Таможня "Конфискат: искушение чужой границей"


Белорусская таможня опять задерживает гружёные транзитные российские машины

 

Олег ЖАРКО

 

Загадка

Если где-то нет кого-то, значит, кто-то где-то есть. Только где он, этот кто-то, и куда он мог залезть?

Отгадка

Внутренняя таможенная граница Единого таможенного пространства Союза России и Беларуси.

 

По информации российских СМИ, 30 мая на белорусско-литовской границе были задержаны и опечатаны 35 автомобилей, перевозивших в Калининградскую область подакцизные табачные изделия и алкоголь. Белорусская таможня объяснила свои действия отсутствием у грузов конвоя, который является обязательным условием транзитной перевозки подакцизных товаров через территорию РБ, в соответствии с декретом Президента Беларуси, принятым в декабре 2005 г. Однако, по утверждению пострадавшей стороны, на российско-белорусской границе никто конвоя перевозчикам не предлагал.

 

Ошмянский конфискат

Председатель ГТК Беларуси Александр Шпилевский подтвердил в интервью «Интерфаксу» факт задержки грузов и предупредил, что «весь груз, который задержан на границе и не имеет законных оснований для перемещения, будет конфискован». Перемещение подакцизных товаров, по словам Шпилевского, требует от перевозчика «либо финансовых гарантий банка... либо этот груз должен быть взят под конвой». Такая же система действует и в России. При этом он уточнил, что задержано не 35, а 14 фур. Ещё меньшее количество задержанных автомобилей – девять – было названо начальником оперативно-организационного отдела ГТК Владимиром Гарифовым.

Резюмируем эту разрозненную информацию и попробуем выделить из неё только те факты, которые бесспорны.

1. Грузовые автомобили, принадлежащие российским транспортным компаниям, перевозили подакцизный груз из России в Калининградскую область транзитом через территорию Республики Беларусь.

2. Некоторое их количество (определённо – больше, чем один) задержано белорусскими таможенными органами уже после пересечения белорусской территории, на выезде в Литву через Ошмяны.

3. Таможенные органы предъявили перевозчикам претензию в том, что они передвигались по территории страны без обязательного в таких случаях таможенного сопровождения (в обиходе – конвоя). Других претензий, как то: несохранность транзитного груза, неполная сохранность транзитного груза и т. п. – представители белорусских таможенных органов российским перевозчикам не предъявляли.

4. С момента провозглашения Единого таможенного пространства России и Беларуси и Таможенного союза России и Беларуси таможенные посты на «виртуальной» российско-белорусской границе были упразднены. Впоследствии возродилось некоторое их подобие, призванное фиксировать (с белорусской стороны) объёмы взаимного товарооборота и хоть как-то контролировать (с российской стороны) движение товаров.

5. Произошло это вскоре после подписания Президентом Республики Беларусь указа, который предусматривал значительную либерализацию транзита через Беларусь.

К этим пяти пунктам мы вернёмся чуть позже, а пока – последуем за событиями, развивавшимися вокруг не доехавших до Калининграда российских грузов. Ни один из представителей ГТК РБ не пояснил, почему правила были ужесточены спустя полгода после выхода президентского декрета. Вместо этого ГТК РБ предложил Федеральной таможенной службе РФ проинформировать российские субъекты хозяйствования о правилах перемещения через таможенную территорию Беларуси подакцизных товаров, а также отдельно разработать порядок перемещения таких товаров в Калининградскую область. Первой на эту просьбу отреагировала пресс-служба калининградского отделения Северо-Западного таможенного управления, обратившись к перевозчикам с соответствующим заявлением.

Казалось бы, конфликт разрешён, а Беларусь вновь доказала, что не является «чёрной дырой» единого российско-белорусского таможенного пространства. По данным ГТК РБ, с начала года славные белорусские таможенники изъяли более 143 т алкогольной продукции и около 11 млн шт. сигарет, тем самым предотвратив колоссальный ущерб Союзному государству. И в задержанных фурах белорусские таможенники также углядели «признаки контрабанды».

Но российские СМИ, а также некоторые депутаты Госдумы расценили конфликт иначе. Например, представитель думской фракции «Родина», зампред комитета по бюджету и налогам Владимир Никитин назвал возникшую на белорусско-литовской границе ситуацию «началом периода взаимных тычков». Если и далее «будут происходить такого рода дела, даже недоразумения», то его это не удивит. Виной тому «главное недоразумение – цена больше $ 200 за газ для Беларуси».

Другие российские СМИ пошли ещё дальше, назвав инцидент на белорусско-литовской таможенной границе началом грядущей торговой войны. Однако для апокалиптических предсказаний оснований пока недостаточно, поскольку российский президент первым потребовал навести порядок в грузопотоке российских товаров через Беларусь в якобы изданном в начале мая распоряжении. А белорусский ГТК отреагировал на распоряжение очень оперативно, элегантно отразив дух и букву закона единого таможенного пространства.

Некоторые же белорусские экспедиторы считают ошмянскую конфискацию всего лишь мелкой ответной пакостью за конфискованный в Москве сахар.

Гадать о причинах происшедшего можно долго и безуспешно. Попробуем просто понять, что же произошло на самом деле в глухом лесу у литовской границы. Для этого стоит вернуться в недавнее прошлое. Ведь читателю, наверное, не стоит напоминать, что словосочетания «белорусская таможня», «транзит» и «конфискация грузов и транспортных средств» за последние годы употреблялись в различных сочетаниях на самых разных уровнях так часто, что мы к ним попросту привыкли.

 

Контрабанда! Контрабанда… Контрабанда?..

Проблема контрабанды для нас уже давно не нова. С развалом СССР её масштабы приняли катастрофические масштабы. Настежь распахнутые границы способствовали беспрепятственному, неучтённому и не облагаемому никакими налогами и пошлинами перетеканию товарных потоков как по экспорту, так и по импорту. Легко понять недовольство российских государственных мужей тем, что, несмотря на упорное повышение таможенных пошлин на ввозимые товары, поступления в бюджет от таможенных платежей не только не возрастали, но и сокращались (при том, что на российских рынках и прилавках магазинов невооружённым глазом было видно явное преобладание товаров зарубежного производства).
Ситуация до крайности обострилась после августовского финансового кризиса 1998 года: российской казне нужна была твердая валюта – причём срочно и в больших количествах. С кого должна была спросить власть за недоимку платежей за ввозимые импортные товары? Совершенно верно: с таможни.

Первый гром грянул 27 октября 1998 года, когда в российской официальной печати было опубликовано распоряжение Государственного таможенного комитета Российской Федерации № 01-14/742 «О доставке под таможенным контролем и таможенном оформлении товаров, перевозимых некоторыми перевозчиками». В пяти приложениях к этому документу сотни автотранспортных предприятий, осуществляющих международные автомобильные перевозки грузов, фактически были объявлены вне закона: некоторым из них запрещено применение процедуры МДП, другим – ограничено.

В этом документе «засветились», в частности, 81 транспортная компания из Турции, 79 фирм перевозчиков из Литвы, 72 из Польши, 56 из Беларуси, 19 из России.

Судя по всему, где-то в недрах ГТК уже давно существовали так называемые «чёрные списки» автотранспортных предприятий, которые российская таможня не считает законопослушными. Распоряжение ГТК лишь юридически оформило тот путь, который тогда казался самым простым и эффективным.

Генеральный секретарь МСАТ Мартин Марми незамедлительно направил тогдашнему председателю ГТК Российской Федерации Валерию Драганову весьма эмоциональное обращение: «Не только перевозчики, но и экономика страны, и внешняя торговля почувствуют на себе тяжкое бремя последствий таких односторонних ограничительных действий, предполагающих и введение ответных мер». Ведь сотни авторитетных в Европе автотранспортных предприятий с безупречной деловой репутацией были объявлены злостными нарушителями российского таможенного законодательства «с целью пресечения случаев нарушения Конвенции МДП, 1975 г., и обеспечения полной уплаты таможенных пошлин и налогов в федеральный бюджет»…

 

Виновны по жизни…

Оригинален был сам посыл, исходя из которого таможенные служащие вносили в список штрафников того или иного перевозчика: «отсутствие на таможне назначения сведений о доставке груза». То есть речь шла не только о доказанных случаях нарушения таможенного законодательства, но и о тех, когда на самой таможне потеряли архивы при переезде с одного терминала на другой или по элементарному разгильдяйству не внесли необходимые сведения в соответствующие учётные документы, и о тех, когда сами таможенники участвовали в махинациях, имея в разных карманах соответственно «левую» и «правую» печати. Кстати, в 1999 году против 256 российских таможенных служащих были возбуждены уголовные дела по фактам коррупции и другим должностным преступлениям. Одно из самых громких дел – разоблачение группы таможенников, действовавших в Выборге и Подмосковье. Другое – в Уральском таможенном управлении. На одном только Петуховском таможенном посту Курганской таможни возбуждено сразу 12 уголовных дел против сорока сотрудников этого поста и шести сотрудников Магнитогорской таможни. Инспекторы оформляли товар по подложным документам.

Долгие месяцы, а то и годы обвинённые перевозчики ходили по многочисленным инстанциям, пытаясь доказать свою невиновность. Кому-то это удалось, кому-то – нет… Чтобы выбраться из «чёрного списка», многие из них изменили юридические названия, перерегистрировали транспортные средства: фамилии действующих лиц – те же, автомобили – те же, местоположение предприятий – то же. Новыми стали только названия компаний да госномера транспортных средств…

 

Под конвоем

Следующий громкий скандал, связанный с недоставками грузов в таможни назначения по процедуре МДП, разгорелся в июле 2002 года. Конфликт между белорусскими, российскими и литовскими перевозчиками, таможенными органами и МСАТ возник из-за того, что начиная с августа 2001 года 32 литовские транспортные компании транзитом через территорию Беларуси не довезли грузы до российских таможен назначения и тем самым обманули российскую казну почти на 11 млн долларов.

Как это происходило? Схема примерно такова. В Беларусь въезжает литовский автопоезд с грузом, предназначенным для российского получателя. Попав на белорусскую территорию, он одновременно оказывался и на территории единого таможенного пространства Союза России и Беларуси. Пространство такое есть, а самого государства, признанного мировым сообществом, пока ещё нет. Граница Беларуси является одновременно, согласно соответствующему соглашению, и «внешней границей Союза России Беларуси». Но в глазах Европы это пока всего лишь только граница Республики Беларусь.

Белорусские таможенные органы, верные союзному долгу, более чем бдительно несут вахту на «внешней границе». В своё время глава белорусского государства недвусмысленно сообщил своим пограничникам и таможенникам, что произойдёт с тем, кто попытается вкопать пограничный столб на границе с Россией… Не доверять его обещаниям нет никаких оснований, а посему ни пограничных столбов, ни пунктов таможенного оформления на выезде из Беларуси в Россию нет по сей день. Зато ПТО есть на въезде в Российскую Федерацию. Таким образом, получается, что автопоезд, который вёз, к примеру, ветчину из Дании в Москву, в Беларусь въехал, но из неё как бы не выехал, поскольку таможней не зафиксирован факт его выезда с территории страны. После чего «козьими тропами» или при помощи некоторых весьма «сговорчивых» российских таможенных служащих, которые, не подставляя себя, штампуют «левые» печати на CMR-накладной, товар (а это в основном продукты питания и бытовая техника) бесследно исчезает. Акция была явно спланирована. Кем? Скорее всего, российскими грузополучателями: чем самим платить таможенные пошлины, проще подставить кого-то другого. Некоторые транспортные компании умудрились осуществить до 50 недоставок. Машины успевали «пролететь» через границу по 3 – 4 раза в 2 месяца.

- Мы пытались отслеживать недоставки «через водителей», – рассказывал мне сотрудник БАМАП, которому довелось непосредственно участвовать в разбирательствах о недоставках. – Оказалось, что из 18 человек только 2 штатно работали на фирме, остальные – по разовым договорам. Рассказывают: приехали в Брест, а там говорят: «Отдыхайте, ребята, дальше - мы сами».

В итоге почти все довольны: и грузоотправитель, который выгодно продал товар, и перевозчик, который получил причитающуюся ему плату за перевозку, и грузополучатель, которому не пришлось платить таможенную пошлину в российскую казну, и таможенный служащий, семейный бюджет которого несколько улучшился. Недовольны только Белорусская ассоциация международных автомобильных перевозчиков, на которую обрушился целый ворох претензий белорусского ГТК, сами перевозчики (перспектива остаться без карнетов и разрешений их не слишком радует), да и ГТК РБ (который, соблюдая «супружескую верность», до удовлетворения финансовых претензий поставил под конвой всех литовских перевозчиков, не разбираясь, кто из них виноват, а кто – нет. Причём весьма недешево: 150 долларов за оформление грузосопроводительных документов плюс 480 долларов за обязательное сопровождение грузов до ближайшего российского пункта российского оформления).

 

Двойные стандарты

Позиция президента МСАТ в этой ситуации «несколько» отличалась от той, что была в 1998 году: он направил в адрес белорусского правительства письмо тоже весьма гневного и угрожающего содержания, но направление гнева было смещено в несколько иную сторону. Суть его в том, что если белорусский ГТК не отзовёт претензии в адрес литовских перевозчиков, не доставивших грузы в российские таможни назначения, то г-н Марми выступит на заседании президиума МСАТ с предложением об отзыве страховщиками страхового покрытия Белорусской ассоциации международных автомобильных перевозчиков. А в качестве альтернативы предложил главе ГТК РБ новый, гораздо более жёсткий, проект договора. Глава белорусской таможенной службы счёл его условия неприемлемыми.
В соответствии с Конвенцией МДП штаб-квартира МСАТ, расположенная в Женеве, должна бы была оплатить претензии таможенных органов, а потом в регрессном порядке выставить иск к виновникам. Но платить или не хочется, или нечем. Нужно найти более или менее убедительные основания для того, чтобы не платить.

Такое «основание», которое «нашли» в штаб-квартире МСАТ, заключается в том, что, мол, ни российские, ни белорусские таможенные органы не ищут мошенников, у нас не создана гарантийная сеть для автоматической выплаты, ГТК не принимает никаких мер по поиску нарушителей и даже грузополучателей.

С точки зрения руководства МСАТ, в Беларуси существовала на момент конфликта целая сеть фирм-однодневок, а «благодаря» несовершенной системе допуска к рынку международных автоперевозок, стало возможным существование целого «конвейера недоставок». И посему необходимо провести аудит системы допуска в Беларуси (хотя грузы не доставили на таможни назначения литовские перевозчики, а не белорусские).

Всё тот же анонимный источник, рассказывая о перипетиях таможенных «разборок», задал сотруднику таможни с весьма внушительными звёздами на погонах, казалось бы, наивный и безобидный вопрос: «А почему таможня не проводит оперативно-розыскных мероприятий, не ищет груз и виновников?» В ответ он услышал: «Какие, к чёрту, оперативно-розыскные мероприятия?!! Вы что, хотите, чтобы наших сотрудников привозили в деревянных ящиках из Москвы? Да они нам даже на письма не отвечают! Максимум, что мы можем сделать, – направить уведомление литовскому перевозчику, которого уже и в природе не существует».

Женева сердится…

Но самая памятная история случилась в конце 2002 года, когда Женева признала криминально опасными Украину, Беларусь, Россию и Казахстан.
МСАТ показалась неприемлемой перспектива платить по счетам ГТК РФ несколько сот миллионов долларов, а посему вслед за Минском штаб-квартира МСАТ пригрозила России объявлением моратория на применение процедуры МДП на её территории, приостановив выдачу и покрытие карнетов TIR на территории РФ через национальную гарантийную ассоциацию АСМАП, ссылаясь на то, что международная гарантийная цепь страховщиков приняла решение о приостановке страхового покрытия. Согласно этому письму, во всём виноват ГТК РФ, который несколько своеобразно интерпретирует Конвенцию МДП. Это своеобразие заключается в том, что ГТК предусматривает «автоматические и неоспариваемые платежи» международной гарантийной цепью предполагаемых таможенных нарушений, применительных к транспортным операциям, осуществляемым под эгидой системы TIR.

«Такая новая интерпретация со стороны ГТК РФ была спровоцирована документом, изданным в начале этого года (2002 г. – прим. авт.) секретариатом Исполкома TIR, (TIRexB) Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН), – говорилось в письме. – Этот документ ошибочно предполагал, что выплаты по претензиям, адресованным к международной гарантийной цепи, должны быть «автоматическими и неоспариваемыми», что прямо противоречит практике применения конвенции в 63 странах на протяжении более 40 лет, не говоря уже о том, что это противоречит статьям 8.7 и 38 конвенции. Они соответственно устанавливают, что таможенные органы «должны, по мере возможности, требовать уплаты этих сумм у лица или лиц, с которых непосредственно причитаются эти суммы, прежде чем предъявить иск гарантийному объединению», а также исключение виновных лиц из системы TIR».

Собственно говоря, сами наворотили неведомо что, а виновными оказались совсем другие…

«Организованная преступность будет продолжать использовать транспортные средства операторов, исключённых из системы TIR. Для того чтобы предотвратить эти нарушения, настоящим предлагается, начиная с указанной даты и времени приостановки, таможенным органам не принимать карнеты TIR, которые могут сопровождать транспортные средства, зарегистрированные в РФ и содержащие соответствующие сертификаты подтверждения, выданные властями этой страны.

IRU выражает сожаление, что, несмотря на свои многочисленные заявления, российские власти, как оказалось, не в состоянии принять необходимые меры для спасения этого жизненно важного инструмента содействия торговле, оказывающего поддержку российской внешней торговле, её транспортным операторам, ее экономике и гражданам».

После оглашения МСАТ этого грозного меморандума наступило оцепенение. И не только среди российских транспортников.
Что произошло бы, если бы решение о приостановке действия процедуры МДП было реализовано 24 декабря 2002 года?

Ответ лежит на поверхности: экономический кризис. Причём, пожалуй, даже более серьёзный по своим последствиям, чем кризис 1998 года. Смысл этого меморандума расшифровывается очень просто: в Россию и из России автомобильным транспортом ничего возить нельзя. Продавать и покупать можно, а возить нельзя. Своего рода автотранспортный железный занавес.
17 декабря 2002 года внушительная и представительная российская делегация прибыла в Женеву на переговоры. На очень непростые переговоры. Решение о приостановке действия процедуры МДП было отменено.

Впрочем, после этого отношения МСАТ, БАМАП, АСМАП и российской таможни заметно улучшились. Не числится в этом списке только белорусская таможня, несмотря на много обещавший визит в Минск Мартина Марми в конце прошлого года и на целую череду решений главы белорусского государства, нацеленных на улучшение имиджа белорусского транзита. Белорусской таможни опасались, опасаются и, похоже, будут опасаться в обозримом будущем. На столь насыщенном маршруте грузопотоков Россия – Западная Европа Беларусь по ряду причин остаётся самым рискованным участком. Так что нескоро ещё руководители ГТК РБ окажутся членами этой тёплой компании…

 

С воза упало? Так тому и быть…

Для начала определим для себя главное: белорусская таможня является серьёзным барьером на пути контрабанды в/из России. За последние годы белорусская таможня проводила не одну и не две блестящие операции по пресечению реальной контрабанды. Впрочем, этим же (в гораздо большей степени!) занимались и МВД, и КГБ республики.

Но… Вот тут-то и начинается самое интересное. Транзитные перевозки грузов через территорию Беларуси в последние годы стали серьёзной проблемой. Перевозчики предпочитают обходить Беларусь. Даже не сами перевозчики. Сегодня, если вы предлагаете свои услуги хоть западноевропейскому, хоть российскому экспедитору, первый вопрос, который он задаёт, – не о стоимости ваших услуг как перевозчика, а о предполагаемом маршруте доставки груза. И если на его вопрос вы отвечаете: «Через Беларусь», то в восьми случаях из десяти он отвечает: «Спасибо за предложение, но если у вас нет других вариантов – до свидания».

Искать обходные пути грузоперевозчиков заставила довольно странная и устойчивая тенденция: транзитные грузы в Беларуси принято конфисковывать. Когда за дело, а когда и по совершенно надуманным поводам. В частности, в 2002 году, по словам тогдашнего посла Российской Федерации в Республике Беларусь Александра Блохина, на внешней границе Союзного государства России и Беларуси белорусскими таможенными органами конфисковано транзитных грузов на сумму $ 15 млн, в 2001 г. – на $ 30 млн, в 2002 г. – на $ 60 млн, за 9 месяцев 2003 г. – уже $ 60 млн. По итогам года, по разным сведениям сумма конфиската колеблется от $ 80 до $ 200 млн, а если верить публикациям некоторых российских СМИ, конфискат транзитных грузов обеспечивает от 20 до 30 % национального бюджета (к сожалению, получить официальную информацию от ГТК РБ так и не удалось).

Паны дерутся, а у холопов чубы трещат…

Поводов для конфискации грузов любой ретивый таможенник, получивший команду «Фас!», может найти сколько угодно – была бы задача…

Например, то, что водители называют «Придрался из-за запятой». Но придирается белорусский служащий в изумрудных погонах не к запятой в накладной CMR (хотя и такое бывает). Чаще всего он придирается к несоответствию кодов ТНВЭД (в Беларуси они – девятизначные, а в Европе – десятизначные). Не хватает цифры – значит: «ты, родной, наш человек», контрабандист. А уж тогда твоё имущество – наше имущество… Правда, тем же чехам или немцам невдомёк, что прежде чем грузить товар на машину, которая следует через «центр Европы», стоит изучить прежде всего не Конвенцию МДП, а некоторые особенности здешнего законодательства (вернее, даже не самого законодательства, а подзаконных актов). Они-то думают, что поскольку все мы – участники единой для всех Конвенции МДП, то сюрпризов ожидать не приходится… Наивные…

Ещё один повод для конфискации – «сомнение в достоверности учредительных документов российской компании-импортёра». Примерам – несть числа. Правда, чаще всего перевозчик или грузополучатель старается отмалчиваться – в надежде, что рано или поздно удастся решить вопрос, так сказать, относительно полюбовно, за сравнительно невысокую цену.

Свежий пример с арестом транзитных российских грузовиков, которые перевозили через Беларусь алкоголь и табак в Калининградскую область. Передвигались без конвоя. Аргумент более чем интересный. Напомним, что между РБ и РФ полноценной границы нет. Да, действительно, подакцизные транзитные товары должны перевозиться через территорию Беларуси, как и через территории многих других стран, под конвоем. Делается это для того, чтобы груз не осел незаконным образом в этой стране.

Что же мы имеем в данном случае?

  1. На въезде в РБ белорусская таможня не обеспечила конвоем перевозимый груз (подчеркнём: не перевозчики не захотели «конвоироваться», а их не взяли под сопровождение именно белорусские таможенные служащие).
  2. Груз в стране не осел, незаконную конкуренцию родимой водочке не составил, его задержали уже на выезде, причём иных претензий, кроме отсутствия таможенного сопровождения, которое сами же не организовали, не предъявили. Дальше подакцизный груз должен был стать «головной болью» литовцев.

За белорусских таможенников даже неловко: ни дать ни взять – унтер-офицерская вдова. Взяли да и сами себя высекли на смех всему честному миру…

Всё это произошло по двум причинам.

Первая: декларирование Таможенного союза и отсутствие таможенной границы между Россией и Беларусью. Почему-то вспоминаю детскую считалку: Если где-то нет кого-то, значит кто-то где-то есть. Только где он, этот кто-то, и куда он мог залезть?..»

Союз есть на бумаге. Единое таможенное пространство – там же. А перевозчики ездят по автомобильным дорогам. И страдают оттого, что провозглашённое на бумаге отсутствует на асфальте. В общем, пока у больших начальников большие разборки, у субъектов хозяйствования трещат не только чубы…

Вторая: никакие декларации благих намерений лояльности к транзитным перевозкам не смогут улучшить имидж белорусского транзита, пока в бюджете страны забита строка поступлений от таможенных поступлений.

Если сегодня ведомство господина Шпилевского всего лишь портит имидж белорусского транзита, его иногда журит в телетрансляциях тот, кто имеет на это право. Но не хотел бы я увидеть трансляцию того момента, когда «наверх» будет сообщено, что Шпилевский не выполнил план по поступлениям в госбюджет… Так что на деле всё решают не декларации о добрых намерениях, а деньги.

Российским перевозчикам и грузополучателям просто не повезло. Почему-то вспоминаются строки из басни Ивана Андреевича Крылова: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»… Подтверждает эту крылатую фразу и очень многое объясняет документ, публикуемый ниже, – «Инструкция о порядке направления Государственным таможенным комитетом Республики Беларусь дополнительных ассигнований из республиканского бюджета в 2003 году на укрепление материально-технической базы», утверждённая Постановлением Министерства финансов Республики Беларусь и Государственным таможенным комитетом Республики Беларусь 22.08.2003 г. № 119/60:

«Настоящая Инструкция устанавливает порядок направления Государственным таможенным комитетом Республики Беларусь (далее – Государственный таможенный комитет) дополнительных ассигнований из республиканского бюджета на цели, определённые Указом Президента Республики Беларусь от 30 июля 2003 г. № 340 «О дополнительных мерах по укреплению материально-технической базы таможенных органов в 2003 году» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 86, 1/4823) (далее – Указ).

1.       Источником финансирования мероприятий, предусмотренных Указом, являются дополнительные поступления средств от реализации вещей, задержанных таможенными органами, изъятых и конфискованных по делам о контрабанде и административным таможенным  правонарушениям,  поступившие в республиканский бюджет (раздел 43 подраздел 01 код платежа 04301) сверх утверждённого плана, в пределах 9900,0 млн
рублей.

План поступления доходов от деятельности таможенных органов на 2003 год по разделу «Поступления от реализации товаров, транспортных средств и иных предметов, конфискованных по делам о контрабанде и иным преступлениям в сфере таможенного дела, по административным таможенным правонарушениям» установлен в размере 30022,64 млн рублей в соответствии с приказом Министерства финансов Республики Беларусь от 5 марта 2003 г. № 400 «Об утверждении росписи республиканского бюджета на 2003 год».

2.       Министерство финансов Республики Беларусь:

2.1. до уточнения республиканского бюджета в установленном порядке производит расчёт сумм, поступивших сверх установленных плановых показателей по источнику, указанному в пункте 1 настоящей Инструкции, по итогам работы за 1-е полугодие, 9 месяцев, 11 месяцев 2003 года, и для обеспечения финансирования составляет справки об увеличении доходов с одновременным увеличением плановых назначений по расходам с отнесением их на отдельный параграф функциональной бюджетной классификации (параграф 998); после уточнения республиканского бюджета увеличение планов осуществляется в установленном порядке;

2.2. осуществляет ежемесячное финансирование мероприятий, предусмотренных Указом, в пределах фактически поступивших сумм перевыполнения по источнику, указанному в пункте 1 настоящей Инструкции;

2.3. окончательный расчёт и выделение денежных средств Государственному таможенному комитету производятся по итогам работы за 2003 год до 25 декабря 2003 г.

3.       Ассигнования из республиканского бюджета в пределах 9900,0 млн рублей направляются на финансирование следующих расходов:

Строительство  административных объектов (статья расходов  400204)                                                                                                    5651,4 млн руб.

В  том числе:

реконструкция здания таможен в г. Бресте

(по ул. Гаврилова);                                                      3315,0 млн руб.

реконструкция здания таможен Гродненской

региональной таможни (по ул. Карского);                 110,0 млн руб.

строительство служебно-лабораторного комплекса

Государственного таможенного комитета и Минской

региональной таможни.                                              226,4 млн руб.

Проектно-изыскательские работы (статья расходов

400206)                                                                         600,0 млн руб.

В том числе:

обустройство автодорожного пункта пропуска «Домачево»,

таможня «Западный Буг»;                                          200,0 тыс. руб.

обустройство автодорожного пункта пропуска

«Котловка», Ошмянская таможня;                             200,0 млн руб.

обустройство автодорожного пункта пропуска

«Бенякони», Ошмянская таможня.                                      200,0 млн руб.

Прочий капитальный ремонт (статья расходов 400305) 1986,3 млн руб.

4.       Финансирование вышеназванных расходов производится через территориальные органы государственного казначейства в установленном порядке на основании предъявленных платёжных поручений таможенными органами, указанными в пункте 3 настоящей Инструкции.

5.       В случае нецелевого использования таможенными органами средств, полученных в соответствии с пунктом 3 настоящей Инструкции, финансирование их из республиканского бюджета уменьшается на сумму этих средств.

Должностные лица таможенных органов, виновные в нецелевом использовании денежных средств, несут ответственность в соответствии с законодательством.

6.       О  расходовании вышеуказанных средств Государственный таможенный  комитет представляет сводную бухгалтерскую отчётность по формам и в порядке, установленным Положением о бухгалтерских отчётах организаций, финансируемых из бюджета, утверждённым приказом Министерства финансов Республики Беларусь от 18 января 1999 г. № 6 (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 1999 г., № 27, 8/164; 2002 г., № 26, 8/7777)».

Это действительно многое объясняет. Человек при погонах хорошо знает слово «приказ». А нынче он начинает понимать и словосочетание «экономическое стимулирование». Так что российским грузополучателям действительно просто не повезло: коль уж источник дохода, развития, получения квартир, премий – в изъятии груза, значит: так тому и быть. И Конвенция МДП в этом случае отношения к делу не имеет: своя рубашка ближе к телу: «надо конфисковывать – будем»…

Интересна публикация в польском журнале «Forum»: «Белорусские таможенники не обязаны объяснять, почему они конфискуют товары, которые перевозятся через белорусскую границу. Это их работа», — так написано в статье, где рассказывается о массовых конфискациях на белорусской границе, перед которыми иностранные бизнесмены беззащитны. – Для белорусской таможни географическое положение её страны – это как ежедневный выигрыш в лотерею, а для иностранцев и перевозчиков, которые должны ехать через Беларусь, – это ужас. В Беларуси каждый год таможенникам говорят брать все большие штрафы и больше конфисковывать. И каждый год такие приказы выполняются».

 

Виноваты… россияне

А виноваты-таки россияне. Вернее, российские таможенные начальники времён бывшего главного таможенного генерала, а затем просто депутата В. Драганова. Когда садишься за карточный стол – думай: с кем, зачем и как потом выкручиваться.

Подписали соглашение о передаче таможенных функций России на внешней границе Таможенного союза России и Беларуси? Подписали.

Продекларировали создание Таможенного союза (нет ни единого таможенного законодательства, ни единых договоров с западными партнёрами)? Продекларировали (всё это, мол, в ближайшем будущем добавится).

Вот взяли – и добровольно отдали белорусской таможне все (все!!!) права на внешней таможенной границе Союза России и Беларуси. А в Беларуси хозяйство – плановое: если надо получить доход – значит, так и следует поступить. Куда пойдут доходы – решает «делегат» России – ГТК РБ. Вот оно, непреодолимое искушение…

Так что жаловаться – не на кого…

 

 

КОГДА НОМЕР БЫЛ ГОТОВ К ПЕЧАТИ

Таможни на белорусско-российской границе

Временные посты в составе сотрудников таможни и Департамента охраны установлены на всех пунктах пропуска границы с РФ во избежание недоразумений с транзитными российскими грузами.

По информации Департамента охраны Министерства внутренних дел Беларуси, пост несут на всех грузовых погранпереходах на белорусско-российской границе по одному сотруднику белорусской таможни и департамента охраны. В их обязанности, в частности, входит разъяснение российским водителям необходимости оформления сопровождения в том случае, если транзитом через Беларусь перевозятся подакцизные товары.

В Департаменте охраны пояснили, что временные посты будут действовать до тех пор, пока не будет на законодательном уровне разработан механизм информирования российских грузоперевозчиков о необходимости заказывать конвой для передвижения по территории республики.

Первый результат спешного устройства временной таможенной границы – длинные очереди из автомашин в несколько рядов, ругань, недоумение…

Не положат ли эти посты начало полноценной российско-белорусской границе? Поживём – увидим…