронулся. ГТК всё-таки требует хоть какого-то разрешения, на этот раз импортного, хотя там, за границей, выдают только квитанцию об установке прибора OBU с указанием стоимости этой операции!

На сайте БАМАПа есть ещё одно сообщение: «По информации, поступившей от перевозчиков, при ввозе на территорию Беларуси приборов On Board Unit (OBU), установленных на транспортных средствах, таможенные органы оформляют Документ контроля за доставкой товаров (ДКД 1). В этом документе указывают код товара 9027 50 000 0: «приборы и аппаратура, основанные на действии оптического излучения (ультрафиолетового, видимой части спектра инфракрасного), прочие». Таможенную стоимость на OBU таможенные органы указывают на основании счёта станции за установку прибора».

Известия вроде бы как обнадёживающие, хотя ГТК РБ по-прежнему, как видим, считает прибор OBU товаром, а таможенную стоимость (поскольку Toll Collect не продаёт его – это даже в таможенном комитете поняли!) таможенные органы указывают на основании счёта сервисной мастерской за установку прибора. Хотя, если уж подойти к этому с немецкой дотошностью, стоимость работ по установке прибора совсем не идентична стоимости самого прибора. И вообще: именно таможенники лучше всех знают, что как раз стоимость прибора и стоимость работ на транспортное средство – это совсем разные понятия! Ну да Бог с ними, лишь бы препятствий на пути перевозчиков было меньше.

Оставалось одно препятствие – получение разрешения БелГИЭ на ввоз этого прибора. Дозвонился до приёмной, там мне порекомендовали обратиться в испытательную лабораторию к инженеру П. Будакову. Он выслушал меня и переадресовал все мои вопросы к начальнику отдела фиксированной связи БелГИЭ С. Быкову. Сергей Васильевич долго слушал меня, потом предложил: «Приезжайте к нам со всеми материалами». А у меня и материалов-то всего – журнал «Автоперевозчик» № 2 за 2005 год, где помещён материал «Германия: час «Х» настал», в котором директор учебного предприятия «БАМАП-ВЕДЫ» А. Черемисов подробно рассказывает о правилах пользования системой Toll Collect LKW Maut на платных дорогах Германии, да пресловутое письмо ГТК РБ № 02-28/12471-п от 20.12.2004 г. Вот с ними я и поехал (я почему так подробно описываю свои мытарства? Потому что будь ГТК РБ прав, то их бы пришлось испытывать каждому перевозчику). Скажу только, что и найти место расположения БелГИЭ незнающему человеку не так-то просто. А автоперевозчику с фурой и вовсе, по-моему, не подъехать.

Встретил меня С. Быков приветливо. Заинтересованно прочитал письмо ГТК, потом начал читать описание прибора OBU и правила его эксплуатации. Поскольку он делал это вслух, то в беседу включились и другие сотрудники отдела. И по всему выходило: да ни при чём тут инспекция электросвязи! Но у меня был свой резон: таможенный комитет чётко пишет: «условием ввоза в Республику Беларусь вышеуказанного прибора, установленного на автотранспортном средстве, и производства его таможенного оформления будет являться наличие разрешения БелГИЭ на ввоз такого прибора»!

На что Сергей Васильевич снисходительно и, я бы сказал, тактично ответил:

- Конечно, Государственный Таможенный комитет Республики Беларусь – очень важная и, я думаю, влиятельная структура. Но нашей организацией руководит всё-таки Министерство связи и информатизации Республики Беларусь.

И решил: пошли к Будакову, посоветуемся.

Не буду утомлять читателя описанием всех перипетий этого обсуждения, которое сводилось к одному: ввоз прибора OBU в Республику Беларусь не требует разрешения БелГИЭ. Причём закончилось оно буквально ошеломляюще: собеседники вдруг вспомнили, что инспекция уже готовила ответ на запрос БАМАП по поводу растаможивания прибора OBU, надо только его найти.

Нашли этот ответ, нашли. Не будем его цитировать, приведём, как говорится, в оригинале. Вот он:

«Государственной инспекцией по электросвязи рассмотрено ваше письмо от 22.11.2004 г. № 08/5330 об обязательном оснащении большегрузных автотранспортных средств приборами OBU, работающими в системе Toll Collect и планирующимися к внедрению на территории Германии с 01 января 2005 г.

Государственная инспекция информирует Вас, что разрешений Государственной инспекции на эксплуатацию приборов OBU не требуется, так как приборы OBU осуществляют передачу данных в инфракрасном диапазоне волн и не являются радиоэлектронными средствами с радиоизлучением.

В. А. Никонов».

Это маленькое письмо сдёрнуло очередной фиговый листочек, которым чиновники ГТК РБ прикрывали свою безответственность. Ведь если отпало (причём случилось это 14.12.2004 г. и подписал его начальник Республиканского унитарного предприятия по надзору за электросвязью «БелГИЭ») главное их условие для разрешения на ввоз прибора OBU, то им остаётся только выбросить белый флаг и извиниться перед всеми автоперевозчиками Беларуси за эту безответственную волокиту. Ведь их коллеги в остальных странах уже с 1 января 2005 года бесхлопотно колесят по автобанам Германии по системе LKW Maut. И только белорусские автоперевозчики по вине (именно по вине!) чиновников ГТК РБ толпятся на кассовых терминалах Toll Collect, создавая там очереди. Ну как тут не вспомнить классическую фразу из «Белого солнца пустыни», произнесённую не кем-нибудь, а добросовестнейшим служителем российской таможни Верещагиным: «За державу обидно»! Всем обидно, только не чиновникам ГТК РБ, которые готовят очередной циркуляр, где они снова берут на себя смелость по-своему толковать великий русский язык и называют прибор OBU товаром. Хотя при этом они, эти нерадивые чиновники ГТК РБ, именно этим самым грубо нарушают закон, который регламентирует именно их, работников таможенной службы Республики Беларусь, деятельность, – Таможенный кодекс Республики Беларусь (принят Палатой представителей 17 декабря 1997 года, одобрен Советом Республики 20 декабря 1997 года). А там есть статья 18 «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе», которая как раз и толкует значения употребляемых терминов и в которой сказано буквально следующее:

«1) товары – любое движимое имущество, в том числе валюта, валютные ценности, электрическая, тепловая, иные виды энергии и транспортные средства, за исключением транспортных средств, указанных в пункте 4 настоящей статьи…».

Приводим и эту статью дословно:

«4) транспортные средства – любые средства, предназначенные для международных перевозок пассажиров и товаров, включая контейнеры и другое транспортное оборудование».

Окончательный вывод: поскольку прибор OBU самостоятельно не работает нигде, как только на транспортном средстве, предназначенном для международных перевозок товаров, причём только по территории Германии, то он, в соответствии с Таможенным кодексом Республики Беларусь (ст.18, п. 4), не является товаром! Со всеми вытекающими последствиями! А поскольку ни один, даже самый важный чиновник ГТК РБ не имеет права самостоятельно поправить Кодекс, имеющий силу Закона, то приходим к ещё одному выводу: письмо ГТК РБ № 02-28/12471-п от 20.12.2004 г. противоречит Таможенному кодексу Республики Беларусь и потому не имеет юридической силы (как вы думаете, уважаемый читатель, что грозит военнослужащему, который не только злостно нарушает все существующие воинские уставы, но ещё и самовольно вносит в них поправки?!! Впрочем, в нашем случае трибунал белорусским таможенникам, похоже, не грозит…).

Да, нерадивые чиновники не руководствуются «Толковым словарём русского языка» – это плохо. А то, что они не руководствуются главнейшим для них документом – Таможенным кодексом Республики Беларусь, и вовсе недопустимо.

Казалось бы, всё ясно. Как сказал мне один глубокий знаток таможенного дела, чиновники ГТК РБ, загоняя автоперевозчиков в построенный теми же чиновниками лабиринт видимости законности своих действий, сами оказались в таком глухом тупике, что уже не видят выхода из него. Самое печальное в этой истории – безысходная зависимость автоперевозчиков от деятельности (вернее, от видимости деятельности) чиновников ГТК РБ, которые уж немало лет с упорством, достойным лучшего применения, изгоняют из Беларуси и транзитных, и отечественных транспортников и которых в республике, похоже, некому поправить.

Всевластное, вернее, самовластное ведомство, хоть и называется государственным... Выходит, государство в государстве?..

И последнее. Уважаемые автоперевозчики! Сохраните этот номер журнала. Это на тот случай, если кто-либо из белорусских таможенных чиновников ещё раз заикнётся о том, что ему нужно разрешение БелГИЭ на ввоз прибора OBU. Суньте ему под самый нос ответ БелГИЭ и выдержку из статьи 18 Таможенного кодекса Республики Беларусь, пусть прочитает внимательно. И пусть займётся другими, более важными делами – их на таможенной границе Республики Беларусь, одновременно являющейся и внешней границей Союзного государства России и Беларуси, действительно очень много.

Владимир ЖАРКО



* Перечень внешнеэкономических операций установлен Инструкцией о порядке заполнения грузовой таможенной декларации для целей таможенного декларирования товаров (рег. N 2566/12 от 13.07.1998), утвержденной приказом Государственного таможенного комитета от 9 июля1998 г. N 246-ОД.