Криминал "Чёрный транзит"


 

Александр ЛУЦЕВИЧ

За решёткой 42 пограничника и 5 таможенников. Более 600 фур контрабанды. Сотни наименований и тысячи тонн нелегального товара. В карманах должностных лиц, которые призваны быть гарантом порядка и стабильности, осело почти 800 тыс. долларов. Потери государственного бюджета составили около 5 млн «зелёных». Таков итог громкого дела о коррупции на международном автодорожном пункте пропуска для грузового транспорта «Котловка – Лаворишкес» на белорусско-литовской границе. О том, как действовала преступная группа, поведал репортёр Денис Суховаров в документальном фильме «Чёрный транзит», который был показан на белорусском телеканале «ОНТ».

 

В следственном изоляторе № 1 г. Минска находятся преступники разного калибра. Совсем недавно среди них был и особый контингент – те, кто носил погоны офицеров погранвойск и сотрудников таможенных органов. Все они оказались за решёткой и приговорены к длительным срокам заключения. Следствие длилось несколько лет…

 

Грузы-призраки

В конце 2002 г. в управление военной контрразведки КГБ и управление по борьбе с контрабандой Государственного таможенного комитета Республики Беларусь поступила информация: через белорусско-литовскую границу регулярно проходят фуры с контрабандным грузом; большегрузные автомобили въезжают в страну без оформления, таможенники и пограничники их не проверяют; товар «растворяется» на территории сопредельных государств. Первая же проверка дала весьма примечательный результат. Машины проходят литовскую таможню, в документах указаны не только день, но и точное время выезда из Литвы. Однако по данным белорусской таможни в Беларуси они не появлялись. Бытовая техника, телевизоры, видео- и аудиоаппаратура, автозапчасти, одежда, продукты питания бесследно исчезали. Оперативники пришли к выводу, что на одном из пунктов пропуска действует так называемая чёрная схема перемещения товаров. С них не взимаются таможенные платежи, а значит, кто-то зарабатывает на этом огромные деньги.

 

Заместитель председателя Государственного таможенного комитета Иван Дубик:

– Задача таможенных органов – стоять на страже экономической безопасности страны и вместе с тем пополнять государственный бюджет. За прошлый год сумма таможенных платежей превысила 2 млрд долларов.

 

Но в 2002 г. картина была иная. В госбюджет перечислено немногим более 400 млн долларов. Государство несло огромные потери от контрабанды. Найти и перекрыть канал нелегальных грузов на литовско-белорусской границе стало первоочередной задачей силовых структур.

Протяжённость границы Беларуси с Литвой составляет около 680 км. На этом участке работали семь международных пунктов пропуска. Едва началась отработка переходов, как оперативники получили новую информацию: по территории страны в направлении Украины движутся две подозрительные машины, доверху заполненные товарами. При задержании выяснилось, что по карнетам в адрес одной из киевских фирм доставляются дорогостоящая одежда и бытовая техника.

Большегрузные автомобили выехали из Литвы через пункт пропуска «Лаворишкес». С белорусской стороны это погранпереход «Котловка». Однако там сообщили: белорусскую таможню машины не проходили. Сомнений не оставалось – это те самые грузы-призраки, которым предстояло раствориться на территории соседнего государства. Тем более проверка показала, что украинской фирмы, в адрес которой следовал товар, не существует.

Груз был обращён в доход государства. Владелец так и не объявился. Разумеется, если дело поставлено на поток, то несколько следующих контрабандных партий товара с лихвой окупят хозяину убытки.

Вскоре поступила оперативная информация о ещё нескольких подозрительных машинах, на этот раз следовавших в Россию. При задержании на автомагистрали Минск – Москва недалеко от Орши в спальном отсеке фуры таможенники нашли миграционную карту гражданина Литвы, где была указана конкретная дата выезда через ПТО «Котловка». Впрочем, до конца прояснить ситуацию не удалось. Пока таможенники проверяли документы, водитель под предлогом отлучиться перекусить бесследно исчез.

Однако миграционная карта стала веской уликой. Всё указывало на то, что в ПП «Котловка» налажен контрабандный канал поставки товаров из стран Евросоюза в Беларусь и Россию.

 

Канал контрабанды – «Котловка»

 

Погранпереход «Котловка» преступниками был выбран не случайно. Он небольшой, со всех сторон окружён лесом, находится далеко в стороне от крупных городов. Но самое главное – здесь редко проводились проверки. Это сегодня пункт пропуска оснащён современным оборудованием, установлены 32 новейшие видеокамеры, повсюду охранная сигнализация. Сами сотрудники утверждают, что даже муха здесь не пролетит незамеченной. Но ещё два года назад всё было по-другому.

 

В каждую смену заступали более 20 сотрудников таможенной и пограничной служб. Они работали в тесном контакте. Если контрабанду пропускают одни, значит, об этом осведомлены и другие, – сделали заключение сыщики. Но кто курирует «чёрные» автомашины как со стороны таможенников, так и со стороны пограничников? Для начала оперативники проанализировали схему действия пункта пропуска.

 

Как только машина попадает на белорусскую часть перехода, водителю выдаётся пронумерованный контрольный талон. Затем следует процедура паспортного и транспортного досмотра. Это входит в обязанности пограничников. Если всё в порядке, груз следует на таможенное оформление, где определяется сумма таможенной пошлины, которую должен уплатить владелец товара. При выезде транспортного средства за пределы пункта пропуска водитель предъявляет полученный при въезде контрольный талон со всеми предусмотренными штампами-отметками таможенной и пограничной служб, а также транспортной инспекции. Это важнейший документ при пересечении границы. Его утеря влечёт серьёзные проблемы.

 

Следствие не сомневалось: в контрабанде замешаны работники всех подразделений пункта пропуска «Котловка». Машина не может проехать незамеченной какой-либо одной из служб. Под подозрение попадал каждый сотрудник. Однако необходимо было выйти на организаторов и руководителей преступной группы.

Впрочем, ситуация вполне чётко прорисовывалась. Уровень жизни отдельных должностных лиц пункта пропуска явно превышал их реальные заработки. Не боясь кривотолков, они выставляли на всеобщее обозрение дорогие автомобили, шикарные трёхэтажные дома. Словом, жили на широкую ногу.

Хозяев дорогостоящих особняков стали вызывать на беседу со следователями. Первыми в преступной группе начали давать показания «низшие» звенья – младшие офицеры. Вот лишь один эпизод, рассказанный подозреваемым прапорщиком погранвойск: «Заступил во вторую смену. Раздался телефонный звонок. Так, мол, и так, будут проезжать четыре «друга» одного из сотрудников. Я не понял и переспросил, что за «друзья». Мне назвали, к кому следует обратиться за объяснением ситуации».

«Друзьями» оказались грузовые машины с товаром. Их нужно было пропустить без проверки. Водителям выдавался «контрольный талон», но штампы-отметки в нём отсутствовали. Прохождение контроля имитировалось, а при выезде с пункта пропуска просто-напросто сдавался чистый бланк. При этом сотрудники пограничных служб в одночасье «забывали» о проверке фур с контрабандным грузом, а таможенники и вовсе не выходили на досмотр.

Сотрудник военной прокуратуры:

– По некоторым эпизодам доказано, что водители, которые выезжали из Литовской Республики, на границе передавали грузы своим коллегам, как правило, россиянам. Более того, большегрузные фуры ходили под регистрационными номерными знаками, принадлежащими, по данным российской ГИБДД, легковым автомобилям.

 

На выезде с погранперехода, чтобы в случае ареста груза нельзя было определить, какую именно таможню проходили машины и проходили ли её вообще, водителям выдавали фальшивые документы. Всё было продумано до мелочей. И каждому участнику «чёрной» схемы отводилась своя роль.

 

«Настоящий полковник»

Как только было проведено первое задержание, владельцы за версту узнаваемых особняков запаниковали. Из домов вывозилась мебель и вся мало-мальски ценная утварь. Недвижимость и дорогостоящие автомобили переоформлялись на других лиц.

Задержания следовали одно за другим. В следственной группе понимали – среди арестованных младших офицеров вряд ли обнаружится руководитель преступной группы. «Не тянул» на эту роль даже начальник погранперехода в звании майора. И действительно, в ходе допросов всё чаще фигурировали личности Михаила Солодухи – начальника Сморгонского погранотряда и некоего Павла Кусойтя.

 

Из служебной характеристики:

Солодуха Михаил Иванович, полковник. Родился 22 июня 1963 г. Гражданин Республики Беларусь. С 1981 г. проходил военную службу. В 1987 г. окончил Высшее пограничное командное училище им. Дзержинского. В 1995 г. – Военную академию им. Фрунзе. Награждён медалями за безупречную службу I, II и III степени, зарекомендовал себя профессионально подготовленным офицером, способен организовать выполнение поставленной задачи. С 1998 г. занимает должность начальника Сморгонского погранотряда. За период исполнения обязанностей имел 5 дисциплинарных взысканий и 19 поощрений.

Как выяснилось, именно М. Солодуха отдавал приказы, какую машину и когда пропустить. Действовал «настоящий полковник» только через своих приближённых-подчинённых. Их же задачей было предлагать, а иногда и заставлять младших по рангу пограничников заниматься противоправной деятельностью.

Несколько раз в месяц начальник погранотряда встречался вне расположения части с подельниками и передавал так называемую зарплату для участников преступной группы. Суммы, надо сказать, немалые – порядка 50 – 60 тыс. долларов.

М. Солодуха имел серьёзные связи. Задержать руководителя такого ранга было очень непросто. Лишь когда у следствия появились веские улики о его причастности к контрабанде, сотрудники военной контрразведки стали разрабатывать спецоперацию. Действовать предстояло очень аккуратно.

Регулярно М. Солодуха ездил на работу в Сморгонь из Минска на своей новой автомашине марки BMW за сто с лишним километров от дома. Задержание решили провести в день, когда он вернулся из отпуска в Москве.

Первого сентября в 9 утра полковник вышел из своей квартиры. В это время оперативники уже находились на исходных позициях. Один сыщик возле подъезда изображал подвыпившего мужчину, другой находился на остановке, третий поджидал возле магазина.

Во время задержания М. Солодуха начал давить на то, что он обладает большими полномочиями и ему достаточно лишь пошевелить мизинцем, чтобы оперативники вмиг развеялись, словно эфир. Лишь по пути в следственный изолятор пришло понимание – всё кончено, и уже никто не поможет. Вместо «настоящего полковника» предстал испуганный человек, который лихорадочно ищет выход из создавшейся ситуации. Он занял простую позицию – ни в чём не сознаваться.

 

Из допроса Михаила Солодухи:

– Когда я был командиром, на границе совершалось до 150 преступлений. И говорить о том, что мои подчинённые этим не занимались, я не могу. Но то, что в таких масштабах – я исключаю.

 

Всё и все под контролем «Черепа»

Более 600 только доказанных фур контрабанды. Государству нанесён ущерб в миллионы долларов. Достаточно трудно представить оборот таких криминальных сумм в Беларуси. В организации со столь широкомасштабной преступной деятельностью даже М. Солодуха с его полномочиями не являлся решающей фигурой. Полковник отдавал приказы лишь подчинённым пограничникам. А ведь были ещё и таможенники, перевозчики, изготовители фальшивых документов, заказчики товаров.

Серым кардиналом, который руководил преступной группой, оказался житель небольшого городка Островец в Гродненской области Павел Кусойть по кличке «Череп». Некогда он имел небольшой парк грузовых автомобилей и легально осуществлял перевозку грузов из Литовской Республики в Беларусь.

Обладая хорошими организаторскими способностями, именно он разрабатывал достаточно простые на первый взгляд схемы контрабанды и контролировал их эффективное и чёткое осуществление. Транзитом через Литву в Беларусь следовал дорогостоящий товар из Германии, Голландии, Бельгии, Англии, США. За пропуск машин без оформления таможенникам и пограничникам причитался гонорар – 2500 долларов за машину. Тысячу из них получал лично М. Солодуха, остальные делились в зависимости от должности, занимаемой на пункте пропуска «Котловка».

Чтобы удержать в подчинении преступную группу и не допустить утечку информации, предусматривались специальные меры. Ведь не каждого таможенника или пограничника можно было легко втянуть в незаконную деятельность. Непокорных под благовидным предлогом увольняли, переводили на другое место службы, компрометировали. До физического устранения не доходило, но случаи «лесных прогулок», запугивания, давления через членов семьи были. Впрочем, несговорчивыми оказались единицы.

На протяжении двух лет деятельность преступной организации практически ни разу не дала сбоя. П. Кусойть контролировал абсолютно всё, что было связано с погранпереходом. Появление следственной группы вызвало у него напряжённость и настороженность. Он в буквальном смысле выслеживал оперативников, дышал им в затылок.

Предпринятые меры конспирации, условия круговой поруки и сложные схемы деятельности на первоначальном этапе следствия позволяли П. Кусойтю оставаться в тени. Имелись лишь противоречивые показания подозреваемых. Доказательств же его причастности к преступлениям практически не было.

Следствие решило пойти на рискованный шаг – задержать П. Кусойтя и провести в его доме обыск. Именно там сыщики надеялись обнаружить неоспоримые улики.

 

Особняк П. Кусойтя существенно выделялся среди домов, которые были в округе, своей добротностью и особым шиком: фонтаны, вымощенные дорожки, фонари, ролетные ворота.

 

Обыск длился около восьми часов. В машине, на кухне в пакетах, в рабочем столе, в карманах брюк сыщики находили пачки по 10, 15, 20 тыс. долларов каждая. Однако главная находка была ещё впереди.

В одной из комнат оперативники обнаружили документы, которые были предназначены непосредственно для служебного пользования в пограничных войсках: схемы расстановки сил и средств на границе, графики дежурств, смен и нарядов, ориентировки на тех, кто должен был находиться на контроле в пункте пропуска при следовании через границу контрабандного груза.

Нашли и четыре записные книжки, которые стали основной уликой в расследовании уголовного дела. В них имелись данные о нелегальных грузоперевозках с указанием дат, марок и номеров машин; суммы в долларах, уплаченные таможенникам и пограничникам. П. Кусойть пытался откреститься от блокнотов, заявляя, что, их подбросили и записи сделаны не его рукой. Однако почерковедческая экспертиза доказала обратное.

 

Обжалованию не подлежит

Следствие по этому делу о «чёрном транзите» продолжалось два года. Ещё год длилось слушание в суде. Прокуроры доказали 623 факта контрабандного пересечения границы большегрузными машинами, в результате чего государству нанесён ущерб в размере около 5 млн долларов. На скамье подсудимых оказались 49 человек, из них 42 бывших военнослужащих погранвойск и 5 таможенников. Преступники приговорены к длительным срокам лишения свободы. В совокупности они проведут за решёткой более трёхсот лет.

Приговоры обжалованию не подлежат. Однако уголовное дело о коррупции на автодорожном пункте пропуска для грузового транспорта «Котловка» оставило ряд вопросов. Основной из них: куда же делись деньги преступников и как будет возмещён ущерб, нанесённый государству?

 

Российский след

В ходе спецоперации Федеральной службы безопасности МВД и Генпрокуратуры РФ по делу о «чёрном транзите» были проведены обыски в пятнадцати квартирах и офисах, а также в двух банках. Выяснилось, что отмыванием денег, полученных за контрабанду через белорусскую границу, занимался российский «Маркетинг-банк».

Были изъяты различные документы, в том числе по перечислению денежных средств в банки офшорных зон, печати фирм-однодневок, в которых оформлялись товары.

Основным подозреваемым в организации контрабанды в Беларусь стал руководитель одного из районов Калужской области. По оперативной информации, имеющейся в правоохранительных органах России, у него были широкие коррумпированные связи в пограничной и таможенной службах Беларуси. С помощью белорусских правоохранительных органов удалось установить личность и другого главного фигуранта по делу – генерального директора российской фирмы, которая занималась перевозками и реализацией товаров на территории РФ. Вполне возможно, осуждённые в Беларуси П. Кусойть, М. Солодуха и другие коррумпированные работники государственных структур были всего лишь маленькими звеньями в игре по-крупному их российских подельников. Ведь 90 % грузов уходило именно в РФ. Кому они принадлежали, станет известно позже, когда российские правоохранительные органы до конца разберутся с этим материалом.

 

***

Высокопоставленный чиновник Государственного таможенного комитета Беларуси с уверенностью заявил, что сегодня так называемая чёрная схема поступления товаров приказала долго жить: «Мы сумели так выстроить инфраструктуру таможенных постов, переходов, что практически невозможно «вчёрную» пропустить серию товаров». Однако это отнюдь не значит, что с контрабандой покончено. В настоящее время в разработке ещё нескольких не менее громких дел по так называемым серым схемам, когда товар пересекает границу легально, но таможенные платежи умышленно занижаются. Основа подобных технологий всё та же – коррупция.

По словам представителя одного из силовых ведомств, «серые» схемы есть и, наверное, ещё долго будут. К примеру, в сопроводительных документах значатся пустые бутылки, а перевозится бытовая техника; под видом песчаной смеси доставляется товар совсем иного рода. Правда, сейчас действует система анализа рисков, и уже компьютер анализирует стоимость товара, продолжительность его оформления, время пересечения границы и пр.

Сотрудники компетентных органов не сомневаются, что в деле о «чёрном транзите» не обошлось без покровительства высокопоставленных чиновников. Наверняка, история будет иметь продолжение. Появятся новые фигуранты. И вполне может оказаться, что заказчик находился не в Калужской области, а на гораздо более высоком государственном посту – как в России, так и в Беларуси.

 

При подготовке публикации использованы материалы из документального фильма «Чёрный транзит» репортёра белорусского канала «ОНТ» Дениса Суховарова.

 

 

 

Крупную партию компьютерной техники и комплектующих к ней задержали оперативные сотрудники Минской центральной таможни в ходе проверки законности поставок из Российской Федерации оборудования производства третьих стран в адрес индивидуальных предпринимателей, зарегистрированных в Минске.

Поводом послужило, в частности, то, что в белорусскую таможню были предоставлены документы, содержащие недостоверные сведения и о продавце товара, и о пройденном в России таможенном оформлении. Так, российский отправитель груза по адресу регистрации не обнаружен, его фактическое месторасположение не установлено, предприятие не зарегистрировано как участник внешнеэкономической деятельности.

Решением суда компьютерная техника и комплектующие на сумму более 450 тыс. долларов обращены в доход государства.

 

***

В целях унифицирования таможенного оформления с сопредельными государствами с января 2008 г. Беларусь полностью перейдёт на использование Единого административного документа (ЕАД).

Принятие ЕАД позволит сократить количество предъявляемых субъектами хозяйствования таможенных документов, а также снизить количество административных правонарушений.

По мнению представителя Государственного таможенного комитета, унифицирование белорусского таможенного законодательства с ЕС и Россией сократит время таможенного оформления грузов с трёх – шести часов до 30 минут.