Таможня "Тяжкий путь познания"


 Украинская таможенная служба после повсеместной зимне-весенней «зачистки» своих рядов от коррумпированных сотрудников наконец-то во всех структурах «прорубила окно» для субъектов внешнеэкономической деятельности. О плюсах и минусах внедрения новой системы таможенного декларирования груза по принципу «единого окна» и состоялся разговор корреспондента журнала с начальником таможенного поста «Львов-грузовой» В. С. Рудейко.

 

Василий Степанович, почти полгода львовский грузовой таможенный терминал, как и все аналогичные таможенные комплексы Украины, работает по принципу «единого окна». Скажите, очереди при оформлении документов наконец-то исчезли или всё осталось на своих местах?

– А это уже видно невооружённым глазом: автостоянки на так называемых внутренних таможнях сейчас полупустые, хотя непосредственно в зоне деятельности Львовской таможни  получили аккредитацию и работают 2882 участника внешнеэкономической деятельности. На приёме и выдаче документов, разрешающих отправку и приём грузов, очередей уже нет. А 2-3 человека, стоящих у окошка дежурного для сдачи или получения деклараций, стало нормой. Раньше-то по коридорам и этажам терминального комплекса стояли толпы брокеров и декларантов. Теперь дело наладилось. И нам, и участникам ВЭД Львовщины работать стало легче. Только за 4 квартал 2005 года они переместили товаров через таможенную границу Украины на сумму свыше 1,9 млрд. грн. Импорт составил 59%, а экспорт – 41% Сравнительно с соответствующим периодом прошлого года, общий объём внешнеторгового оборота увеличился на 2 %, при этом объёмы импорта уменьшились на 4, а экспорт подскочил на 14 %.

Думается, за три квартала 2005-го объёмы товарооборота львовских субъектов ВЭД превысят прошлогодние показатели этого периода в несколько раз. Это стало возможным благодаря внедрению упрощённой процедуры оформления грузов по схеме «единого окна». Два-три часа от силы занимает процедура оформления на экспортную отправку груза или «растаможку» прибывшего импорта. Сейчас нет надобности брокеру или декларанту мотаться, к примеру, по всем нашим структурам, выстаивать в очереди для получения соответствующей подписи и штампа. Все вопросы о таможенной стоимости товара, его классификации, стране-производителе и т. д. отныне решает один инспектор.

Работа по принципу «единого окна» ограничивает брокера или декларанта в одном – ему незачем теперь ходить по кабинетам и выстаивать в очередях


 Принцип, «единого окна» в том и состоит, что грузоотправителю или грузополучателю, а от их имени с таможней работают брокеры или декларанты, нужно лишь первоначально грамотно оформить исходные документы по таможенному декларированию груза и сдать их в то самое «единое окно» инспектору. И всё! Дальнейший процесс ведёт ответственный сотрудник грузового таможенного комплекса.

И что, нет надобности мотаться от инспектора к начальнику, от начальника к другому начальнику?

– Представьте, в структуру нашего таможенного поста входят 4 подразделения, расположенных в разных частях Львова. Один стоит даже за городской чертой в 30 километрах. Если раньше инспектору могла показаться подозрительной цифра о заявленной таможенной стоимости товара, он мог преспокойно вернуть заявителю пакет документов и направить его в другой конец города решать вопросы о подтверждении стоимости товара в специализированной структуре. Хочешь или не хочешь, а ехать нужно, поскольку гружёная «фура» долго стоять не может. Возражать в таких случаях было бесполезно: инспектор сошлётся на десяток-полтора приказов, распоряжений и других нормативных актов, по которым нужно предоставить ещё 5-6 всевозможных разрешений, подтверждений, справок, экспертных заключений и т.д. Тогда формально инспектор был прав, поскольку в такие условия работы его поставила существующая бюрократическая система с громаднейшей «надстройкой» дублирующих, перестраховочных и, наконец, проверяющих структур.

– Образно говоря, получалось хождение по кругу, когда Иван кивал на Петра, а дело тормозилось?

Где-то так. Сейчас подобная система работы с клиентом упразднена. Теперь любой субъект внешнеэкономической деятельности расценивается таможенной службой лишь с партнерских позиций. И не он нас, а мы его призваны обслужить. Причем, быстро, качественно.

Пока дежурный объявит о готовности документов, брокерам можно чуток почитать, разгадать часть кроссворда,

а если офис где-то рядом, то заняться подготовкой документов следующего грузоотправителя

 

Состав брокеров и декларантов, обслуживающихся у нас, в основном опытный, знающий специфику работы. Если исходная таможенная документация на декларирование груза оформлена профессионально, то у инспектора, ведущего производство субъекта ВЭД, нет оснований писать карточку отказа.

Что, здесь тоже показывают «желтую» или «красную» карточку?

– Разделение карточек по цвету, как у футбольного арбитра, у нас нет, но иногда инспектор принимает решение об отказе в дальнейшем оформлении документации. Правда, он должен это мотивировать, указать письменно причину, т.е. из-за чего отказано в таможенном производстве.

– Может, проще с инспектором договориться и – никакой карточки?..

– Не получится. Принцип «единого окна» основан на бесконтактном методе. Все действия инспектора теперь легко проконтролировать и вышестоящим руководством, и службой внутренней безопасности. Его действия сейчас легче обжаловать. Любая проволочка с таможенным оформлением будет видна по компьютерным данным с точностью до минут и секунд.

– Как разграничить отведенное время и упомянутую «проволочку»?

– Таможенный кодекс, когда принимался, предусматривал суточный промежуток времени. Сейчас ситуация изменилась, условия стали другими и руководство Государственной таможенной службы Украины отвело на таможенное оформление груза по принципу «единого окна» 2,5-3 часа. Замечу, это средний срок, касающийся среднестатистической декларации. К примеру, Львовская государственная железная дорога оформляет импортируемый пассажирский вагон. Декларируется в этом случае не только он. Там перечень займёт не один, а десять листов, поскольку в современном вагоне есть масса комплектующих – кондиционеры, микроволновые печи, холодильник и т.д. За 2-3 часа, конечно же, всё это не оформить, процесс более сложный, займет больше  времени. Аналогичная ситуация будет и с грузовиком, доставляющий груз не по одному виду товара, а по целой номенклатуре из 3-4 десятков наименований.

У дежурного инспектора, принимающего или выдающего документы, из рабочих

«инструментов» лишь лист бумаги, телефон и авторучка: весь процесс подготовки деклараций идёт

по всех кабинетах 3-этажного офиса терминала


– Это касается и оформления товаров так называемой группы риска?

– Внедрение системы работы по принципу «единого окна» предусматривало упразднение ряда приказов по таможне, которые устанавливали перечень товаров по группе риска. Их список был очень большой, зависел от специфики региона.

По Львовской таможне, к примеру, список товаров группы риска превышал 100 наименований. Если оформлялся груз на территории таможенного отдела №2, а заявленный на декларацию товар стоял в номенклатуре группы риска, нужно было ехать сюда, к нам.

Это делалось даже в том случае, если инспектор не имел претензии ни к самому товару, ни к его стоимости, а при проверке все сходилось по количеству и номенклатуре. Но он вынужден был направлять клиента в наш офис, поскольку вопросы по продукции группы риска курировало специальное подразделение. На этот счёт было 2 приказа: один устанавливал перечень, т. е. номенклатуру товаров этой группы, а другой – специальные мероприятия по таможенному оформлению товаров группы риска. Вот такая была «надстройка» процедуры с привлечением спецподразделений, таможенной лаборатории, отделов по борьбе с контрабандой, таможенной охраны и т. д.

С началом работы по принципу «единого окна» эти приказы отменены с тем, чтобы упростить и ускорить таможенное оформление груза. В целом процесс упрощения таможенных процедур сейчас приблизился к мировым нормам и стандартам. Теперь главным действующим лицом производственной процедуры таможенного оформления становится инспектор. Замечу, у него полномочия большие, но и ответственность огромная. Ни его отдел, ни смена, а конкретно инспектор несет полную ответственность за проделанную работу.

Ускоренная процедура таможенного оформления, конечно же, определяет конкретное лицо, ответственное за данную процедуру, сокращает количество должностных лиц, которые принимают участие в процессе таможенного оформления. Но, как на меня, необходимо разработать такую процедуру, где бы принятие решения должностным лицом было бы минимальним. Такие решения может принимать «машина» на основе анализа представленных документов. Мы тем самым уменьшим вероятность ошибки по признаку «человеческого фактора». Инспектор ведь тоже может ошибаться. Этого исключить нельзя.

Конечно, если у него в каких-то вопросах возникают сомнения, что вполне оправданно, он может проконсультироваться у специалистов других подразделений. Но окончательное решение принимает-то он.

– Это если инспектор в чем-то сомневается. А если заявитель не согласен с его действиями?

– Инспектор не должен час-два доказывать. Если он не сполна аргументировал брокеру или декларанту свои замечания или возражения в карточке отказа по поводу заявленных в декларации позиций, «разрулить» ситуацию можно в соответствующих подразделениях таможни. Заявитель обращается туда, поскольку срок работы с этим оформлением у инспектора истёк, подошло время другого субъекта ВЭД: на столе-то лежит пакет документов следующего отправителя или получателя грузов.

– Какая нагрузка получается на каждого инспектора?

– За смену в среднем инспектор может оформить 5, максимум 7 грузовых таможенных деклараций. Это ведь не конвейер. К тому же не следует забывать, что инспектор работает с программным продуктом за компьютером. Сейчас все сотрудники грузового таможенного поста владеют ПК, изучили соответствующие программы.

Это, видимо, последние наработки программистов, которые созданы не столько под современную технику, сколько под «единое окно»?

– Скажу прямо: компьютерной техники последнего поколения у нас мало, её парк, как знаете, быстро устаревает. Так что из-за малых мощностей оперативно обработать поступающую информацию не всегда получается. На современной компьютерной технике с разработанными государственной таможенной службой программными продуктами работать легко, ничто не зависает, не «глючит». Старый ПК не в состоянии даже развернуть программу. Сейчас установили сразу 6 новых машин именно на обслуживание «единого окна». Личный состав для работы по этому принципу мы учили заблаговременно. Правда, в мае к самостоятельной деятельности была готова лишь половина сотрудников. Сейчас все инспектора могут вести оформление грузовых таможенных деклараций, хотя раньше каждый из них специализировался по какому-то конкретному направлению.

 Государственной таможенной службой Львовской таможне выделено оборудование для подключения к наземным цифровым каналам связи ведомственной телекоммуникационной сети ЕАИС таможенных постов «Львов-аэропорт», «Стрый», «Дрогобыч» и «Броды». Так что в режиме ON-LІNE можно работать практически с всеми подразделениями таможенного оформления Львовской таможни.

– А как вы «состыковали» всё это, ведь не только инспектора имели узкую специализацию, но и каждый отдел работал в своей компьютерной программе?

– Первоначально работать действительно было тяжело из-за разных программных продуктов. Отдел статистики, к примеру, имел свою программу, отдел таможенной стоимости товара свою и т. д. Вот и получалось, что инспектору мало их изучить, уже в процессе работы необходимо то и дело одну программу сворачивать, а другую разворачивать. И так целую смену.

 Сейчас уже втянулись, свыклись. Как на меня, то под «единое окно» нужна и единая таможенная программа для ПК. Мы внесли такое предложение, и, думаю, нужный программный продукт разработают, поскольку процесс из-за этого пойдет быстрее, а сэкономленное время позволит увеличить пропускную способность.

– Наверное, контрабандисты тоже не отстают, увеличивая со своей стороны «пропускную способность»?

Анализ возбуждённых по фактам контрабанды уголовных дел и полученная таможенными органами информация дают основания констатировать: преступные элементы, специализирующиеся на внешнеэкономических операциях, постоянно изменяют способы и методы своей деятельности. Их, противоправные акции становятся более утонченными, коварными и авантюрными. Активно при этом используются несуществующие, фиктивные и созданные на один день фирмы. Или реально аккредитованные участники ВЭД, но контрактов на поставки товаров не заключавшие.

Криминалитет старается в своей деятельности использовать возможности транзита, перегрузки, переадресовки товаров, создает разветвленную межрегиональную и международную сеть, используя при этом поддельные документы или такие, которые содержат неправдивые данные. Львовской таможней возбуждено ряд уголовных дел по фактам незаконного перемещения через таможенную границу товара, в т.ч. оружия и боеприпасов.

К примеру, изъято 5 единиц холодного оружия, 1 пистолет «Стерлинг», 2 малокалиберные винтовки «Марлин» и 2050 шт. боеприпасов. Была предотвращена попытка незаконного ввоза на таможенную территорию Украины груза «мобильные телефоны» стоимостью 93,2 тыс. евро. По факту представления к таможенному оформлению документов на груз «ферросплавы в слитках» в количестве 20 тонн было установлено, что некая львовская фирма указала ложные данные. На самом деле это оказались слитки легированной стали. Открыто уголовное дело. Оперативными подразделами заведено свыше сотни дел о других нарушениях таможенных правил. Но контрабандисты не останавливаются ни перед чем. Так что нам есть над чем работать. Замечу, незаконным перемещением товара через границу занимаются немногие, большинство же субъектов предпринимательства и законопослушны, и дисциплинированы. Для них и стараемся упростить процедуру оформления груза, ускорить процесс досмотра, пересечения таможенной границы.

– Но как таможня не старается, «камни в её огород» всё-таки летят...

– И будут лететь. Сегодня уже подошло время, чтобы пересмотреть законодательную базу и специфику присутствия на таможне других обязательных госструктур. Их «надстройки» слишком громоздки. Я не ратую за их упразднение. Они нужны, но не таможне. Экологическая, санитарная, радиологическая службы для контроля нужны. Но эту процедуру грузополучатель может пройти у себя по месту дислокации. Я бы, к примеру, не привязывал разрешение СЭС к таможенному оформлению. У этой службы достаточно полномочный для контроля хозяйственной деятельности субъектов предпринимательской деятельности. Это можно делать в процессе обычной деятельности по заявкам. И не нужно будет простаивать перевозчикам по 2-3 дня. К примеру, компания получает газетную бумагу или целлюлозу. Нет надобности привязывать СЭС к таможенному оформлению: санитарный инспектор это может сделать позже, прямо на предприятии, где удостоверится в безопасности полученного груза и выдаст необходимые документы на использование товара.

А польских перевозчиков подвели владельцы груза: третьи сутки нет проплаты на «растаможку».

Сдавать товар на склад временного хранения им не хочется. Видимо, трудится по принципу «работа идёт, кантора пишет,

а касса деньги выдаёт» куда легче, чем крутить баранку…


 Возьмём процедуру пропуска на границе. Там при таможенном оформлении есть много мероприятий и приборов контроля, досмотра. К примеру, радиологические датчики не зафиксировали повышенной радиации, визуальный осмотр показал, что этот груз не кишит личинками, червяками, от него не исходит дурного запаха, есть все документы, а ещё – нет видимой угрозы безопасности. Зачем, спрашивается, перевозчику ждать на таможне несколько дней, терять время в ожидании разрешения СЭС, если он может следовать к месту назначения, где грузополучатель проведёт эту процедуру с местной СЭС?!

Львовская кондитерская фабрика «Свиточ» на 50 процентов работает с привозным сырьём – какао, бобы, жиры и т. д. Представляете, сколько теряет предприятие, когда зафрахтованные «фуры» стоят на таможне в ожидании вердикта СЭС? А если не привязывать это к процедуре таможенного оформления и сотрудники санитарно-эпидемиологической службы проведут соответствующую проверку после выгрузки  прямо на складе фабрики?! От этого выиграли бы транспортники, предприятие и та же санэпидемстанция, поскольку ей не придется держать на таможне такой большой штат.

А как лично Вы прогнозируете, такие изменения вскоре появятся в украинской законодательной базе?

– Если мы стараемся приблизить наше правовое таможенное поле к мировым таможенным стандартам, то это произойдёт. Во Франции, к примеру, такого необоснованного простоя транспорта на таможне из-за ожиданий вердикта санитарно-эпидемиологической или другой службы нет. Там перевозчик быстро прошёл таможенную процедуру, сдал груз на склад, а дальше его не интересует когда санитарная, экологическая или радиологическая службы вынесут свой вердикт. Это уже не его проблемы. Там субъект ВЭД, чтобы не переплачивать за простой техники с грузом и оперативно пустить полученный товар в дело, сам «разруливает» с нужным ведомством по месту своего расположения все разрешительные процедуры. Мы тоже к этому идём. И придём!

Что ж, тогда успеха не только в «едином окне», но и в задуманных проектах!

– Спасибо!

 

Валентин Ожго,

Львов-Киев