Топливо "Цены на ДТ: отсроченный рост"


Михаил Никин: «Сегодня отсроченное повышение розничной цены литра дизтоплива составляет минимум полтора рубля»

 

Олег ЖАРКО

 

Почти полтора года назад в интервью нашему журналу, комментируя ситуацию, сложившуюся на российском рынке розничной продажи дизельного автомобильного топлива, генеральный директор компании «Инфорком» Михаил Никин предрекал как минимум 18-процентный рост цен в прошлом году… Несмотря на то, что к концу 2007 г. ситуация на рынке казалась неестественно спокойной, его прогноз сбылся с незначительным (почти на месяц) опозданием.

Накануне этого года мы встретились с ним вновь. И тогда его прогноз звучал достаточно тревожно для перевозчиков. Позволим себе привести довольно обширную выдержку из его предновогоднего интервью:

«Потребительские цены на дизельное топливо неизбежно наверстают и догонят 50-процентный рост оптовых цен. О цифре меньше 20,5 рублей за литр в ближайшее время можно даже не мечтать. Из чего я исхожу? Возьмём начало 2007 г. – если говорить о Московском регионе, средняя цена здесь была в пределах 17,50. К 17,50 рублей прибавляем 18 % – получается 20 рублей 60 копеек. Эта цена должна была бы быть на 31 декабря 2007 г.

А в целом на 2008 г. рассчитывайте на 22 рубля. Наибольшее отсроченное удорожание, скорее всего, произойдёт в новогодние каникулы. Потому что ты ушёл водку пить на Новый год и Рождество с одними ценами, вернулся – они уже другие. И пока народ придёт в себя после отдыха и похмелья (ведь в эти дни никто особенно ни за чем не следит – вот цена и поползёт), к концу января цена наверстает упущенный уровень. И в февраль мы войдём с ценами приблизительно в 22 рубля за литр дизтоплива. И на следующий год нужно ориентироваться на потребительскую цену литра дизельного топлива не ниже этой цифры. Если мы говорим уже про следующий год – к этой цифре прибавим 18 % – то к концу следующего года эта цифра должна была бы быть 24,40. Причём по традиционному сценарию – переход на зимнее топливо в ноябре. И вот тебе то, что было более или менее стабильно в течение года в районе 22 рублей превратилось в 24. Ну, как же – ведь это зимнее! Правда, с переходом на летнее топливо весной цена на него почему-то не падает. Скорее всего, так оно и будет.

Показательный пример того, что нынешняя ценовая ситуация долго не может продержаться, является кризисная ситуация в Смоленской области. Если без продукта, без дизельного топлива за месяц второй раз оказывается один из крупнейших топливных операторов – уже брендовая компания «Роснефть», контрольный пакет которой принадлежит «Газпромнефти», и она второй раз извещает нас, что своего топлива у неё нет, либо вводит ограничения на отпуск топлива по пластиковым картам, это означает, что дисбаланс коснулся уже и крупных операторов. И долго это продолжаться не может, этот нарыв вот-вот прорвётся. А прорваться он может только одним – прорывом розничной потребительской цены на топливо.

Поэтому мой прогноз: готовьтесь, что уже в начале года будет 22 рубля за литр топлива. И 2008 г. закончится на цене, не меньшей 24 руб. Когда именно это в следующем году произойдёт – это отчасти непредсказуемо (2007 г. в этом плане – показательный: весь год цена стояла, стояла, в конце года поползла, а дальше – побежит, а может быть и полетит)».

 

В начале апреля произошёл скачок оптовых цен на все виды автомобильного топлива – в том числе и дизельного. Владельцы же АЗС и заправочных сетей, скрипя зубами, из последних сил удерживают розничные цены. Что же происходит на рынке? Чем вызвано то удивительное обстоятельство, что розничные сети работают на грани рентабельности? Каковы ближайшие перспективы на рынке топлива? С этими вопросами мы вновь обратились к генеральному директору компании «Инфорком» Михаилу Никину.

 

– Предыдущий прогноз делался в конце декабря, когда у всех было ощущение, что вот-вот начнётся полномасштабный скачкообразный рост розничных цен на топливо, и остановить его будет уже невозможно. Тогда я достаточно осторожно говорил, что в марте стоит ориентироваться на цену за литр ДТ в 22 рубля, а по телефону и электронной почте были ироничные замечания от перевозчиков: мол, что-то вы больно скромно «заряжаете», Михаил Павлович, какие там 22 рубля, когда уже вот сейчас всё галопом несётся вверх. И многим так казалось, что «уже вот».

А на самом деле мы констатируем: сегодня на рынке усреднённая розничная цена литра дизельного топлива колеблется именно в пределах 21 рубля с небольшим. Есть, разумеется, регионы, где она чуть ниже, есть регионы, где она существенно выше.

 

Средние розничные цены дизельного топлива в регионах России по состоянию на 4 апреля 2008 г (руб./л)

Регион

Средняя цена за наличный расчёт

Архангельская обл.

21,7

Астраханская обл.

18

Брянская обл.

20,5

Башкортостан

22

Белгородская обл.

19,5

Бурятия

23

Воронежская обл.

21

Владимирская обл.

21,8

Вологодская обл.

22

Волгоградская обл.

20,2

Ивановская обл.

21,8

Иркутская обл.

24

Курганская обл.

21,5

Карелия

22,5

Кемеровская обл.

19,9

Калужская обл.

20

Кировская обл.

21,5

Калининградская обл.

22,6

Краснодарский край

20,3

Красноярский край

21,25

Ленинградская обл.

21,5

Липецкая обл.

19,6

Москва и Московская обл.

20,6

Мурманская обл.

24,9

Новгородская обл.

21,3

Нижегородская обл.

21,5

Новосибирская обл.

21,5

Омская обл.

23,2

Оренбургская обл.

21,5

Орловская обл.

22

Пензенская обл.

20,9

Пермская обл.

21,3

Псковская обл.

22

Ростовская обл.

19,5

Рязанская обл.

20,8

Самарская обл.

21,3

Саратовская обл.

20,03

Свердловская обл.

21

Смоленская обл.

21

Тамбовская обл.

19,3

Татарстан

21

Тверская обл.

20,2

Тульская обл.

20,5

Ульяновская обл.

20

Удмуртия

22,2

Тюменская обл.

21,5

Ханты-Мансийск

24,5

Челябинская обл.

22,1

Читинская обл.

24,5

Чувашия

21,5

Ярославская обл.

21,5

 

Разумеется, в силу ряда причин разбежка цен в различных регионах Российской Федерации достигает весьма существенных величин. Однако усреднённая цифра колеблется в районе между 21 и 23 рублями за литр топлива.

В целом же, для того чтобы спрогнозировать ситуацию на топливном рынке России и предположить, что будет дальше, надо понять самое главное: ситуация абсолютно нерыночная. Факторы, которые влияют сейчас на цену топлива, никоим образом не относятся к области экономики. Это и конкурентная борьба между крупными брендовыми компаниями, и крупные политические события, которые влияют на положение дел на рынке топлива (выборы, предстоящая инаугурация избранного президента страны). В итоге ситуация выглядит таким образом: например, по Московскому региону для достаточно крупного опта цена тонны дизельного топлива на сегодняшний момент непрерывно колеблется между 22 200 и 22 800 рублей. Что это означает в литрах? Нижняя цена – 18,70 руб./л, и верхняя – 19,2. Повторяю: речь идёт о крупном опте. Причём чаще всего доминирует уровень в 22 500 – 22 700 рублей. Одним словом, это сегодня отпускная цена за литр топлива на нефтебазе при покупке его крупным оптом составляет 19 рублей за литр. Стоимость доставки его к АЗС – в зависимости от удалённости – 20 – 30 копеек (опять же речь идёт о себестоимости, потому что коммерческая перевозка, если кто-то пользуется для транспортировки чужим бензовозным парком, обходится в 40 – 50 копеек за литр). Добавим сюда себестоимость процесса на АЗС – это 1 – 1,50 рублей – причём и это тоже относится исключительно к себестоимости работы АЗС: стоимость амортизации, энергоресурсов, налоги, зарплата и т. п.

Таким образом, чтобы получить сегодняшнюю себестоимость топлива, суммируем: 19 рублей + 30 копеек + хотя бы рубль. Получается: 20 рублей 30 копеек – это себестоимость одного литра дизельного топлива.

– Михаил Павлович, тут возникает ещё один вопрос: на многих заправках так называемая цена столба ощутимо ниже этой цифры. Не говоря уже о том, что она ниже цены по безналичному расчёту. Вам не кажется, что это, мягко говоря, нелогично?

– Конечно, кажется. Но логика здесь ни при чём. И этот вопрос возникает не только у Вас. В итоге, когда клиент сейчас звонит и возмущённо спрашивает: почему цена, которую мы определили для безналичного расчёта при заправке по карточкам, оказалась выше цены за наличный расчёт, которая висела «на столбе», мы начинаем разбираться, и выясняется: цена за наличный расчёт есть, а топлива за наличный расчёт – нет...

Приведу конкретный пример из практики. Наш клиент – компания «Санфлауэр», которая является эксклюзивным перевозчиком Toyota Lexus, – периодически просит у нас прогноз цены и наши действующие цены для того, чтобы обосновывать стоимость фрахта перед Toyota. Разумеется, мы предоставляем имеющуюся у нас информацию о состоянии и перспективах рынка. Это помогает перевозчику скорректировать в верхнюю сторону повышение фрахта. Недавно японцы, что называется, ткнули их носом в конкретную АЗС и задали очень простой, с японской точки зрения, вопрос:  вы нам тут пишете, что цена литра топлива больше 20 рублей, а на самом деле цена на столбе – 18,80. Это было в северо-западном регионе. Мы связываемся с АЗС и получаем конкретное подтверждение того, что цена есть, а топлива нет, и вообще АЗС не заправляет дизтопливом за наличный расчёт. Рыночнику очень трудно понять такие вещи: он думает, что если есть цена, то есть и товар. На самом же деле есть только некая декларация в виде цены.

Это очень распространённая ситуация. Тем более что для магистральных АЗС отсутствие заправки дизельным топливом за наличный расчёт даже не принципиально, потому что 90 % выборки дизельного топлива – это «безнальщики». Очень редко сегодня можно встретить перевозчиков, которые заправляются за наличный расчёт: все они пользуются теми или иными современными платёжными средствами.

Приведу ещё один характерный пример удивительно низкой цены «на столбе». Были случаи, когда звонит мне перевозчик и говорит, что видел на АЗС розничную цену 18,8 руб./л, и при этом дизтопливо было для всех – и по топливным картам, и за наличный расчёт. Некоторым из перевозчиков я предлагал даже поспорить на деньги: речь идёт о топливе, которое соответствует не ГОСТу, а ТУ. Если взять его анализ, то оно легально произведено на каком-нибудь мини-заводике. Это не тот случай, когда где-то в яме под городом Грозный стояли коптилки, которые при помощи подогревания цистерн выгоняли так называемое топливо. Нет, сейчас существует определённая нормативная документация по мини-заводам, на которые поставляется газоконденсат, после перегонки которого получают топливо. Нам тоже регулярно предлагают покупать это топливо. Мы на это не идём: мы всегда требуем документы, подтверждающие его соответствие ГОСТу, а не ТУ. И ни разу в подобных случаях нам эти документы не  были предоставлены. Соответственно, мы его не покупаем и не продаём. А его цена вполне позволяет «уместиться» в 18,80 руб./л с очень приличной прибылью. И мой совет: не гнаться за дешевизной и не верить в чудеса, не верить в то, что кругом 21 – 22 руб./л, а вам предлагают качественное топливо за 18 рублей. После использования такого дешёвого топлива расплачиваться придётся вышедшей из строя топливной аппаратурой современных дорогостоящих и очень капризных в отношении качества топлива грузовиков.

Удивляет позиция некоторых руководителей транспортных компаний. С одной стороны, они рассказывают о водителях, которые где-то за углом заправляют машины «бадяжным», тепловозным, ещё каким-то «левым» топливом. А с другой стороны, как ни странно, порой сами грешат тем же самым, ориентируясь на какие-то необъяснимо дешёвые заправки.

В разговоре с руководителями крупных брендовых и небольших независимых региональных сбытовых сетей выясняешь, что все стонут, все говорят, что заправляем чуть ли не себе в убыток и сейчас, уже скоро, наконец-то повышаем цену.

Спрашиваешь: а почему держите цену? Почему заправщики вынуждены держать настолько низкую цену, что она граничит с себестоимостью? До конца причин никто не раскрывает.

О причинах можно только гадать. Возможно, серьёзно влияет на положение дел то, что такая ситуация весьма выгодна крупным брендовым нефтяным компаниям. Будучи держателями нефтяных ресурсов, они колоссально наживаются на росте оптовых цен. А независимые сети АЗС оказываются в исключительно сложной ситуации. О возможном влиянии  на рынок разного рода политических мероприятий на директивное поддержание «благополучных» розничных цен на топливо я уже говорил.

Почему заправки держат низкую цену? Независимые заправочные сети кивают на брендовые. Потому что, конечно, у тех большее количество АЗС, у тех чаще всего современные АЗС, и если на «Лукойле», «Сибнефти», ТНК стоит определённая цена, независимые заправщики (не по своей воле) вынуждены держать цену с оглядкой на эти цифры. Как ни крути, а не они задают правила этой игры, не они формируют рынок. Вот и получается, что безо всяких приказов и директив правила игры, тон поведения на топливном рынке задают именно брендовые компании. В самих же брендовых компаниях тебе толком никто не скажет, почему держат именно эту цену. Потому что сам руководитель региональной сбытовой сети буквально стонет: мы, мол, работаем себе в убыток. Но не он эту цену установил: он получил её сверху. Ценовая политика там формируется чаще всего в управляющей компании, где, в свою очередь, возможно влияние и политики, и корпоративных договорённостей, и никто не станет освещать их в открытую.

У нас ещё долго не будет до конца рыночной экономики. Традиции чиновного регулирования чисто рыночных процессов у нас есть, они всячески поддерживаются, и вряд ли мы могли бы представить себе ситуацию в какой-нибудь другой, традиционно рыночной стране, когда в угоду неким масштабным политическим мероприятиям в целом нефтяные компании держат цены.

– Каковы выводы и перспективы для конечного потребителя – перевозчика?

– Налицо явно отсроченное повышение цены. Я считаю, что в цифрах отсроченное повышение составляет минимум полтора рубля. Причём поясню, что полтора рубля – это сегодняшняя потребность в повышении цены: если бы сейчас представить себе хотя бы более или менее рыночную ситуацию, то цена уже сегодня в любой момент могла бы поменяться минимум на полтора рубля вверх. Потому что чудес в экономике не бывает, и нормальная торговая надбавка, с которой может работать топливный рынок на дизтопливе – это 13 %. В противном случае выходит бег по кругу, который сейчас отчасти происходит у некоторых топливных компаний. Поэтому полтора рубля будут отыграны в ближайшее время. Когда это произойдёт – не буду прогнозировать, потому что до конца объяснить мотивацию удерживания в разных регионах такой сложной цены я и сам не могу.

– Может, просто рынок выжидает, как поведёт себя новый глава государства после инаугурации?

– Может быть. Но это – из области предположений. Можно предположить, но не зная досконально факторов, влияющих на судорожное удерживание низкой розничной цены относительно опта, сроки спрогнозировать достаточно сложно. Ожидаемого понижения оптовой цены в связи с переходом на летнее топливо нынче тоже не произошло. Сложилась вообще парадоксальная ситуация, когда в начале этого летнего сезона (конец марта – первые числа апреля) цена на летнее топливо была выше, чем на зимнее. Чем это вызвано? Боюсь, что и эту ситуацию экономическими факторами не объяснить.

– Министр финансов России Алексей Кудрин в Нью-Йорке заявил, что цена за баррель сырой нефти, превышающая 100 долларов, является спекулятивной и не может быть вечной. Коль это так, и если цены упадут, то… упадут ли они в России?

– Падала у нас хоть раз цена на топливо?

– Нет.

– Тогда какие у нас есть основания говорить, что она упадёт?

– Когда цены на моторное топливо растут в мире, они, хотя и медленнее, растут и в России. И объясняется это необходимостью привязки к мировым ценам. Но когда они там хоть ненамного падают – здесь ничего подобного не происходит, и это ничем не объясняется.

– Из разговоров с менеджерами европейских top-сетей – Esso, Shell – я знаю, что заработок собственно на топливе у автозаправочного комплекса составляет не более 7 – 20 % от общей прибыли. Остальные 80 – 93 % прибыли создаются за счёт побочного сервиса. Это магазин, мойка, шиномонтаж, автосервис. Прежде всего – магазин, потому что в традициях Европы, когда в 8 часов вечера закрываются все супермаркеты и остаются только заправки, на которых можно купить пиво, сигареты, сосиски и т. д. При этом накладные расходы на персонал минимальны, потому что кассир обслуживает и колонку, и магазин. Поэтому там минимум персонала, максимум рентабельности, плюс ночные высокие цены.

– Михаил Павлович, раньше вы одним из основных козырей «Инфоркома» называли то, что цена для перевозчиков по ряду регионов, магистралей, заправок значительно ниже «столба». Сейчас, как я понимаю, ситуация существенно изменилась. Самая низкая цена – на «столбе». И хотя топлива по этой цене нет, но опустить свою цену ниже уже не можете…

– Можем. Не буду раскрывать все секреты нашей коммерческой кухни. Они, конечно же, есть. В итоге политика специальной цены для клиента остаётся. То есть: когда клиент говорит - дайте мне специальные цены по определённым магистралям, АЗС или регионам, мы по-прежнему в ряде случаев идём на это. Есть топовые очень крупные клиенты, для которых специальная цена практически везде. И она отличается от цены «столба», от розницы – от 30 копеек до рубля.

– Но вы это делаете не в убыток?

– Нет, не в убыток. Вот сейчас я приехал из Минска, где встречался с руководителем одного из таких топовых  клиентов – группы компаний «Дженти» с общим количеством автомобилей около 700. Конечно же, для них существует специальное предложение, специальные цены, их цена отличается от розничной на 0,30 – 1 рубль. Поэтому для тех, кто ещё не является нашим клиентом, я подтверждаю, что это одна из таких маркетинговых неменяющихся позиций. Маркетинговая политика остаётся без изменений: нашему клиенту мы делаем выгодное предложение там, где у него наибольший объём выборки.

– Независимо от рыночной цены?

– Конечно, мы сейчас скованы в каких-то действиях, потому что год назад, например, прошлым летом, эти спецпредложения могли достигать 2 рублей с литра. Сейчас эта разбежка очевидно меньше, но при предполагаемом росте цены мы смягчим потери от него нашим клиентам. То есть, когда цены на рынке вырастут, наши действия не будут арифметическим повторением рыночной ситуации, мы постараемся нашим клиентам смягчить это повышение, оно будет не таким существенным.