ГСМ "Есть ли душа у моторного масла?"


Размышления о рынке масел, о глобализации, коррупции и не только…

 

Сергей ПАРХОМОВ

 

Продукция украинской компании «Маст» больше известна в России, чем в Украине, и не только автомобилистам. Однако масла для автомобилей занимают лишь незначительную часть её производства. Председатель совета учредителей компании С. В. Цыганков рассказал много интересного не только о маслах и смазках, но и о некоторых рыночных процессах.

 

– Сергей Владимирович, не многие знают, что моторные масла «Маст» – это лишь часть выпускаемой фирмой продукции. Расскажите об основном продукте вашей компании.

– Действительно, автомобильные масла для нас являются фактически побочным производством, данью законам рынка. «Маст» работает на стратегические отрасли промышленности. Почти как в СССР: в те времена заводы производили ракеты и танки, а параллельно выпускали бытовую технику – например, магнитофоны или кастрюли. Нечто похожее происходит и у нас.

Представьте себе двигатель современного магистрального тягача – MAN или Mercedes, а рядом поставьте турбину мощностью от 6 до 25 МВт, которая качает газ из Сибири в Европу. Для таких турбин мы и поставляем свои масла. Турбины работают в подземных хранилищах в экстремальных условиях – при критических температурах, в пыли, в грязи, со всеми вытекающими отсюда угрозами. Отказ в работе маслосистем турбин неизбежно приведёт к аварийной ситуации, вплоть до разрушения турбинного двигателя. А последствия даже краткосрочного прекращения поставок российского газа в Европу зимой кто-нибудь может себе представить? Так вот, мы за это тоже отвечаем.

Сравнением автомобильного двигателя с газовой турбиной и можно приблизительно определить соотношение значений в нашем производстве моторных и турбинных масел.

«Маст» поставляет свои масла на всю систему «Трансгаза», для всех перекачивающих станций. Никто, кроме нас, не имеет на это ни права, ни допусков. Процедура их получения заняла у нас пять лет. Испытания шли день за днём, шаг за шагом. К слову, мы сейчас прошли такие же допуски и испытания в «Газпроме», и нас официально сделали возможными поставщиками.

Конечно, идти в Россию с пустыми руками было нельзя. Но наши наработки доказали свои преимущества, и когда «Трансгаз» с этим согласился, то и «Газпром» отказался от скептического отношения и стал разговаривать с нами как с серьёзным партнёром.

В течение ряда лет наши масла выполняют свою весьма ответственную функцию, и требование к ним одно – качество. Малейшие отклонения характеристик исключаются.

– То есть с появлением на рынке вашего продукта в системе технического обеспечения газовых поставок из России произошли существенные подвижки. Наверное, без проблем не обошлось?

– Наши поставки создали немало проблем некоторым коррумпированным посредникам, кормившимся у газопровода. Ведь раньше «Трансгаз» потреблял до 3 тыс. т масла в год, а нашего – при тех же объёмах работ – хватает и 2 тыс. т. С одной стороны, мы фактически сократили себе этот рынок за счёт качества, а с другой – это стало нашим важным конкурентным преимуществом.

Но главное – вследствие повышения качества масла резко снизилось количество неисправностей и поломок турбин, а значит, на порядок сократилось количество потребляемых запчастей к ним. Замены турбинных лопаток, не говоря уже о прокладках и прочем, раньше были привычным и для многих очень прибыльным делом.

Кроме того, из-за выхода турбин из строя был перерасход газа, который девался неизвестно куда. Теперь списывать его не на что.

– Наверное, турбинными и автомобильными маслами сфера деятельности вашей компании не ограничивается?

– Конечно, нет. Кроме прочего, в нашем активе – разработка, выпуск и внедрение наукоёмких смазок для железнодорожного транспорта. И здесь мы готовим всем сюрприз. Но об этом пока рано говорить!

– В чём, по-вашему, секрет успешного продукта? Только лишь в рецептуре?

– Секреты – у наших технологов. Можете верить или нет, но я убеждён: в любом процессе, будь то приготовление пищи, ковка стали или живопись, главнейшая составляющая – чувство или, если хотите, душа мастера. Без этого – никуда: всё делается по технологии, процесс контролируется, а изделие не получается. Мастер пришёл, ничего ещё не сказал и не сделал, а процесс пошёл... Мистика? Не знаю. Но я не раз был свидетелем подобного. Да и вы, надо полагать, тоже.

Варить масло на «Маст» – это ручная работа. Ведь и пельмени, купленные в магазине, никогда не будут лучше домашних. Наша мешалка имеет всего лишь 5 «кубов», однако в них очень трудно отслеживать процесс. Есть масла, где 99 % – базы, и 1 % – химии. Эта химия имеет свойство не всегда равномерно распределяться по объёму, подобно тому, как в воде растворяется, например, соль. Масло надо перемешать, причём так, чтобы этот 1 % распределился по остальному объёму абсолютно равномерно и обеспечил необходимые показатели всей партии. Это очень ответственный момент. Всё будет сделано как надо, добавки вложены, все нюансы производства соблюдены, но процесс будет закончен лишь тогда, когда мастер скажет: «Готово».

– Каков был путь к достигнутым результатам?

– Нашей компании 15 лет. Когда мы начинали, все прилавки уже были забиты маслами. Они хлынули в Украину отовсюду, и ситуация по сей день только усугубляется. Страна не закрылась пошлинами, и своё производство было убито. Присутствие признанных мировых брендов на украинском рынке ещё можно объяснить. Но что здесь делают импортные масла средних и низших ценовых категорий, когда эту нишу должен удерживать национальный производитель, я не знаю. Многие масла брендовых марок производятся с существенным добавлением регенерата, о чём потребители осведомлены весьма мало. О каком «немецком качестве» идёт речь?! Германией там и не пахнет. В Европе стоят огромные станции по сбору отработанных масел. Это бросовое «добро» там никому не интересно. Вот оно-то после регенерационной переработки нашими бывшими соотечественниками зачастую и поступает в Украину, Россию и Беларусь с ярлыком «товара из Европы» – с помощью взяток, коррупции и злоупотреблений, а затем точно таким же образом бесконтрольно реализуется.

Как, почему в последние годы появилось столько горюче-смазочной смеси ненадлежащего качества? Во времена СССР действовала система Государственных стандартов. Их соблюдение было настолько жёстким, что евростандарты не идут ни в какое сравнение с ними. Они создавались для обороны. Ведь СССР был страной, постоянно готовящейся к войне. Вся «гражданка» была вторичной. Любое изделие имело шестикратный запас прочности по отношению к расчётным нагрузкам. Вот почему сейчас на многих авторемонтных предприятиях, даже оснащённых новейшим импортным оборудованием, токарные станки, например, до сих пор советские.

После того, как были упразднены стандарты, наступила эпоха вседозволенности. В этом плане в Украине, например, сложилась абсурдная ситуация. Кто сегодня отвечает за качество бензина на заправках? Формально – тот же самый Госпотребстандарт. Однако вместо качества налицо лишь коррупция. Что из этого получается? Возьмём горючее. Заправки работают, как правило, на условиях франчайзинга, и между производителем бензина и заправочным пистолетом стоит джоббер, регулирующий цену топлива (в известных пределах, разумеется), а с помощью различных посторонних примесей – его качество (степень которого автовладельцам тоже хорошо известна). Но даже собственные заправки производителя не гарантируют пригодности продукта в топливном баке автомобиля. Госконтроль фактически отсутствует, и, как гласит американское законодательство, «пусть покупатель будет осмотрителен». А зачем ему, покупателю, осматриваться, если на прилавках всё коты в мешках? Химическую лабораторию с собой возить, что ли? Предложение УкрНИИНП «МАСМА» разработать современные требования к качеству нефтепродуктов, а также усилить контроль за ним, к сожалению, остаётся «гласом вопиющего в пустыне».

Похожая ситуация наблюдается и на рынке масел. Поэтому ещё в самом начале своей деятельности нам было понятно, что либо мы должны создать продукт, способный конкурировать с мировыми брендами по качеству и авторитету у потребителей, либо зря потеряем время. Стратегическим решением было профилирование деятельности только по наукоёмким маслам. Отчасти это тот принцип, по которому развивалась Япония: к тому, что уже есть, приложить интеллект, создать то, чего до тебя другие не давали, и обязательно – дешевле. «Маст» сознательно вышел на рынок в качестве среднего бренда, приспособленного к местным условиям, что позволяло работать в средней ценовой нише при идеальном качестве. Может статься, лет через пятьдесят наши преемники и выйдут в мировые лидеры, но мы не страдаем манией величия. К тому же для завоевания своих позиций Mobil понадобилось сто лет, Shell – восемьдесят, и за несколько лет нам их не опередить. Поэтому свою работу мы делаем постепенно, шаг за шагом.

– Вы занимаетесь наукоёмким производством, требующим определённой базы. Как вам удаётся выдерживать конкуренцию со стороны НИИ бывшего СССР, работающих в той же сфере?

– Недавно Кабинетом Министров Украины было принято решение о продаже отраслевых институтов. Их будущее абсолютно предсказуемо: в зданиях будут обустроены торговые центры или казино, а научные сотрудники пойдут торговать на рынок.

В России научные разработки в области масел и смазок находятся в удручающем состоянии. Мы же на своём предприятии их сохранили. В определенных пределах, разумеется. И наша компания в этом плане вполне самодостаточна. В мире не проходит ни одной мало-мальски важной конференции по маслам, неважно где – в Европе, Китае или Москве, на которой бы мы не присутствовали. Представители «Масма» вообще никуда не ездят, разве что их пригласят за счёт принимающей стороны. «Масма» – это институт, на который работало всё Первое управление КГБ СССР! Сегодня российские и украинские государственные чиновники делают всё, чтобы закрыть эту организацию. Они не заинтересованы в качестве, им нужны объёмы потребления нефтепродуктов, в том числе смазочных материалов. К сожалению, в Украине конкурировать в этой сфере нам просто не с кем.

– Как, по-вашему, проблема некачественных горюче-смазочных материалов отражается лишь на кармане автовладельца или имеет и другие последствия?

– Конечно, эта проблема гораздо шире и серьёзнее. Не будем затрагивать частный сектор – там выживают кто как умеет. Поговорим о бюджетных деньгах. В Украине имеется множество государственных учреждений, пользующихся собственным, то бишь казённым автомобильным транспортом: налоговая администрация, МВД, «Укрпочта», «Скорая помощь» – всех не перечислишь. Они массово потребляют бензин, смазки, а главное – пользуются техническим сервисом и покупают запчасти. «Нормативная» прибыль производителя техники от такой торговли на одном автомобиле – 250 % его стоимости. Это в Европе.

Как только был упразднён Госстандарт и в работу пошли смазки и топливо низкого качества, в Украине лавинообразно увеличились затраты на сервис и запчасти. Миллиарды долларов незаметно распыляются. Непреложные законы: президент Италии встречает других президентов на итальянском FIAT. Президент Франции – на Renault и ни в коем случае не на Mercedes или Cadillac. Иначе произойдёт скандал. Поэтому в службах госаппарата Франции автомобилей производства других стран нет. То же самое касается и других европейских государств. Средства, расходуемые на сервис, остаются дома и служат развитию национального производства, идут на поддержание необходимого количества рабочих мест, решение социальных и иных проблем. И дело здесь не только во французском, немецком или итальянском патриотизме. Настоящим патриотом может быть лишь профессионал своего дела. Компания «Маст» это и есть истинные патриоты своей Родины. Заметьте, я сказал Родины, а не нации! В противном случае неважно, кем он себя считает – патриотом или нет. Он всё равно навредит, даже если будет руководствоваться самыми благими намерениями. Отсюда – бесконтрольность и хищения. «Навар» от такой деятельности обречён распределяться вверх по коррупционной пирамиде.

Нельзя сказать, что какие-нибудь мировые бизнес-структуры заинтересованы в плохом качестве горючего или масел в Украине, – нет прямых оснований. Однако не приходится сомневаться, что такие вещи в нашей стране происходят не случайно. Если вспомнить, какому погрому в последние годы подверглась Служба безопасности Украины, вы сами найдёте ответ на этот вопрос.

– Каково соотношение сил на украинском рынке масел?

– О новоявленных «полубрендах» я уже говорил. Остановимся на серьёзных производителях. С этой проблематикой мы знакомы не понаслышке, поэтому можем смело утверждать, что разговоры о сверхъестественном качестве масел мировых брендов – это миф, созданный крупными торгово-рекламными компаниями наших западных конкурентов. Эти масла хороши для автомобилей европейского производства.

По существующим экспертным оценкам, в Украине Mobil ежегодно продаёт до полутора тысяч тонн своих масел, Shell, а тем более Castrol – и того меньше. Мы продаём только моторных фасованных масел, в том числе на экспорт, 5 тыс. т и на рынке масел в Украине занимаем лидирующие позиции. Объяснение этому простое.

Масла компании Shell, Castrol и Mobil фактически невозможно в ближайшее время использовать на территории СНГ в связи с полным несоответствием их качеству бензина. Эти компании, производя свои масла, даже не подозревают о том ужасе, который у нас называется «бензином». Горючее, смешанное с соляркой или низкосортными бензинами, которое продаётся на АЗС, плохо горит. Следовательно – коптит, а это означает, что моторные масла должны иметь высокие моющие характеристики. На это мы и делаем особый упор в своём производстве. Один из главных ориентиров – моющие добавки должны вымывать сажу, не разрушая при этом прокладок и уплотнений двигателя. Последний становится чистым, и в его картере отсутствует грязь.

Европейские производители делают масла именно для своих бензинов, и отдельной линии по выпуску продукта для совместной работы с «коктейлями» из солярки никто там на заводе создавать не будет. Поэтому сажа беспрепятственно оседает в поддоне картера двигателя. Виноваты в этом не импортные масла, а продаваемый у нас бензин, который, впрочем, изначально тоже хорош, но её величество интернациональная коррупция со своими несанкционированными добавками в горючее делают нормальную заправку невозможной.

Проанализировав эти обстоятельства, многие руководители автотранспортных компаний уже поняли преимущества продукции «Маст». Помимо этого, её цена несопоставима, например, с Mobil.

С нами активно начинают контактировать и целый ряд других американских химических компаний, предлагающих вместо присадок Shell свои. То есть отчасти мы получили возможность даже, так сказать, покапризничать.

– Сейчас много говорят о глобализации мировой экономики. Как Вы оцениваете возможность таких процессов на рынке масел?

– В этом плане рынок масел ничем не отличается от других. Рассмотрим некоторые проблемы автопрома. Западные автопроизводители создали такие автомобили, чтобы никто и никогда ни под каким видом не мог их ремонтировать без их станций обслуживания. В современных моделях автомобилей все данные находятся в компьютере. Компьютер завис – и вы не сможете выйти из машины, если двери были заблокированы. Если зимой вы на минутку открыли окно, а компьютер заклинило, оно не закроется. Придётся затыкать его собственным пальто. У меня были такие случаи. С новой немецкой машиной представительского класса примерно раз в неделю приходилось ехать на СТО для ликвидации подобных неполадок. Кто не верит – у меня есть все подтверждающие документы. На СТО за диагностику брали 100 долларов и сообщали, что имеет место программный сбой. Создаётся впечатление, что такие «мелкие ремонты» – явление тоже запрограммированное.

Программы для компьютеров создают в Индии. Там вообще изготавливается 70 % мирового программного продукта. Это – глобализация? Право на такую «монополию» ещё надо доказать.

А вот японцы пока умеют останавливаться у той черты, за которой технические «навороты» автомобиля становятся опасными для жизни.

В общем, пока мой BMW седьмой серии стоимостью 130 тыс. евро стоял на СТО, я ездил на ГАЗ-31 «Волга». А потом продал BMW за полцены, купил Lexus и вздохнул с облегчением.

Европейский «технический прогресс» – это ловушка. Когда в ней окажемся и мы, это, наверное, и будет «глобализация».

Да и вообще – что это за явление такое? При внимательном рассмотрении этого вопроса вполне может оказаться, что глобализация – это инструмент, придуманный западными «лохотронщиками» для подавления остального мира. Но в этом мире, в человеческом социуме, действуют свои законы развития, такие же незыблемые и не зависящие от чьих-либо земных стремлений или желаний, как закон всемирного тяготения. Глобализированная экономика слишком уязвима именно с точки зрения подавления ею любого развития. Жизнь это доказывает. «Остальной» мир ныне является свидетелем появления ядерного Ирана, мощной промышленной Индии, укрепления России, а также такого нового явления, как экономика Китая, который вообще всю американскую глобализацию видел, так сказать, в белых тапочках, поскольку сам по себе является примером глобального явления. Энергетическая зависимость Запада уже сейчас достигла критического уровня. А вот в Китае строится 45 АЭС по четыре блока в каждой. Это укладывается в западное понимание «глобализации»? Конечно, нет. Все эти явления даже не противоречат глобализации, а просто противостоят и угрожают ей.

Чего будет стоить изнеженная западная экономика, если цена на газ «зашкалит» за 500 долларов за 1 тыс. «кубов», а цена барреля нефти – за 200 долларов? Очень может быть, что мир стоит на пороге совсем иных процессов, в которых значение Европы и США может сильно измениться, и тогда концепция «глобализации» превратится в анекдот: «Ваня, я медведя поймал…».

– В каком направлении ваша компания будет развиваться дальше?

– Основным продуктом нашей компании останутся прогрессивные технологии и наукоёмкие разработки новых масел и смазок. Сейчас показатель нашей работы один – сбыт продукта. Какой-нибудь тендер можно выиграть, а можно и проиграть. Но рынок сам по себе стабилен. И те 400 – 500 т фасованных автомасел, которые мы продаём ежемесячно – это стойкий и чёткий показатель нашего сектора на рынке. Поэтому, когда китайцы сказали нам, что их интересуют не минеральные масла, а только синтетические, мы ощутили радость – наша «синтетика» кратно дешевле западной. Не менее приятным было известие о том, что одних легковых автомобилей в Китае 68 миллионов. Грузовиков – примерно столько же. Следовательно, масла требуется много. Работы – невпроворот. По присадкам планируется расширение сотрудничества. Компания Mobil делает лишь моторные масла. Мы хотим их привлечь в Украину, Российскую Федерацию и Китай с нашими маслами.