Топливо "Игра в монопольку по-крупному. Кто на сдаче?"


Топливо

Игра в монопольку по-крупному. Кто на сдаче?

 

Олег ЖАРКО

 

         Тема роста цен на топливо, а точнее –  причин этого роста, волнует сегодня перевозчиков как никогда. Есть предел этого роста, через который они просто не смогут переступить. И тогда начнутся массовые банкротства, начнётся возврат частично оплаченных лизинговых машин. Тогда перед государством возникнет вопрос: а кто в нашей стране должен выполнять транспортную работу? Но с ответом может случиться некоторая заминка… Где этот предел? А этого никто, собственно говоря, и не знает. Потому что работаем пока, скорее, по наитию, по ощущениям, на глазок. Дорого. Но пока терпится. Кто в России знает, какую долю в цене килограмма, например, колбасы «Останкинской» составляет топливо, сколько – транспортная работа? Достоверно – никто. Сегодня это просто невозможно посчитать. Много. И пока население в состоянии оплачивать этот кусок колбасы, а значит – и топливо, и транспортную работу, это продолжается.

Ставки фрахтов растут, но далеко не так бурно, как расходы на солярку. Приведём подготовленную специалистами АСМАП экспертную оценку среднего уровня фрахтовых ставок российских международных автомобильных перевозчиков на основных направлениях по состоянию на 24 июля 2008 г. Поясним, что уровень ставок указан на основе данных российских экспедиторских компаний для перевозок грузов в/из Москвы при транспортировке безопасного генерального груза автопоездом с полуприцепом длиной 13,6 м и с объёмом кузова 86 – 90 м³ при весе груза, без превышения допустимых полной массы АТС и нагрузок на оси по маршруту движения. Разумеется, в реальности ставки варьируются в зависимости от вида груза и согласованных условий по контракту на перевозку.

Страна

Экспорт

Импорт

Германия
Берлин

1000 – 1100 евро

 3300 – 3400 евро
3000 евро

Бельгия / Голландия

1100 – 1200 евро

 3400 – 3500 евро

Англия / Лондон

2000 – 2200 евро

 3900 – 4300 евро

Франция / Париж

 1400 евро

 3800 – 4000 евро

Испания

 2400 – 2600 евро

 5100 – 5500 евро

Италия / север

 1100 – 1200 евро

 4400 – 4600 евро

Австрия

 1400 евро

 3200 – 3400 евро

Польша / Варшава

 700 – 800 евро

 2000 – 2300 евро

Венгрия

 1000 – 1300 евро

 2800 – 2900 евро

Чехия

 1000 – 1300 евро

 3000 – 3200  евро

Словакия

 1000 – 1300 евро

 2700 – 2900 евро

Сербия

 1200 – 1400 евро

 3000 – 3200 евро

Хорватия

 1700 евро

 3200 – 3450 евро

Румыния

 1400 евро

 2600 – 2700 евро

Болгария

 1400 – 1500 евро

 2900 – 3200 евро

Финляндия / Хельсинки

 600 – 800 евро

1500– 700 евро – 2900 дол.

Швеция

 1200 – 1400 евро

 2700 – 3300–3700 евро – при порожней подаче

В среднем фрахтовые ставки за два последних месяца увеличились всего на 2,6 %. Розничные цены на дизтопливо за этот же период – на 12 %.

Стоит подчеркнуть, что автоперевозчики покупают топливо не на нефтебазах по отпускной цене, а на АЗС по розничной. И существующее на топливом рынке положение не может их удовлетворять.

Объяснить можно всё что угодно. Но очень трудно внятно ответить на простейший вопрос: почему в России, в стране, которая владеет колоссальными запасами углеводородных ресурсов, сама их перерабатывает, цены на автомобильное топливо стремятся догнать европейские. Да, понятно, есть мировые цены, есть нужды экспортёров, есть нужды бюджета. Но ведь есть ещё и собственная экономика, которая пока развивается. Мировые цены пошли на попятную: самые развитые экономики не справились с таким уровнем цен, подавились. К чему же стремимся мы?

Кто на самом деле нагнетает, накручивает, разгоняет цены? Я пролистал несколько предыдущих номеров «Автоперевозчика» ( наш журнал в последние месяцы практически в каждом номере обращается за комментариями по ситуации на топливном рынке к генеральному директору «Инфоркома» Михаилу Никину). Не буду ходить вокруг да около – приведу три цитаты.

«Серьёзно влияет на положение дел то, что такая ситуация весьма выгодна крупным брендовым нефтяным компаниям. Будучи держателями нефтяных ресурсов, они колоссально наживаются на росте оптовых цен. А независимые сети АЗС оказываются в исключительно сложной ситуации. О возможном влиянии  на рынок разного рода политических мероприятий на директивное поддержание «благополучных» розничных цен на топливо я уже говорил.

Почему заправки держат низкую цену? Независимые заправочные сети кивают на брендовые. Потому что, конечно, у тех большее количество АЗС, у тех чаще всего современные АЗС, и если на «Лукойле», «Сибнефти», ТНК стоит определённая цена, независимые заправщики (не по своей воле) вынуждены держать цену с оглядкой на эти цифры. Как ни крути, а не они задают правила этой игры, не они формируют рынок. Вот и получается, что безо всяких приказов и директив правила игры и тон поведения на топливном рынке задают именно брендовые компании. В самих же брендовых компаниях тебе толком никто не скажет, почему держат именно эту цену. Потому что сам руководитель региональной сбытовой сети буквально стонет: мы, мол, работаем себе в убыток. Но не он эту цену установил: он получил её сверху. Ценовая политика там формируется чаще всего в управляющей компании, где, в свою очередь, возможно влияние и политики, и корпоративных договорённостей, и никто не станет освещать их в открытую».

         «Существует два вида сбытовых розничных сетей (АЗС): сети нефтедобывающих компаний существующие и так называемые независимые сети АЗС, которые не являются добывающими и которые как раз должны перекупать топливо. Когда у них нет этого свободного рынка нефтепродуктов, они брендовым компаниям вообще не конкуренты, и крупные нефтедобывающие брендовые компании могут не оглядываться на каких-то там независимых заправщиков, особенно в тех регионах, где они вообще являются монополистами. Традиционно в некоторых регионах закрепились своего рода региональные топливные монополисты. Например, в Челябинской области одна из крупнейших – «Лукойл», в Башкирии – «Башнефтепродукт», в Белгороде – опять же «Лукойл» и т. д. Эти «монстры» в регионах что хотят, то и делают – кто там с ними будет конкурировать? Они могли бы уже сейчас совершенно спокойно поставить цену на столбе хоть 27 рублей – и никто бы им конкуренцию не составил, никто бы рядом не стал продавать, например, по 25 рублей. И в этом случае все независимые заправщики тут же поставили бы у себя на столбе такую же цену – 27 рублей или на 20 копеек ниже. Почему крупные вертикально интегрированные нефтяные компании сегодня ещё не ставят цену 26, 27 руб./л? Они просто это делают с некоторой оглядкой на государство. А планово они цену повышают. И на российском рынке источник повышения – это и есть брендовые компании. Из-за того, что им никто не создаёт конкуренцию, они потихонечку, не привлекая особого внимания, повысили цену и в опте, и в рознице за последние восемь месяцев больше чем на 35 %. Ведь лихорадить рынок начало не сегодня. Начало, как я уже говорил, с дефицитом где-то в сентябре –  октябре, и планово, потихонечку довели цену до её сегодняшнего уровня».

«Причём цены поднимали все компании дружно и синхронно, и корпоративного сговора нет, и Федеральная антимонопольная служба замучается что-то доказывать… 

- Совершенно верно. Никакой сговор никто доказать не сможет (хотя он и очевиден). Да это, наверное, и не главное. Давайте разберёмся по сути. В чём заключается задача государства? Это относится не только к топливному рынку, но и к экономике вообще. Государство должно провоцировать конкуренцию, создавать её. Как только есть конкуренция - цены падают. Это совершенно очевидно. Но наше государство сегодня вообще ничего не делает для того, чтобы создавать конкуренцию на топливном рынке. Наоборот – идёт постоянная целенаправленная монополизация этого рынка, всё большее количество сбытовых сетей исчезает, поглощается «Лукойлом», «Роснефтью», «Сибнефтью» и т. д.»

         А вот ещё одна цитата – уже из интервью, которое дал РИА «Новости» заместитель начальника отдела таможенных платежей Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ Александр Сакович:

«А опасения по поводу дефицита топлива, из-за чего и растут цены...

- Мы - страна избыточного производства и нефти, и нефтепродуктов. Дефицита топлива в стране нет, даже локального, и не ожидается! Есть проблема вытеснения крупными компаниями независимых компаний, а с этим надо бороться мерами антимонопольной политики. Этим я бы и советовал заняться ФАС».

А на совещании по вопросам развития нефтегазового комплекса РФ, которое проходило в июле в Северодвинске, глава российского правительства Владимир Путин предупредил, что если Федеральная антимонопольная служба не вспомнит о своих обязанностях, дело там может дойти до кадровых перемен…

Спустя чуть больше недели после совещания, заместитель главы ФАС РФ А. Голомолзин заявил, что антимонопольная служба в случае подтверждения факта установления монопольных цен крупнейшими отечественными нефтяными компаниями обяжет их в судебном порядке снизить цены на отпускаемые нефтепродукты.

         25 июля 2008 г. управление Федеральной антимонопольной службы по Тюменской области возбудило дело в отношении ОАО «Газпромнефть-Тюмень», ООО «Лукойл-Уралнефтепродукт» и ООО «АЗС-Н1» по признакам нарушения ст.11 ФЗ «О защите конкуренции». А случилось вот что. Тюменское УФАС России по данным еженедельного мониторинга оптовых и розничных цен на нефтепродукты, проводимого в соответствии с приказом ФАС России, обнаружило, что ОАО «Газпромнефть-Тюмень», ООО «Лукойл-Уралнефтепродукт» в лице Тюменского филиала и ООО «АЗС-Н1» при осуществлении розничной реализации нефтепродуктов длительный период устанавливают одинаковые цены на своих АЗС.
В действиях операторов розничного рынка нефтепродуктов Тюменское УФАС России усмотрело признаки нарушения антимонопольного законодательства в части несоблюдения хозяйствующими субъектами требований по запрету согласованных действий по установлению и поддержанию цен. Статья 11 ФЗ «О защите конкуренции» запрещает согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие действия приводят или могут привести к установлению или поддержанию цен.

         В тот же день, по информации представителя пресс-службы прокуратуры Иркутской области, Иркутское УФАС признало ОАО «НК «Роснефть» нарушителем Федерального закона «О защите конкуренции» в части злоупотребления доминирующим положением на рынке ГСМ.
По информации пресс-службы, в последнее время на территории Иркутской области наблюдается резкий рост цен на автомобильное топливо. Для выяснения обоснованности повышения цен в июне прокурор области поручил рабочей группе по борьбе с правонарушениями и преступлениями в сфере экономики координационного совещания руководителей правоохранительных органов области провести проверки с привлечением специалистов федеральной антимонопольной службы, других государственных контролирующих органов.

«В результате было установлено, что деятельность ОАО «НК «Роснефть», занимающего доминирующее положение на рынке оптовых продаж нефтепродуктов на территории области, имеет все признаки злоупотребления. Товар вводится в оборот особым способом - путём проведения ежемесячных конкурсных торгов на поставку нефтепродуктов. При этом продавец не фиксирует первоначальную цену, и она предлагается самими покупателями,- сообщила пресс-служба прокуратуры Иркутской области, – тем самым существующий механизм предполагает ежемесячное увеличение цены предыдущего предложения, что по спирали раскручивает оптовые цены следующих закупок».

«Таким образом, пользуясь своим доминирующим положением на рынке оптовых продаж нефтепродуктов, группа лиц в составе ОАО «НК «Роснефть», ООО «РН-Трейд» и ООО «Нефть-актив» ограничивают конкуренцию на рынке оптово-розничных продаж, создают дискриминационные условия приобретателям нефтепродуктов, ущемляют интересы граждан». По информации пресс-службы прокуратуры, управление Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области рассмотрело дело, возбужденное по признакам нарушения ОАО «НК «Роснефть» пункта 8 части 1 статьи 10 ФЗ «О защите конкуренции» в части злоупотребления доминирующим положением путем введения в оборот товара в форме конкурсных (аукционных) торгов, имеющим своим результатом ограничение конкуренции.

«Роснефти» вынесено предписание об устранении нарушений Федерального закона «О защите конкуренции» и создании равных условий для всех участников рынка.
         28 июля Белгородское управление Федеральной антимонопольной службы возбудило аж три дела в отношении хозяйствующих субъектов города Белгорода - ОАО «Белгороднефтепродукт», ЗАО «Топливная нефтяная компания», ЗАО «Архимпелаг», города Губкин - ЗАО «Агронефтепродукт», ЗАО «Осколнефтеснаб», ОАО «Белгороднефтепродукт», города Старый Оскол - ЗАО «Осколнефтеснаб», ООО «Старооскольская нефтебаза», ОАО «Белгороднефтепродукт» по признакам нарушения всё той же статьи 11 ФЗ «О защите конкуренции».

Белгородское УФАС России выявило, что эти хозяйствующие субъекты в границах локальных рынков городов Белгород, Губкин и Старый Оскол при осуществлении розничной реализации нефтепродуктов длительный период устанавливают одинаковые цены на своих АЗС.
В действиях операторов розничного рынка Белгородское УФАС России усмотрело признаки нарушения антимонопольного законодательства в части несоблюдения хозяйствующими субъектами запрета на согласованные действия, направленные на установление и поддержание цен.

Рассмотрение этих дел было назначено на конец августа, и мы пока не можем сообщить о его результатах. Но одно вызывает сомнения: даже если сговор будет доказан, уже в сентябре эти компании, наученные горьким опытом, договорятся о том, что цены на их АЗС будут различаться на 3-5 копеек,и поди поймай их снова…

5 августа  Ставропольское УФАС обвинило «Лукойл – Югнефтепродукт», «Роснефть – Ставрополье», «Башойл-КМВ», «Ставнефть» и «ПКП Ставрополькомплект» в ценовом сговоре. Причиной для обвинений стало то, что перед началом уборочной кампании солярка в крае оказалась дороже, чем бензин. Как сказал руководитель управления ФАС по Ставропольскому краю Владимир Рохмистров:

- Компании обвиняются в том, что они стали одновременно повышать и поддерживать цены на дизельное топливо. Причём, если отпускные цены заводов- изготовителей на высокооктановый бензин обычно выше, чем на дизельное топливо, то у нас получается в рознице наоборот. Цены на дизельное топливо на 50-60 копеек выше, чем на 95-й бензин.

Если ФАС удастся доказать факт ценового сговора, то нарушителей ждут серьёзные штрафы. В лучшем случае компаниям придётся направить на их оплату 1 % от своего годового оборота, а в худшем – 15 %. А глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев предлагает ещё более жёсткие санкции: ввести уголовную ответственность за картельные сговоры. Если такие законодательные поправки примут, то виновным будет грозить от трёх до шести лет тюрьмы.

Кстати, это совершенно серьёзно: ФАС предложила сажать в тюрьму бизнесменов за картельный сговор. На встрече с премьер-министром Владимиром Путиным глава службы Игорь Артемьев заявил, что в ближайшее время будет подготовлен и внесён в правительство законопроект об уголовном наказании за картельный сговор. При этом Артемьев ссылался на международный опыт. «В 2006 г. дано определение, комплиментарное европейскому, что такое ценовой сговор, раздел рынка. Во всём мире это считается уголовным преступлением. Нам нужно принять новую 178-ю статью Уголовного кодекса, поскольку это действительно уголовное преступление», – сказал глава ФАС. Премьер Владимир Путин фактически одобрил эту инициативу.

В Европе и США компаниям за нарушение антимонопольного законодательства грозит штраф до 10 % от годового оборота, и сейчас говорят о необходимости повышения этого порога до 30 %.

Но не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Откровенно говоря, всё это напоминает хорошо знакомую людям старше сорока кампанию по борьбе за… или борьбе против… Это мы уже проходили: страсти среди руководящих московских властей улягутся, они переключатся на более животрепещущие проблемы, и «хапун» закончится. Дело в том, что доказывать факт сговора действительно неимоверно трудно. Ну одинаковая цена – и что с того? Ну совпало так!.. Доказать наличие картельного сговора между крупнейшими российскими бизнесменами очень трудно. Не секрет, что иногда конкуренты информируют друг друга о своих планах, но бумаг при этом никаких не подписывают. К тому же повышать цены их часто заставляет ситуация на рынке. Компании смогут доказать, например, что повышение цен обусловлено объективными факторами, такими, как мировой рост цен. Как, например, сейчас, когда рост цен, особенно на продовольствие и топливо, наблюдается по всему миру.

Правда, в июне Высший арбитражный суд РФ облегчил процесс привлечения к ответственности нарушителей: если раньше необходимо было предоставить документальные доказательства преступления, то теперь для уличения компаний в сговоре антимонопольный орган должен лишь доказать, что они синхронно совершили аналогичные действия, например, повысили цены.

Федеральная антимонопольная служба признаёт, что ей трудно разобраться в ценообразовании на рынке нефти и нефтепродуктов. Чтобы исправить ситуацию, чиновники хотят ввести специальные стандарты раскрытия информации. А для обуздания цен предлагают начать государственные интервенции на рынке топлива. ФАС подготовила для правительства доклад «О состоянии конкуренции в России». Среди прочего в нём констатируются тенденции роста экономической концентрации в отрасли и сокращения количества независимых участников рынка. Так, с 1998 по 2007 г. добыча малых независимых компаний снизилась с 10 % от общего объема до 5 %. А количество независимых АЗС за последние три года снизилось с 70 % до чуть более 50 %.

А вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНКи) в подавляющем большинстве регионов доминируют на рынке хранения топлива и при этом занимаются розничной торговлей. Это ставит в неравное положение независимых торговцев. В частности, холдинги поставляют топливо на свои АЗС по себестоимости, а независимым - по более высоким ценам. При дефиците они поставляют топливо прежде всего своим АЗС, а независимые торговцы вынуждены сокращать реализацию или даже закрываться.

Контролировать же ценообразование нефти и нефтепродуктов практически невозможно. ВИНКи почти не поставляют сырье сторонним покупателям, а перерабатывают его по договорам процессинга на своих заводах и отправляют нефтепродукты на реализацию своим же торговым компаниям.

Чтобы сформировать конкурентную среду в отрасли, ФАС предлагает ввести стандарты раскрытия информации о деятельности холдингов, позволяющие отслеживать ценообразование на каждом этапе – от добычи до розничной реализации, запасы и товарный баланс компании. ФАС предлагает также установить обязательные для продажи на бирже объёмы нефти и нефтепродуктов, что позволит сформировать рыночные цены на них.

Антимонопольщики признают, что сам по себе запуск биржевых торгов не приведёт к изменению ценовой конъюнктуры, поэтому считают обязательной организацию государственных интервенций на рынке нефтепродуктов. Ещё одна идея чиновников - запретить компаниям, которые занимают доминирующее положение на розничном рынке, приобретать земельные участки для строительства АЗС.

Таможенные пошлины, по мнению ФАС, должны использоваться как рыночный регулятор предложения внутри страны при сезонном росте спроса. Ведомство также предлагает отказаться от привязки ставки НДПИ к мировым ценам на нефть применительно к сырью, поставляемому на внутренний рынок. Федеральная антимонопольная служба считает целесообразным углубить дифференциацию ставки НДПИ в зависимости от горно-геологических и иных условий разработки месторождений.

Так или иначе, но бурная психологическая атака ФАС на владельцев сетей АЗС и прежде всего на вертикально интегрированные нефтяные компании, похоже, начинает давать первые плоды. Во всяком случае, по этой ли причине, по другой ли, но с 5 августа компания ТНК-ВР (торговые марки ТНК и ВР) снизила цены на бензин и дизельное топливо в целом ряде своих сбытовых регионов, в том числе в Саратовской, Калужской, Тульской, Рязанской и Курской областях. Цены снижены на 10-30 копеек за литр топлива. В перспективе ТНК-ВР планирует снизить цены также в Ростовской области и некоторых других регионах.

Первая ласточка? Поживём – увидим.