Безопасность "Воры – «тентовики»: часть вторая, но не последняя?.."


Игорь ГЕЙКО

 

События, описанные в предыдущей статье «Каскадёры» с большой дороги» и происшедшие совсем недавно на прямом и зачастую пустынном отрезке автомобильной магистрали М1/Е30, которая имеет немалое значение в международной транзитной системе грузоперевозок, невольно заставляют вернуться в забытое, но совсем не такое уж далёкое прошлое. Оглянуться на события восьмилетней давности стоит прежде всего потому, что, как оказалось, изменилось с той поры очень немногое… Достал я из шкафа свои старые блокноты, диктофонные ленты – и…

 

Именно тогда, в 1998 году, международных автомо­бильных перевозчиков на территории Беларуси пора­зила настоящая "эпидемия" необъяснимых на первый взгляд хищений части груза из опломбированных полуприцепов в пути следования. Убытки, которые понесли белорусские, рос­сийские, польские и прочие перевозчики, были сравнимы с последствиями тайфуна…

Суть "болезни" довольно проста: выезжаешь из Ганно­вера, приходишь в Нижневар­товск, и вдруг российская таможня обнаруживает недо­стачу груза (задняя часть вер­ха тента разрезана, часть пе­ревозимого груза бесследно исчезла). Хочешь – плачь, хо­чешь – бейся головой об ас­фальт, но российское тамо­женное законодательство и восемь лет назад, и сейчас по-прежнему не считает нужным искать истинного виновника: в исчезновении таможенного груза, с точки зрения россий­ской таможни, однозначно ви­новен перевозчик. Не о том сейчас разговор, верно это или нет, – просто факт остаётся фактом. Есть кому предъявить штрафные санкции, и незачем тратить силы оперативных работников (которых и так не хватает: от "родных" российских бандитов спасу нет…).

Бандитизм – дело на наших дорогах далеко не новое. Особо процветал он на восточноевропейских дорогах в начале – середине 1990-х годов. Года четыре назад дорож­ный бандитизм выглядел до маразма просто: трассу пе­регораживают два-три BMW (в ту пору даже аббревиатура эта у нас расшифровывалась не совсем так, как наивно думали создатели баварского автомобиля, а несколько более по-русски: Боевая Машина Вора), водитель автопоез­да, стремясь избежать столкновения, бьёт по тормозам, а дальше:

- Гони бабки, мужик! (в психологии и лек­сиконе блатных "вор", "жулик" – это высшее сословие, синоним "настоящего человека", а "мужик" – это раб, быдло, которого природа создала исключительно для того, чтобы кор­мить "вора").

Процветал дорожный бандитизм и в России, и в Украине, и в Беларуси. Но тяжелее всего дальнобойщикам приходилось на польских дорогах. Причём дело было не в самих поляках: просто туда на заработки выезжал весь российско-украинско-белорусский криминальный интернационал. После чего братва возвращалась «на зимние квартиры» и вела образ жизни добропорядочных граждан.

Но ситуация резко изме­нилась после августа 1998 года. Перевозчикам тогда было очень худо. Загнанные в угол, меж­дународники при встрече с засадой подобного рода уже готовы были нажать не на педаль тормоза, а на педаль газа…

В результате родился но­вый вид криминального "бизнеса" на белорусских автомобильных дорогах. По­чему именно ночные "гонки" со вскрытием тентов? Во-первых, многие водители автопоездов предпочитают ездить по ночным пустынным дорогам, отсыпаясь днём. Может, по­тому, что именно в это вре­мя суток на дороге гораздо меньше попутных и встреч­ных транспортных средств: больше едешь – меньше ус­таёшь. Во-вторых, в определённой степени такому развитию событий способ­ствовали регулярно прини­маемые Комитетом по авто­мобильным дорогам реше­ния о дневном ограничении движения автопоездов в летнее время (хотя – будем объективны – и тогда, и сейчас принимаются они с благими намерения­ми, для сохранения дорож­ного покрытия, которое особенно страдает от проезда тяжеловесов именно в разгар летнего знояорое особенно страдает отпроезда мкий криминальный интернационалём, дело было не в самих поляках: прото туда ______________): именно ноч­ная езда водителей-дальнобойщиков стала одним из ключевых условий разви­тия нового вида грабежей на белорусских дорогах.

Откровенно говоря, когда я впервые прочитал вот эту, уже пожелтевшую от времени сводку, где упоминались подобные слу­чаи ограбления автопоездов, первой мыслью было: банди­ты договорились с водителем. Или – водитель договорился с бандитами… Остановились, перегрузили часть груза, а для того, чтобы создать види­мость кражи – порезали тент…

Не верилось, что нормаль­ный, здравомыслящий человек в состоянии мчаться на скорости 90 км/ч в кромешной темноте лесного пе­регона, при выключенных фарах готов рисковать жиз­нью, стоя на капоте легковушки, вплотную прижавшейся к автопоезду. И – тем не ме­нее…

 

Из рассказа сотрудника Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией при МВД Республики Беларусь:

- Факты, когда водители большегрузных автомобилей, следующих транзитом через территорию Беларуси, обна­руживали порезы тента в его верхней задней части, мы на­чали фиксировать в 1999 году. Причём при таких обстоятельствах, когда хищение в принципе невозможно. Водитель приезжает на стоянку в Стол­бцах, а ему охранник говорит: "Старичок, у тебя тент поре­зан!.." Дело в том, что вла­дельцы стоянок несут ответственность за сохранность груза в автомобилях, которые у них останавливаются. И кон­троль у них в этом нала­жен очень чётко. Вскрываем тахограф, смотрим "шайбу": человек действительно ехал из Бреста, остановок не было. Тем более на этом от­резке через каждые сорок ки­лометров – посты. Первая ос­тановка – Столбцы. А не дове­рять тахографу оснований нет.

На Минск одни во­дители едут через Берестовицу, другие – через Козловичи. Но на обоих направ­лениях машины стали прихо­дить со вспоротыми тентами. Естественно, это вызвало у нас серьёзную озабочен­ность. Начали осуществлять комплекс оперативных мероприятий, что позволило уже в марте задержать первую преступную группу. "Работа­ла" она в районе Волковыска. Все её участники – граждане Украины, жители Кременчуга, которые прежде жили в Барановичах (кстати, в районе трассы Брест – гра­ница РФ...), затем переехали в Гродно.

Мы изъяли большое коли­чество самых разнообразных товаров на значительную сумму: электрические чайни­ки, сковородки Теfаl, запчас­ти к автомашинам, комплек­тующие к компьютерам, ком­пьютерная техника, автомо­бильная резина, диски, про­дукты питания, косметика.

Как соверша­лись подобные кражи? Машины стоят в "отстой­нике" возле КПП в Берестовице. В это время за ними на­блюдают эти самые «кошки». Причём заблаговременно выкручивают в задних фона­рях лампочки стоп-сигналов (ночью водитель идущего следом или встречного авто­поезда не мог заметить, что за грузовиком следует VW Jetta преступников). Разумеется, МАЗы их не очень инте­ресовали: больше "по вкусу" приходились Volvo, Mercedes, Scania, DAF.

Итак, выбирают цель, а за­тем с потушенными огнями преследуют её, приближают­ся вплотную к противооткат­ному брусу. Один "акробат" вылезает через форточку на капот. При помощи самодель­ной переносной сборной ле­стницы с крюком забирается на тент. Второй в это время тоже выбирается на капот. Первый разрезал ножом тент (нож и фонарь закреплены на руке), посветил внутрь, оце­нил товар. Если груз стоящий, то "разведчик" начинает пе­редавать его напарнику, кото­рый через люк cбрасывает украденное в легковушку.

Если товар представлял большую ценность, то "трю­качи" выходили на дело не­сколько раз на одном перегоне: Jetta приторма­живала в отведённых местах, водитель сбрасывал груз в кювет (чтобы затем собрать его) и вновь преследовал ав­топоезд… А что может увидеть водитель автопоезда ночью в тём­ные зеркала заднего вида?..

Что представляли из себя грабители? Спортсмены, мо­лодые, крепкие кременчугс­кие парни, не имеющие вредных привычек (и не диво – та­кая "работа" требует оп­ределённых физических данных... Бывали случаи, когда они "бомбили" машины на скорости 110 км/ч, а водитель автопоезда мог, заметив неожиданное препятствие на дороге, резко затормозить). Они приезжали в Гродно, снимали квартиру, днём отдыхали, а ночью – опять на "работу"... "Работали" так месяц-другой, продавали краденое – и уезжали обратно в Кременчуг.

Наверное, не стоит вда­ваться в детали, каким обра­зом была задержана первая преступная группировка, дей­ствовавшая в районе Волковыска (чтобы этот материал не оказался своего рода "учебным пособием" для воз­можных последователей "до­рожных кошек"). На официальном языке это зву­чит весьма прозаично: "в ре­зультате оперативно-розыск­ных мероприятий"... Глав­ное заключается в том, что она таки задержана, а похи­щенное – изъято.

 

Сотрудники Комитета по борьбе с организованной преступнос­тью и коррупцией немало сил и времени потратили на то, что­бы раскрыть тайну грабежей на трассе М1/Е30 в районе Барановичей. Около месяца выходили на дорогу машины – "ловушки". Перекрывался участок дороги на протяжении 130 км. Каждую ночь в операции принимали учас­тие от сорока до пятидесяти человек. Когда взяли волковысскую группу, стало понят­но, что на барановичском участке М1/Е30 действует ещё одна банда. Хотя "почерк" волковысских и барановичских был практически одина­ковым... Результатом продол­жительной и глубокой опера­тивной работы стало то, что были установлены ещё четы­ре человека, временно прожива­ющие в Барановичах (то ли совпадение, то ли нет, но все они – тоже родом из Кременчуга). Опять-таки не будем вда­ваться в детали, но благодаря "оперативно-розыскным мероприятиям" все четверо были задержаны. И тоже был обнаружен и изъят весьма внушительный склад украденных предметов. Ас­сортимент изъятого был достоин крупного европейского супермаркета: разнообразная женская и мужская обувь, куртки, свитера любых размеров для мужчин и женщин, машинки для стрижки волос Rowenta, автомагнитолы Pioneer, постельные комплекты, автомобильная косметика, диски для автомобилей, видеомагнитофоны, малогабаритные телевизоры, видеоплееры и печи СВЧ, музыкальные центры, дамская туалетная вода… Чтобы привести полный перечень похищенного и изъятого, понадобится не одна журнальная страница; чтобы вывезти изъятое, понадобилась не одна машина. Я не случайно так подробно привожу этот бесконечный перечень похищенных «кошками» грузов – по нему можно даже анализировать структуру российского импорта того времени, перевозимого автомобильным транспортом…

Оперативники подозревали, что банды они взяли не в полном составе. Что наверняка кто-то из их участников, в чьи обязанности входило принимать груз, стоя на капоте автомобиля, уже отошёл в мир иной, так сказать, «при исполнении» и прокопан где-то неподалёку от дороги: именно это звено цепочки – самое рискованное. Но определённо установить этого не удалось, да и странно было бы надеяться, что арестованные признаются в этом и своими руками подпишут себе дополнительный срок.

Эти две криминальные истории, произошедшие с интервалом без малого в восемь лет, объединяет многое. Главное – «тема» и место. Может, это и нескромно, но процитирую свою статью шестилетней давности: «Очевидно, что две задержанные группы – далеко не последняя точка в этой истории. На наших трассах вновь могут появиться последователи «кошек».

Как накаркал…

Впрочем, для таких ожиданий были все основания. Прежде всего это место между Ивацевичами и Барановичами действительно очень удобно для бандитов: идеально прямая трасса посреди леса, никаких тебе постов ГАИ. Вопрос был только в том, когда в следующий раз здесь появятся люди, безрассудные настолько, чтобы стоять на капоте автомобиля, мчащегося на скорости 100 км/ч, в 20 сантиметрах от заднего борта автопоезда.

Спору нет: и шесть лет назад, и сейчас белорусские оперативники сработали на «пятёрочку», обезвредив преступников быстро и безошибочно. Но ведь ситуация повторилась… Есть ли в этом их вина? Дело сыщиков – ловить преступников, а не заниматься профилактикой. Но для рядового налогоплательщика, коим является перевозчик, нет разницы – кто именно и из какой милицейской службы должен предотвратить совершение преступлений на дороге. Для него всё предельно просто: есть государство (получатель налогов), и есть люди в погонах (получатели зарплаты из этих же налогов), которые обязаны обеспечить правопорядок.

Откуда преступники получали информацию о характере грузов? На таможенном терминале, в отстойнике возле КПП. Кто, как не «государевы люди», обязаны добиться того, чтобы там не было посторонних? Или дело таможенного служащего состоит только в обеспечении получения пошлины, а дальше – хоть трава не расти?…

Неужели ещё несколько лет назад на опасном участке трассы нельзя было поставить две-три видеокамеры. Нашлись же у белорусской ГАИ деньги на то, чтобы оснастить Минск и немалое количество основных прилегающих к нему дорог видеокамерами для фиксации нарушений скоростного режима. На это денег хватило – потому что в стране идёт кампания по борьбе с нарушителями ПДД… Наверное, придётся ждать, когда объявят кампанию по борьбе с воровством – глядишь, и ГАИ со своим арсеналом подключится…

И ещё одно, не менее важное. И шесть лет назад, и сейчас среди конфискованных вещей оказалось немало предметов, хозяева которых так и не нашлись – как их ни искали (в 2000 году удалось разыскать около десяти пострадавших российских перевозчиков, одного белорусского, ни одного украинского). Получается, что таможенники, к которым были доставлены повреждённые машины, не заметили недостачу? В это, мягко говоря, верится с трудом.

Тем не менее заявлений о пропаже груза не было. Отсутствовали даже телефонные звонки на телефоны доверия МВД и ГТК, которые обеспечивают анонимность звонящего…

Выводы делайте сами: как-то не хочется их озвучивать…