Экспедиция "Выдержат ли российские экспедиторы глобальную конкуренцию?"


 

Роман МУРАШОВ

 

С этим и другими вопросами мы обратились к президенту Ассоциации российских экспедиторов Валерию Алисейчику и генеральному директору транспортно-экспедиторской компании «РусСотра» Ольге Мельниковой.

 

– Валерий Иванович, от чего, на ваш взгляд, зависит конкурентоспособность российского экспедитора?

– Конкурентоспособность экспедитора зависит от нескольких факторов: от его профессионализма, от возможностей бизнес-ассоциации, а также от государственной поддержки. И если в первых двух случаях ситуация понятна, то государственная поддержка российских транспортно-экспедиторских фирм вообще отсутствует в какой бы то ни было форме.

 

Должностные лица, отвечающие за развитие транспортного сектора экономики страны, отрицают саму необходимость вмешательства со стороны государства, ссылаясь на то, что рынок сам всё урегулирует.

 

Это приводит к тому, что сегодня на рынке экспедиторских услуг работают сотни компаний, только у нас в ассоциации их около двухсот. В основном это малые предприятия, которые не могут составить конкуренцию солидным транспортно-экспедиторским фирмам мирового уровня.

На рынке транспортно-экспедиторских услуг была робкая попытка создать оператора национального масштаба (с государственным участием)  – ОАО «Трансконтейнер». Но я считаю, что здесь реформаторы в очередной раз ошиблись с выбором пути: до акционирования «Трансконтейнер» располагал 150-ю филиалами на территории Евро-Азиатского континента. Причём все они находились на перекрёстках основных путей грузопотоков – эффективность их размещения была проверена в течение многих лет, и эта база вполне могла послужить основой для создания крупной российской транспортно-экспедиторской компании. Теперь же филиалы назвали агентствами, а их число сократилось втрое.

– Валерий Иванович, о какой государственной поддержке российских экспедиторов вы говорите?

– Все разговоры об открытости и упрощении визовых процедур, особенно в странах ЕС, касаются только лиц, не связанных напрямую с бизнесом. При оформлении международной визы для водителя выясняется, что государства выстраивают не «железный занавес», а глубоко эшелонированную, постоянно укрепляемую линию обороны. Она призвана защитить их рынок от проникновения внешних конкурентов. Например, при оформлении полугодовой визы водителю-международнику необходимо на полгода вперёд расписать, где, когда и какой груз он будет забирать или привозить. Все понимают, что это нереально, и поэтому идут на хитрости.

 

Каждая страна имеет свой комплекс защитных мер: технических, финансовых. В России их, к сожалению, нет.

 

– Ольга Васильевна, какова, на ваш взгляд, должна быть форма государственной поддержки российских экспедиторов?

– Я считаю, что российский рынок экспедирования грузов без участия государства развиваться не может. Например, в Японии невозможно зарегистрировать иностранную компанию в области транспортного бизнеса: один из учредителей обязательно должен быть резидентом. В Казахстане по этим же причинам невозможно зарегистрировать иностранную компанию в области железнодорожного транспорта.

Национальный бизнес необходимо поддерживать. Но это не должны быть меры административного характера. Необходим комплекс мер, позволяющий свободно заниматься предпринимательской деятельностью в транспортной отрасли. Роль государства заключается в том, что оно должно создать условия для существования и развития этого рынка и его субъектов. Нужны грамотные законы, которые будут позволять успешно функционировать структурам транспорта и бизнеса. Государство должно создать протекционистские условия для работы российских компаний, занимающихся транспортным бизнесом на территории РФ, как это было двадцать лет назад. Но не государство должно создавать транспортные, экспедиторские фирмы и логистические центры.

В настоящее время в России по-прежнему отсутствует действенное законодательство, которое бы чётко определяло, кто такой экспедитор, на чём основывается и на достижение каких целей направлена его деятельность.

– Валерий Иванович, что Ассоциация экспедиторов РФ делает, чтобы помочь компаниям, занятым в этом бизнесе?

– Для повышения конкурентоспособности российских экспедиторов в плане создания правового поля ассоциацией разработаны и утверждены в установленном порядке в соответствующих инстанциях национальные стандарты на экспедирование, система и порядок проведения добровольной сертификации, Федеральный закон «О транспортно-экспедиционном обслуживании», «Правила транспортно-экспедиционной деятельности» и ряд других документов.

Тот факт, что они отчасти не работают или работают не так эффективно, как предполагалось на этапе их подготовки, нельзя считать поражением. Это первые документы такого рода – ранее их аналогов в России не существовало. Вследствие стремительных темпов развития рынка транспортно-экспедиторских услуг, конечно же, проявляется несовершенство законодательной базы. Документы часто не успевают отражать реальность только лишь потому, что не могут за короткий срок преодолеть рутину согласований: некоторые законодательные акты проходили согласование более десятка раз. Более того, очень часто поправки в документы (при согласовании) вносят люди, не имеющие отношения к транспортному бизнесу и некомпетентные в этой области. Отсюда, например, возникают нелепые положения в уже утверждённых документах. Государственным чиновникам необходимо чаще вспоминать известное ленинское наставление: "Учиться, учиться и ещё раз учиться". Потому что если не извлекать уроков из жизненных ситуаций, мы так и не сможем быть хозяевами своего рынка. Например, в прошлом году впервые за последнее время транзитные перевозки по территории Российской Федерации были равны нулю!

– Ольга Васильевна, что вы думаете о законотворческой деятельности Ассоциации экспедиторов России?

– Я согласна с утверждением, что даже если существующий закон не во всём соответствует сегодняшним реалиям рынка, уже хорошо, что он есть и в той или иной мере определяет позиции субъектов рынка. Законодательная база должна совершенствоваться, и это рано или поздно произойдёт. Конечно, нужно прилагать все усилия, чтобы ускорить этот процесс, и компании не должны оставаться безучастными наблюдателями.

 

Только получается, что нашей ассоциации приходится подменять собой государственные структуры, которым по статусу положено заниматься законотворческой деятельностью. Такого, конечно, быть не должно.

 

– Валерий Иванович, ассоциация, которую вы возглавляете, проводит добровольную сертификацию услуг транспортно-экспедиторских компаний. Но ведь существует обязательная сертификация. Неужели этого недостаточно, чтобы подтвердить надёжность фирмы?

– Причиной введения добровольной сертификации услуг экспедиторских компаний стала известная проблема – деятельность фирм-однодневок. Добровольную сертификацию мы производим только для транспортных компаний – членов Ассоциации экспедиторов России (АЭР). И это служит условием допуска к работе по экспедиторским документам ФИАТА – Международной федерации экспедиторских ассоциаций, действительным членом которой является АЭР. Использование этих документов в международных грузоперевозках значительно упрощает, ускоряет и в конечном счёте удешевляет  перемещение грузов через межгосударственные границы. Если у российской компании нет необходимости в работе прибегать к использованию документов ФИАТА, то не нужно торопиться и с проведением добровольной сертификации услуг. В том, что эти компании весьма надёжны и не являются случайными игроками на рынке, ассоциация убедилась, принимая их в свои члены. Поскольку членство в АЭР уже является одним из показателей благополучности транспортного предприятия (при вступлении компании проходят отбор, в котором одним из критериев служит их финансовая состоятельность).

Наша система сертификации несколько отлична от зарубежных аналогов: там сертифицируется качество управления в компании (в том числе документооборот), а у нас – качество работы компании, т. е. насколько эффективны и качественны услуги, оказываемые компанией. В настоящее время из примерно двухсот компаний – членов АЭР добровольную сертификацию услуг прошли двадцать.