Есть проблема "Реформа ГАИ по-украински"


 

Владимир ШЛЯХОВОЙ

Фото автора

 

Реформа ГАИ в Украине завершилась. Во всяком случае, об этом ещё 12 мая объявил глава Министерства внутренних дел Юрий Луценко. По его словам, структурное реформирование ГАИ завершилось и «экспериментов больше не будет».


 

 

Внешние признаки

Министр отметил, что состоявшаяся реструктуризация ГАИ включила в себя три составляющие – организационные изменения, техническое перевооружение и изменения в законодательстве. Соответственно в ходе проведения реформы вдвое был сокращён личный состав ГАИ, на 40 % увеличилась патрульная служба, а что касается технического обеспечения, то оно до сих пор «успешно реализуется». Если же посмотреть на реформу с точки зрения правовой базы, то фактически за год Верховная Рада так и не удосужилась принять ни одного существенного изменения в законодательные акты, касающиеся Госавтоинспекции. Так в чём же тогда состоит «завершившаяся» реформа и что на самом деле произошло с ГАИ Украины?

Несомненно, что Виктор Ющенко, подписавший 19 июля минувшего года Указ «О ликвидации Государственной автомобильной инспекции МВД Украины», явно погорячился, отдав предпочтение эмоциям перед здравым смыслом. В то же время из текста этого Указа вовсе не следует, что ГАИ кто-то отменил. Там лишь признаётся необходимым ликвидировать ГАИ как структуру, преобразовав её в дорожную милицию и патрульную службу, – как в экономически развитых странах.

Но, как известно, бюрократическая машина в Украине работает по принципу: «лучше перестараться, чем недостараться», поэтому по указанию милицейского руководства у всех инспекторов ГАИ с завидной оперативностью отобрали нагрудные бляхи, а с патрульных машин отодрали наклейки «ДПС» и «ГАИ». И уже с 20-х чисел июля минувшего года с украинских дорог и улиц напрочь исчезли как сами гаишники, так и их патрульные автомобили.

 

Сомнительные эксперименты

Впрочем, эйфория от такого «реформирования» прошла в считаные дни. Раздолье для лихачей обернулось кошмаром для нормальных водителей. На дорогах сразу же воцарился беспредел и резко, в несколько раз, возросло количество ДТП. И уже 1 августа прошлого года стало чёрным днём в автомобильной истории Украины – в тот день в стране произошло 233 ДТП, в которых 50 человек погибли и 285 получили ранения – больше, чем когда-либо ранее. И здесь возникает вполне закономерный вопрос: кто виноват?

О том, кто именно отдал преступный приказ убрать с дорог работников ГАИ, в Департаменте этой службы тщательно скрывают. Да оно и понятно: ведь за массовую гибель людей на дорогах, вызванную прямым указанием должностного лица, кто-то должен ответить. Тем более что ответственность за подобные действия предусмотрена ст. 365 УК Украины («Превышение власти или служебных полномочий, то есть умышленное совершение должностным лицом действий, которые явно выходят за пределы предоставленных ему полномочий, если они привели к тяжким последствиям, караются лишением свободы на срок от семи до десяти лет»). И поэтому удивительно, что по факту «ликвидации ГАИ» до сих пор не возбуждено уголовное дело. Впрочем, если верить неофициальной информации, что приказ убрать гаишников с дорог отдал лично министр внутренних дел Украины Юрий Луценко, то подобная «слепота» правоохранительных органов становится вполне понятной.

Тем не менее обескураживающий катастрофический смысл сводок с мест ДТП всё-таки довольно быстро дошёл до сознания милицейского руководства – уже в начале августа, осознав, куда может завести подобная «демократизация», в МВД дали «задний ход» и спустя две недели снова вернули инспекторов на улицы, хотя и без блях.

 

А была ли реформа?

На ликвидацию ГАИ Указ Президента отвёл три месяца, то есть она должна была завершиться ещё 19 октября. Однако и по сей день об истинной сути реформы Госавтоинспекции доподлинно никому ничего не известно. Исключением не стали и сами сотрудники ГАИ, начиная от инспекторов и заканчивая руководством.

Весьма красноречив и тот факт, что сегодня даже слово «реформа» совсем (!) не упоминается на официальном сайте департамента ГАИ. Поэтому создаётся впечатление, что реформа эта происходила не в Украине, а где-то в далёком Гондурасе. При этом в пресс-службе этой структуры ссылаются на то, что «в этом нет необходимости, поскольку о реформе ГАИ и так полно информации в сети Интернет»…

Собственно, в столь вялом реформировании ничего удивительного нет, ведь и законы, и указы Президента, даже самые прогрессивные, исполняются в Украине далеко не всегда. Например, ещё в феврале 2004 г. был подписан Указ, предписывавший в двухнедельный срок заменить все «блатные» номерные знаки на обычные. Тем не менее и сегодня на «крутых» машинах нередко можно увидеть «запрещённые» номера серий «ВР» (Верховная Рада), «КМ» (Кабинет министров) и ряда других ведомств из разряда «неприкасаемых».

 

Главное – «перетряхнуть» кадры

По словам министра внутренних дел, после реформы правопреемники украинской ГАИ должны выполнять функции европейской дорожной милиции. Но что для этого было сделано? Увы, несмотря на «кадровую кадриль», в процессе которой большинство сотрудников ГАИ были «выведены за штат» и тут же, написав заявления, снова трудоустроены обратно, но уже на «новую должность», фактически в Украине осталась та же служба, с теми же инспекторами и с теми же начальниками. А то незначительное сокращение штата, которое состоялось на самом деле, вызвано двумя причинами. Прежде всего – массовым уходом на пенсию опытных сотрудников, имеющих выслугу лет (в связи с изменением в законодательстве, останься они на работе, впоследствии им пришлось бы получать существенно урезанную пенсию), а второй фактор – на волне «реорганизации» появился очень удобный повод избавиться от неугодных.

В то же время, надуманное изменение структуры ГАИ сразу усложнило работу подразделений и, осознав это, сегодня всё потихоньку начинают возвращать «на круги своя».

 

А воз и ныне там

Как выяснилось, высосанным из пальца и бессмысленным оказалось также и «техническое перевооружение». Новые радары с памятью «Беркут» оказались слишком дорогими (около 1500 долларов) и крайне ненадёжными. А поскольку из-за дороговизны их купили слишком мало, то останавливать нарушителей скоростного режима стали гораздо реже, ведь радарами других типов, использовавшимися ранее, отныне пользоваться запрещено.

При этом, несмотря на ликвидацию большей части постов ГАИ, число патрульных машин осталось прежним. Да и те инспекторы ДПС вынуждены самостоятельно содержать и ремонтировать, покупая необходимые запчасти за свой счёт. Те же несколько десятков литров бензина в месяц, которые выдают на патрульный автомобиль – курам на смех. О каком патрулировании тут можно говорить, если бензина едва хватает на то, чтобы выехать на дорогу?

При подготовке этого материала корреспондентом «АП» были опрошены несколько десятков работников ГАИ разных рангов во многих регионах Украины, причём всем им задавался один и тот же вопрос: министр объявил о завершении реформы ГАИ – и что же изменилось в их работе? И ведь все в один голос ответили, что всё (в том числе, и зарплата) осталось на прежнем, дореформенном, уровне. Как и раньше, сейчас весьма небезопасно останавливать депутатов и других власть имущих (за это могут выгнать с работы так же легко, как и в старые времена). Да и рычагов воздействия на водителей-нарушителей как не было, так и нет.

Правда, работать стало сложнее, поскольку с лёгкой руки министра Госавтоинспекция полностью лишилась прежнего авторитета. И если где-то в Америке нарушитель, несогласный с действиями инспектора дорожной полиции, должен искать свидетелей, которые подтвердили бы его правоту в суде, то в Украине искать свидетелей для подтверждения своей правоты теперь должен инспектор ГАИ…

Впрочем, определённые послабления в отношении водителей всё же наметились. В частности, у них перестали вымогать взятки – во всяком случае, ни один из опрошенных водителей-дальнобойщиков не был подвержен поборам в течение последнего года. Прекратились и беспричинные остановки (хотя приказ об их запрещении издавался, а затем отменялся и раньше).

Хорошо это или плохо? Решайте сами. Ведь статистика утверждает, что сегодня существенно увеличилось количество нетрезвых водителей, а также тех, кто вообще не имеет водительских прав. Да и поиск похищенных автомобилей существенно усложнился…

 

Первые шаги реформы начались с того, что с патрульных машин с завидной оперативностью отодрали наклейки «ДПС» и «ГАИ»

 

Какая реформа нужна?

Безусловно, необходимость реформирования украинской Госавтоинспекции назрела давным-давно. Но начинать её нужно отнюдь не перетасовкой инспекторов.

Сколько уже говорилось о том, что эта структура славится размахом своих поборов и просто терроризирует водителей и владельцев транспортных средств! Увы, за годы независимости из службы, обеспечивающей безопасность на дорогах, украинская ГАИ превратилась в коммерческую структуру, причём не только самофинансируемую, но и содержащую милицейское начальство. А посему любые попытки реального (а не «бумажного») её реформирования будут встречать колоссальное сопротивление. Взять тот же техосмотр, за который ГАИ держится руками и ногами. Неудивительно, ведь он – мощнейший рычаг воздействия на водителей и на автохозяйства и позволяет без особых усилий пополнять не такой уж и тощий бюджет Госавтоинспекции…

Поэтому суть «завершившейся» реформы вполне понятна: по сути, изменять (или ликвидировать) ГАИ никто и не помышлял. Тем более что без принятия соответствующих законов это даже теоретически невозможно. А вот чтобы создать видимость реформирования, возникла «гениальная» идея переименовать Госавтоинспекцию на российский манер – в Государственную службу безопасности дорожного движения (ГСБДД). Однако не подкреплённая законодательно, эта идея уже успела благополучно умереть.

Что касается реальной реформы ГАИ, то она в принципе невозможна без одновременного наличия трёх главных составляющих. Прежде всего, перед законом все должны быть равны, включая депутатов и иже с ними. На худой конец, учитывая особые заслуги «бессмертных», в Правилах дорожного движения могла бы быть сделана оговорка, что водители автомобилей с номерными знаками определённых серий могут ездить как хотят. И пусть бы это многим не понравилось, но вполне соответствовало бы букве закона.

Необходимо также восстановить ответственность за нарушения ПДД. Причём наряду со штрафами должна быть возобновлена и система учёта повторности нарушений, предусматривающая лишение водительских прав в случае трёх нарушений в течение года.

И, наконец, Госавтоинспекцию необходимо финансировать из госбюджета, лишив таких источников нетрудовых доходов, как техосмотр, регистрация автомобилей и выдача водительских удостоверений. Ведь в противном случае, вместо того чтобы бороться с аварийностью и наводить порядок на дорогах, сотрудники этой службы превращаются в дельцов в погонах, которые заботятся лишь о том, как бы заполучить с водителей побольше денег, придумывая всё новые и новые «услуги» и продавая самые дорогие в мире бланки свидетельств об окончании водительских курсов, о регистрации транспортных средств, водительских удостоверений и другой «спецпродукции».

При этом понятно, что никакие реформы невозможны без изменений в законодательстве. Беда только в том, что у депутатов, решающих в Верховной Раде собственные проблемы, до этого уже второй год совсем нет дела.

 

Стоит ли ждать перемен?

Чем завершится ликвидация (или реформа) ГАИ, пока никто сказать не берётся. Но трудно предположить, что бесправные инспекторы, независимо от того, как их назовут, смогут уменьшить аварийность. Да и стяжательские функции, которыми располагает ГАИ (тот же техосмотр, продажа бланков, выдача различных платных разрешений и согласований), наверняка сохранит и вновь создаваемая структура. Поэтому ожидать каких-либо серьёзных перемен от грядущей (или завершившейся?) реформы бессмысленно.

В то же время сама идея ликвидировать ГАИ у большинства нормальных граждан вызвала, мягко говоря, недоумение. С таким же успехом можно было издать президентский указ о ликвидации МВД, СБУ или налоговой администрации. А чем лучше таможня, на которую, скажем так, тоже имеются сигналы о мздоимстве? Причём в гораздо больших размерах…

Поэтому неудивительно, что нынешняя «реформа» украинской ГАИ, столь громко возвестив о себе при рождении, тихо скончалась…