Топливо "Нефтяные картели в России"


Сможет ли ФАС защитить российский топливный рынок?

 

Светлана АЛЕКСЕЕВА,

Олег ЖАРКО

(По материалам Федеральной антимонопольной службы РФ)

 

Давайте положа руку на сердце зададимся простым вопросом: что будет с ягнёнком, если он окажется в глухом лесу с глазу на глаз с голодным волком? Будь волков несколько – оставалась бы ещё надежда, что пока они будут воевать между собой за этот аппетитный кусок ходячего мяса, у того появится хотя бы иллюзорный шанс смыться.

Не знаю как у Вас, уважаемый читатель, а у меня второго варианта ответа на заданный вопрос почему-то не возникает: думается, голодный волк сожрёт ягнёнка.

И эксперты российского топливного рынка, и сами транспортники на протяжении последних полутора десятков лет с огорчением отмечают, что российские цены ведут себя, мягко говоря, нелогично и непоследовательно. Когда мировые цены на нефть растут, российские их дружно догоняют (мол, всё диктует рынок). Но когда мировые цены падают, российские не спешат им следовать (вероятно, в этой ситуации рынок уже ничего не диктует). Говоря словами из басни Ивана Андреевича Крылова, «…ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»…

Так почему же мы наивно надеемся, что нефтяные монополисты российского рынка вдруг ни с того ни с сего скажут: «Мы не хотим продавать автомобильное топливо дорого, мы хотим продавать его дёшево, почти бесплатно»?

Впрочем, одно учреждение в России так не думает – Федеральная антимонопольная служба.

 

Рынок + монополия =

Динамикой цен на услуги, предоставляемые естественными монополиями, в значительной мере определяется уровень цен в хозяйственном комплексе Российской Федерации в целом, а, следовательно, и уровень конкурентоспособности экономики страны. Однако, как отмечают в Федеральной антимонопольной службе (ФАС) РФ, за период 2000 - 2007 гг. цены на продукцию естественных монополий росли существенно более высокими темпами по отношению к сводному индексу потребительских цен на товары и платные услуги населению по Российской Федерации в 2000 - 2007 гг.

Федеральная антимонопольная служба отмечает, что структура нефтяной отрасли в России имеет олигопольный характер и отличается наличием вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНКов). Эти широко известные бренды осуществляют деятельность на всех сегментах рынка: добыча и переработка нефти, хранение, оптовая, мелкооптовая и розничная реализация нефтепродуктов.

Все последние годы сохраняется устойчивая тенденция дальнейшего роста экономической концентрации и сокращения количества независимых участников рынка, а также увеличения присутствия на рынках нефтяной отрасли компаний с государственным участием.

В частности, продолжает сокращаться количество малых независимых добывающих компаний и объём добываемой ими нефти (с 1998 по 2007 гг. объём добычи малых предприятий снизился в два раза – с 10 % от общего объёма до 5 %). Количество независимых АЗС за последние три года снизилось с 70 % до чуть более 50 %. Расширение розничных сетей ВИНКов характеризуется, в том числе, отказом от франчайзинговых (джобберских) схем работы и осуществлением выкупа (аренды) активов розничных сетей операторов рынка, ранее осуществлявших реализацию брендированных нефтепродуктов ВИНКов.

А это чревато серьёзными последствиями – и для рынка, и для потребителей, и для государства.

ВИНКи доминируют (в том числе коллективно) на рынках добычи и переработки нефти, свободный рынок нефти практически отсутствует: более 80 % нефти в Российской Федерации добывается пятью крупными ВИНКами («Роснефть», «Лукойл», ТНК-ВР, «Сургутнефтегаз», «Газпром»), более 75 % российской нефти перерабатывается на заводах, контролируемых теми же пятью ВИНКами.

Почти вся добытая ВИНКами нефть направляется на переработку на собственные НПЗ и на экспорт. Доля свободного рынка нефти от общего объёма поставок нефти в Российскую Федерацию составляет около 15 – 20 %. Небольшой сегмент независимого от ВИНКов рынка нефти в основном ограничен поставками на НПЗ Уфимской группы и на Московский НПЗ: 40 % свободного рынка формируется на Уфимской группе НПЗ, около 20 % - на Московском НПЗ, на иных НПЗ – по 5 – 7 %.

Основные мощности НПЗ загружены переработкой собственной нефти ВИНКов. Распределение оставшихся мощностей осуществляется среди небольшого количества крупных трейдеров. Независимые компании, не имея возможности использовать мощности НПЗ со своей нефтью, вынуждены покупать нефтепродукты на оптовом рынке по цене, включающей маржу сбытов ВИНКов или трейдеров.

Доминирование ВИНКов на рынках добычи и переработки нефти определяет монопольную структуру реализации нефтепродуктов крупным оптом с НПЗ. ВИНКи используют «давальческую» схему переработки нефти как на «чужих» НПЗ, так и на собственных. Различные схемы «замещения по объёмам», перераспределение корзины нефтепродуктов на выходе с НПЗ, а также использование транзитных поставок затрудняют оценку географических границ рынков и долей участников в оптовых поставках на внутренний рынок в региональном разрезе.

Вместе с тем при распределении нефтепродуктов для дальнейшего внутреннего потребления оптовый рынок непосредственно связан с региональными рынками хранения и мелкооптовой реализации нефтепродуктов. Для осуществления хозяйствующим субъектом оптовой (и мелкооптовой) реализации нефтепродуктов на региональных рынках необходимы собственные мощности или доступ к мощностям по хранению иных хозяйствующих субъектов.

Таким образом, доминирование ВИНКов при крупнооптовой реализации нефтепродуктов с НПЗ (межрегиональный рынок) и наличие в большинстве регионов сбытов ВИНКов, доминирующих на рынках хранения нефтепродуктов (региональные рынки), определяют монополизацию региональных оптовых рынков нефтепродуктов.

 

Свой своего не обидит

Оптовые поставки нефтепродуктов с НПЗ ВИНКами своим региональным сбытам производятся в приоритетном порядке (объёмы, цены). При этом существует негласное правило: ВИНК не продаёт нефтепродукты оптом в регионы, где присутствует сбыт данной ВИНК. Это вынуждает независимых участников рынка либо закупать нефтепродукты у сбыта ВИНК, либо искать альтернативные схемы поставки (поставка партии частями из разных регионов, через соседние регионы с арендой мощностей по хранению, с использованием автотранспорта и др.), что приводит к нерентабельности работы. Создание же новых мощностей по хранению нефтепродуктов зачастую нецелесообразно в связи с наличием уже существующих мощностей (включая законсервированные), достаточных для удовлетворения спроса на услуги по хранению.

На региональных рынках хранения и мелкооптовой реализации нефтепродуктов в 67 субъектах Российской Федерации (более 75 %) на рынках хранения нефтепродуктов присутствуют хозяйствующие субъекты, доминирующие (в том числе совместно) с долей более 50 %, в 57 регионах это сбыты ВИНКов. Экономическая концентрация на рынках хранения нефтепродуктов характеризуется подавляющим преобладанием единоличного доминирования: из 67 монополизированных рынков на 59 долю более 50 % занимает одна компания, в 50 регионах это сбыты ВИНКов, в 9 – независимые участники рынка.

На розничных рынках более 50 % АЗС принадлежат независимым операторам. Вместе с тем в 62 регионах присутствуют хозяйствующие субъекты, которые доминируют (в том числе совместно) на рынках розничной реализации различных нефтепродуктов, и во всех 62 случаях на рынках присутствуют сбыты ВИНКов. В 57 регионах ВИНКи единолично доминируют на рынках розничной реализации нефтепродуктов, независимые компании – в 18-ти. В связи с тем, что снабжение АЗС осуществляется регулярными поставками мелкооптовых партий нефтепродуктов, существенным препятствием развития конкуренции является наличие хозяйствующих субъектов, которые преобладают на рынках хранения и мелкооптовой реализации нефтепродуктов и одновременно осуществляют розничную реализацию нефтепродуктов.

В частности, доминирующая компания поставляет нефтепродукты в адрес собственных АЗС по себестоимости, а при поставке независимым АЗС осуществляется продажа мелкооптовых партий, что обусловливает низкую рентабельность независимых АЗС и позволяет ВИНКам осуществлять ценовое давление. Одновременное преобладание и на рынке хранения (нефтебазы) также может приводить к резкому сокращению реализации независимыми АЗС (вплоть до закрытия АЗС) в связи с тем, что в условиях дефицита снабжение собственных АЗС осуществляется доминирующей компанией в приоритетном порядке. Такая структура рынков нефтепродуктов сложилась в 51 регионе страны.

По сложившейся практике нефтепродукты, производимые ВИНКами на собственных НПЗ, реализуются оптом в следующем порядке приоритетности:

1) экспорт;

2) сбытовые компании, входящие в данную ВИНК;

3) независимые участники рынка.

Как правило, сбытовые компании, входящие в группу ВИНК, не оформляют сделки купли-продажи нефтепродуктов при их последующей реализации на АЗС ВИНК, поскольку АЗС ВИНК не являются отдельными от этой сбытовой компании юридическими лицами. В результате такой непрозрачной схемы издержки по реализации и объёмы нефтепродуктов распределяются непропорционально между АЗС ВИНК и независимыми АЗС, что создаёт неравные условия для функционирования участников розничного рынка нефтепродуктов, а также делает невозможным сравнение условий работы АЗС ВИНК и независимых АЗС в целях оценки ФАС России случаев ценового давления ВИНКов на независимые АЗС.

Реализация нефтепродуктов с НПЗ ВИНК независимым участникам происходит на полузакрытых торгах (или при отсутствии таковых), в которых могут принять участие приближённые к ВИНК компании. Как правило, схема таких продаж поощряет коррупцию среди менеджмента ВИНК, который создаёт «бумажные» посреднические структуры. Таким образом, действительно независимые от ВИНК компании не имеют возможности купить продукт непосредственно с НПЗ ВИНК и приобретают его у таких посредников по завышенной цене. Кроме того, при продаже оптовых партий нефтепродуктов с НПЗ ВИНК повсеместно выставляется условие запрета на их розничную продажу в регионах, где располагаются автозаправочные комплексы данной ВИНК.

Но и это ещё не всё. В своём стремлении ещё более монополизировать и без того запредельно монополизированный рынок эти компании – хозяева рынка сами его регулируют. Доступными, так сказать, средствами… Чтобы конкуренты даже и не думали появляться. По мнению ФАС, особую опасность представляет гипертрофированный рост крупнейших российских компаний. Высокий удельный вес крупнейших российских компаний в отношении к ВВП страны позволяет предположить наличие у таких компаний возможности антиконкурентного влияния на рынки.

 

Брат из Колумбии приехал…

Ещё совсем недавно само слово «картель» в понимании среднестатистического россиянина было связано с Колумбией, стрельбой, плантациями коки, миллиардами грязных долларов.

Но, увы, времена меняются, и сегодня слово «картель» уже вполне прижилось на российской почве. Давайте разберёмся, что есть картель?

Картели - объединения предпринимателей, созданные с целью увеличения прибыли путём устранения конкуренции между участниками, - имеют исключительную опасность для российской экономики.

На большинстве товарных рынков России, как отмечает ФАС РФ, наблюдаются основные факторы, способствующие вступлению фирм в сговор, в том числе такие, как:

- небольшое число фирм на рынке (в России каждая пятая отрасль может считаться высокорискованной с точки зрения вероятности создания картелей);

- сходный уровень технологии, средних издержек производства и структуры затрат;

- превышение в отрасли в долгосрочном периоде предложения над спросом, наличие избытка производственных мощностей;

- низкая наукоёмкость продукции.

Заключению соглашений о разделе рынка хозяйствующими субъектами часто способствовала существовавшая ранее экономическая политика государства. Так, например, в 90-х годах регионы были закреплены за отдельными нефтяными компаниями; несмотря на существование шести крупных металлургических компаний полного цикла, конкретный тип металлопродукции (рельсы, штрипсы, швеллеры и т. д.) выпускается первой-третьей группами. Это во многом объясняется и тем, что в рамках плановой экономики осуществлялось закрепление поставщиков за регионами и категориями потребителей в рамках централизованной системы сбыта продукции. В настоящее время возникли региональные монополии в авиаперевозках, пищевой промышленности. Такой раздел рынка в долгосрочной перспективе имеет более разрушительные последствия для экономики, чем ценовые картели.

На сегодняшний день в Российской Федерации можно выделить сразу несколько отраслей, в которых наиболее остро стоит проблема антикартельного регулирования:

  • ·– оптовая и розничная торговля нефтепродуктами;
  • ·– агропромышленный комплекс и розничная торговля;
  • ·– банковская сфера (потребительское кредитование);
  • ·– фармацевтическая промышленность и рынок аптечных услуг;

– промышленность строительных материалов, алмазная отрасль;

  • ·– металлургическая промышленность;

– химическая промышленность.

В таблице приведено сравнение темпов роста потребительских цен и цен производителей в отдельных отраслях российской экономики. На некоторых таких рынках в 2003 - 2006 гг. темп роста цен производителей более чем в два раза превышал темп роста потребительских цен.

За 2007 г. ФАС России было возбуждено 232 дела по ст. 11 Федерального закона № 135-ФЗ «Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов»; в 94 случаях был установлен факт нарушений.

Раскрытие картелей, по утверждению антимонопольщиков, является самой трудной задачей антимонопольной политики, поскольку создаются они тайно. Следует также учитывать, что заключение соглашения как такового может и не происходить, возможен так называемый молчаливый сговор (tacit collusion), когда действующие на одном рынке компании действуют на основе взаимопонимания без заключения жёстких договорённостей. В результате в развитых странах средняя продолжительность картеля составляет шесть лет, некоторые картели длятся десять и более лет. При этом основными инструментами раскрытия картелей является оперативно-розыскная деятельность антимонопольных органов, получение информации от компаний-участников картелей в рамках «программы смягчения наказаний», использование правовой концепции тайного сговора (когда доказывается не наличие соглашения, а невозможность объяснения действий компаний иными экономическими соображениями).

В 2006 г. вступил в силу Федеральный закон «О защите конкуренции», устанавливающий правовое определение коллективного доминирования и вводящий понятие согласованных действий (как действий, результат которых выгоден только при условии, что они заранее известны каждому из участников, и которые не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке).

В мае 2007 г. вступил в силу Федеральный закон от 9 апреля 2007 года № 45-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», которым были введены оборотные штрафы («на юридических лиц - от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение») и программа смягчения наказания («лицо, ... предоставившее имеющиеся у него сведения (информацию) в целях установления факта такого соглашения или таких согласованных действий, освобождается от административной ответственности за административное правонарушение»).

Таким образом, только в 2007 г. ФАС России получила соответствующий мировым стандартам инструментарий борьбы с картелями – оборотные штрафы и программу смягчений. Снижение темпов роста цен на потенциально опасных с точки зрения картелизации рынков Федеральная антимонопольная служба считает одним из следствий принятия нового конкурентного законодательства. Вместе с тем, сделанного абсолютно недостаточно с точки зрения активной борьбы с картелями, - подчёркивается в опубликованном докладе ФАС РФ.

Во-первых, не решён вопрос о расширении оперативно-розыскной деятельности. Доказательства существования картеля, которые принимаются в суде, носят оперативный характер. Поэтому без применения оперативно-розыскных методов раскрывать картели на товарных рынках так же затруднительно, как и ранее. В рамках европейской модели конкурентной политики все антимонопольные органы имеют оперативно-розыскные полномочия. В рамках американской - наряду с гражданским антимонопольным ведомством (Федеральной торговой комиссией) -  действует антитрастовый департамент Министерства юстиций США, возглавляемый заместителем генерального прокурора и имеющий полномочия на оперативно-розыскную деятельность, – наружное наблюдение, видеосъёмку, съём компьютерной информации, запись переговоров и т. д.

В настоящее время в МВД России создан отдел, занимающийся проверками и сбором вещественных доказательств по антимонопольным делам, но его возможностей в масштабах страны недостаточно. Необходимо создание целого департамента, занимающегося такими расследованиями, работа которого должна быть укреплена соответствующими полномочиями и материальными ресурсами.

Во-вторых, необходимо проведение экономической и промышленной политики, направленной на развитие конкуренции в экономике:

  • ·– снижение барьеров входа на рынки (в первую очередь административных и инфраструктурных);
  • ·– открытие рынков для международной конкуренции (при условии параллельного повышения конкурентоспособности российской промышленности);

– развитие транспортной инфраструктуры для ликвидации барьеров для межрегиональной торговли и расширения границ рынков.

Для этого задачи по развитию конкуренции и демонополизации экономики должны быть поставлены перед всеми ведомствами, включены в их целевые программы.

В-третьих, необходимо дальнейшее развитие антимонопольного законодательства в части регламентации применения существующих антикартельных норм:

  • ·– принятие нормативных актов о процедурах «программы смягчения»;
  • ·– разработка групповых исключений в соответствии со ст. 13 закона «О защите конкуренции»;

– повышение санкций с 15 до 30 % выручки компании на соответствующем рынке.

По мнению ФАС, проведением активной политики по защите конкуренции должен заниматься не только ФАС России, но Правительство в целом. Развитие конкуренции должно быть провозглашено одним из национальных приоритетов. В общественное сознание должна быть ясно и недвусмысленно донесена мысль о недопустимости картельных сговоров и неотвратимости наказаний.

Федеральная антимонопольная служба считает, что угрозы конкуренции, связанные с формированием государственных корпораций, деятельностью естественных монополий, рисками возникновения картелей и действиями органов власти требуют незамедлительного реагирования со стороны государства.

Угрозы конкуренции, имеющие отношение к формированию государственных корпораций, связаны с передачей им некоторых государственных функций и полномочий проведения государственной политики; созданием для них исключительных условий хозяйственной деятельности, делающих невозможным конкуренцию с ними частных компаний; преследованием государственными корпорациями целей по созданию горизонтально или вертикально интегрированных структур в интересах коллективного доминирования. Госкорпорации, обладая политическим и административным ресурсом и растущими финансовыми возможностями, могут оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на смежных со сферами их деятельности товарных рынках.

Федеральная антимонопольная служба считает целесообразным следующее:

1) усиление антимонопольного контроля за государственного корпорациями;

2) возвращение властных функций от всех созданных госкорпораций государству;

3) расширение использования государственными корпорациями конкурсных механизмов при закупке товаров, работ, услуг у частных российских компаний;

4) обеспечение транспарентного функционирования госкорпораций;

5) введение моратория на создание новых государственных корпораций;

6) исключение возможности постоянной государственной финансовой поддержки госкорпораций.

 

Сговор. Чем он чреват?

- Одна из главных задач, поставленных на среднесрочную перспективу Правительством Российской Федерации перед Федеральной антимонопольной службой, – это борьба с картельными сговорами – соглашениями, согласованными действиями, ограничивающими конкуренцию, - убеждён руководитель Федеральной антимонопольной службы РФ Игорь Артемьев.

Такие сговоры являются разновидностью мошенничества и несут в себе серьёзную общественную опасность. Наличие картелей всегда чревато для экономики и потребителей необоснованным ростом цен, отсутствием инноваций, стагнацией рынка. Особенно остро эти негативные последствия деятельности картелей ощущаются в период кризиса.

В 2008 г. Федеральная антимонопольная служба сделала ряд серьёзных шагов, выстраивая систему работы по противодействию картелям. Значительно выросло количество дел, возбуждённых ФАС России по фактам антиконкурентных сговоров. В десятки раз больше, чем в предыдущие годы, наложено штрафов на участников картелей. Предприняты серьёзные меры организационного характера, в том числе направленные на усиление взаимодействия с правоохранительными органами, - констатирует глава ФАС России.

Недавно ФАС опубликовала сборник «Борьба с картелями. Практика 2008 года». Это - первая попытка обобщения результатов деятельности антимонопольных органов в этой области.

«Составители сборника стремились дать возможность широкому кругу практических работников службы, заинтересованным представителям суда, прокуратуры, органов внутренних дел ознакомиться с доказательной базой по установлению нарушений антимонопольного законодательства в сфере борьбы с картелями, а также изучить позицию судов - как поддерживающих позицию антимонопольных органов, так и принимающих противоположные решения», - пишет во вступительном слове статс-секретарь – заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Андрей Цариковский.

Всего в сборник включено свыше 70 дел. Почти две трети – дела по статье 11 (запрет на ограничивающую конкуренцию соглашения, согласованные действия хозяйствующих субъектов) Закона о защите конкуренции и около одной трети – дела по статье 16 (запрет на ограничивающую конкуренцию соглашения, согласованные действия хозяйствующих субъектов и органов власти) указанного Закона.

Наибольшее количество дел по статье 11 – это сговоры по установлению цен на бензин либо разделу соответствующего рынка (16 дел), по которым антимонопольным органам удалось добиться значимых результатов. Заслуживают также одобрения результаты деятельности на рынках продуктов питания (10 дел), финансовых и страховых услуг (6 дел).

«Хотел бы подчеркнуть, - пишет А. Цариковский, - что всякий раз, когда антимонопольной службе удаётся внести оздоровление в процессы конкуренции, это должно становиться поводом для освещения достигнутых результатов в средствах массовой информации. Каждый наш успех на этом направлении необходимо рассматривать как конкретный практический вклад в укрепление российской экономики».

Приведём лишь несколько примеров практики борьбы ФАС с картелями в 2008 г. Пятого марта 2008 г. антимонопольный орган обнаружил признаки нарушения антимонопольного законодательства: ЗАО «Кузбасснефтепродукт» и ОАО «Томскнефтепродукт ВНК» осуществляли согласованные действия по установлению и поддержанию розничных цен на нефтепродукты АИ-80, АИ-92, АИ-95 (АИ-96) и дизельное топливо на Томском локальном розничном рынке нефтепродуктов.

Антимонопольный орган предписал: ЗАО «Газпромнефть-Кузбасс» и ОАО «Томскнефтепродукт» ВНК» прекратить нарушение пункта 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, выразившееся в осуществлении согласованных действий по установлению и поддержанию цен на нефтепродукты и дизельное топливо на Томском локальном розничном рынке нефтепродуктов; ЗАО «Газпромнефть-Кузбасс» и ОАО «Томскнефтепродукт ВНК» в течение 2 (двух) лет с момента выдачи предписания ежеквартально представлять УФАС по Томской области информацию о соблюдении пункта 1 части 1 статьи 11 Закона «О защите конкуренции» при осуществлении деятельности по розничной реализации нефтепродуктов на Томском локальном розничном рынке нефтепродуктов.

Возбуждены дела об административном правонарушении, наложены штрафы: ЗАО «Газпромнефть-Кузбасс» – 25 млн рублей, ОАО «Томскнефтепродукт ВНК» – 31 млн рублей. Первая инстанция отменила решение и предписание ФАС России, апелляция в вышестоящий суд тоже не дала результатов: решение первой инстанции оставлено без изменения, ФАС России направила кассационную жалобу.

29 июля 2008 г. Алтайское краевое УФАС выявило признаки нарушения антимонопольного законодательства (пункт 3) ОАО «НК «Роснефть-Алтайнефтепродукт», ОАО «Газпромнефть-Алтай», ООО «Мега», ООО «Союз», ООО «Петролина», ООО «Символ», ИП Рубцова. Суть дела – в одновременном установлении одинаковых розничных цен на автомобильные бензины. По мнению антимонопольных органов, в Барнауле попросту нет объективных причин для синхронного и единообразного установления розничных цен на бензины автомобильные. Наличие различной структуры затрат и доходов предприятий не в равной степени отражается на ценах и себестоимости, поскольку предприятия имеют различных поставщиков сырья, следовательно, различные договорные отношения, условия поставки, уровень цен и т. д. Алтайское краевое УФАС предписало: прекратить нарушение пункта 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции; ОАО «НК «Роснефть Алтай» и ОАО «Газпромнефть-Алтайнефтепродукт» не допускать согласованных действий с целью одновременного повышения и поддержания розничных цен на одном уровне. Возбуждены дела об административном правонарушении, наложены штрафы: ОАО «НК Роснефть-Алтайнефтепродукт» - 1 248 088 рублей, ОАО «Газпромнефть-Алтай» - 3 908 114 рублей. Решение и предписание обжалованы ОАО «НК «Роснефть-Алтайнефтепродукт» в арбитражном суде. Решением Арбитражного суда Алтайского края в удовлетворении требований заявителю отказано в полном объёме.

Постановления о наложении административных штрафов обжалованы ОАО «НК «Роснефть-Алтайнефтепродукт» и ОАО «Газпромнефть-Алтай» в Арбитражном суде. Определениями Арбитражного суда Алтайского края производства по делам об обжаловании вышеуказанных постановлений приостановлены до вступления в законную силу решения по делу об обжаловании решения и предписания.

24 июля в Белгородское УФАС России поступили материалы, указывающие на наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства (пункт 1). Антимонопольный орган обнаружил признаки нарушения антимонопольного законодательства (пункт 3). При реализации нефтепродуктов в розницу в г.Старый Оскол ООО «Старооскольская нефтебаза», ОАО «Осколнефтеснаб» с января по июль 2008 г. устанавливались одинаковые цены на основные марки бензина (А-76, АИ-92, АИ-95) и дизельное топливо. Возбуждены дела об административном правонарушении, наложены штрафы: ОАО «Осколнефтеснаб» - 3 623 723,96 рублей, ООО «Старооскольская нефтебаза» - 2 849 532,00 рублей.

Решение, предписания, постановления обжалованы в Арбитражном суде Белгородской области. Решение суда вынесено в пользу Белгородского УФАС России. В ФАС России считают это дело уникальным и прецедентным: признан факт нарушения антимонопольного законодательства со стороны розничных продавцов нефтепродуктов на социально значимом рынке.

В период с 13.07.2008 по 02.11.2008 оптовые цены на нефтепродукты снижались, в то время как розничные цены в Бурятии в результате совершения хозяйствующими субъектами согласованных действий «искусственно» устанавливались и поддерживались.

Возбуждены дела об административном правонарушении, наложены штрафы: ООО «Ангойл-Транзит» - 34 559,80 рублей, ОАО «Бурятнефтепродукт» - 7 244 472,00 рублей, ИП Лебедева Л.И. - 17 000,00 рублей, зам. гендиректора ОАО «Бурятнефтепродукт» - 20 000,00 рублей, ООО «УдэОйл» - 264 819,83 рублей, ООО «УдаОйл» - 250 643,50 рублей, директор ООО «УдэОйл» - 20 000,00 рублей, зам. директора ООО «Ангойл-Транзит» - 17 000,00 рублей. В первой инстанции ОАО «Бурятнефтепродукт» и ООО «УдаОйл» отказано в удовлетворении исковых требований полностью. Решение и предписания Бурятского УФАС России оставлены в силе.

Ещё более примечательно прошлогоднее дело, расследованное Курским УФАС России. В период с 01.04.2008 по 01.08.2008 ООО «Курскоблнефтепродукт» на четырёх АЗС и ООО «Алексия» на пяти АЗС города Курска неоднократно синхронно изменяли в сторону увеличения розничные цены на реализуемые на данных АЗС нефтепродукты. В рассматриваемый период розничные цены на данных АЗС устанавливались синхронно и совпадали: на бензин марки АИ-80 - 12 раз, на бензин марки АИ-92 - 14 раз, на бензин марки АИ-95 - 12 раз, на дизельное топливо - 12 раз. Всего за данный период 36 раз имело место одновременное изменение цен в сторону увеличения на одинаковую величину. Возбуждены дела об административном правонарушении, на ООО «Курскоблнефтепродукт» наложен штраф - 3 031 960 рублей. В отношении ООО «Алексия» - прекращено. Примечательно это дело тем, что применена на практике «Программа смягчения ответственности»: один из участников согласованных действий (ООО «Алексия») сам сообщил в УФАС о том, что им осуществлялись согласованные действия по одновременному повышению цен с основным конкурентом на рынке нефтепродуктов г. Курск и добровольно отказался от данных действий. В связи с этим было принято решение об освобождении указанного хозяйствующего субъекта от административной ответственности на основании примечания к ст. 14.32 КоАП РФ).

Двенадцатого ноября Псковское УФАС России по заявлению Администрации Островского района возбудило дело в отношении ООО «Лукойл-Северо-Западнефтепродукт», ООО СО «Псковнефтепродукт», ООО «Псковская топливная компания». При совершенно разных условиях обращения товара (бензинов автомобильных и дизельного топлива) на розничном рынке его реализации у ООО «Лукойл-Северо-Западнефтепродукт», ООО «Псковская топливная компания», ООО СО «Псковнефтепродукт» (разные поставки, закупочная цена, наценки, следовательно, различные затраты) розничные цены на бензины автомобильные и дизельное топливо в г. Остров (и, как оказалось впоследствии, на всех АЗС и АЗК области) устанавливались абсолютно одинаковыми в рассмотренный период.

Псковское УФАС России предписало ООО «Лукойл-Северо-Западнефтепродукт», ООО «Псковская топливная компания», ООО СО «Псковнефтепродукт» прекратить согласованные действия, направленные на установление и поддержание розничных цен на бензины автомобильные и дизельное топливо на АЗС г. Острова.

Решение и предписание по делу обжалованы в Арбитражном суде Псковской области, который 3 февраля 2009 г. вынес решение о признании их недействительными как несоответствующими статьям 1, 2, 4, 8, 11, 37 Закона о защите конкуренции. Данное решение обжаловано Псковским УФАС России и Прокуратурой Псковской области в Четырнадцатом Арбитражном апелляционном суде, заседание которого состоялось 9 апреля 2009 г.

Постановления о наложении штрафов обжалованы ООО «Псковская топливная компания» и ООО «Лукойл-Северо-Западнефтепродукт» в арбитражных судах. Производство по указанным делам приостановлены до вступления в законную силу решения Арбитражного суда Псковской области.

17 июля 2008 г. Челябинское УФАС России уличило ООО «ЛУКОЙЛ-Уралнефтепродукт» и ИП Казыханову Ф. М. в согласованном установлении и поддержание хозяйствующими субъектами единых цен в период с 18.01.2008г. по 16.08.2008г. на автомобильные бензины и дизельное топливо различных марок на территории г. Челябинска в отсутствие на то объективных экономических причин. Возбуждены дела об административном правонарушении, наложены штрафы: ИП Казыханова Ф.М. - 19 000 рублей, ООО «Лукойл-Уралнефтепродукт» - 123 244 516 рублей. Решение и предписание были обжалованы ООО «Лукойл – Уралнефтепродукт», ИП Казыханова Ф. М. в Арбитражном суде Челябинской области. Акты антимонопольного органа судом первой инстанции были оставлены в силе. Постановление о наложении штрафа по делу об административном правонарушении ООО «Лукойл-Уралнефтепродукт», ИП Казыханова Ф. М. также обжаловали в Арбитражном суде Челябинской области. Арбитражный суд Челябинской области вынес определение о приостановлении производства по делу до вступления в законную силу судебного акта Арбитражного суда Челябинской области по делу об оспаривании решения и предписания.

ФАС России обращает внимание на то, что ситуации, сложившейся на рынке нефтепродуктов, теоретически присущ такой вид нарушения, как злоупотребление доминирующим положением в лице ООО «Лукойл-Уралнефтепродукт» (доля более 60 %), однако данная нефтяная компания неоднократно совершала согласованные действия (2004, 2006, 2008 гг.) Судами две инстанций признали факт согласованных действий по установлению и поддержанию на одном уровне розничных цен на реализацию автомобильных бензинов между ООО «ЛУКОЙЛ-Уралнефтепродукт» и ИП Казыханова Ф. М. Однако предписания в части взыскания дохода, полученного вследствие нарушения, были признаны незаконными.

В настоящее время цены на нефтепродукты в Челябинской области существенно ниже, чем в других областях (таких, как Свердловская, Тюменская области, Республика Башкортостан и другие).

 

Картели в России: быть или не быть?

Беспристрастная статистика свидетельствует, что в общем объёме дел, возбуждаемых антимонопольными органами, доля дел по статьям 11 и 16 Закона «О защите конкуренции» составляет всего 10 – 12 %, а часть антимонопольных органов вообще не возбуждает дела по этим статьям.

«Нет фактуры? Или не умеем? – задаётся вопросом начальник Управления по борьбе с картелями ФАС России Александр Кинёв. - Скорее – второе. Выход один – давайте учиться. Лучше всего учиться, используя практический опыт своих коллег».

По его мнению, материалы, представленные в сборнике, можно назвать лучшей практикой ФАС России по противодействию картельным сговорам в 2008 г.

- Вместе с тем даже в этих материалах нельзя не отметить наличие нескольких серьёзных проблем:

1. Хозяйствующие субъекты, нарушившие 11 или 16 статьи Закона «О защите конкуренции», и их должностные лица должны привлекаться к административной ответственности по статье 14.32 КоАП. К сожалению, в 2008 г. мы применяли эту норму не всегда и не для всех.

2. Некоторые антимонопольные органы продолжают практику прекращения дел «в связи с добровольным устранением нарушения». Фактически это приводит к тому, что, выявив нарушение, мы освобождаем нарушителя от ответственности. Такая практика может повлечь обвинения в коррупции. Тем более что в соответствие с требованиями закона, принимая такие решения, мы должны изучить – устранены ли последствия нарушения антимонопольного законодательства.

3. Многие материалы, рассматриваемые антимонопольными органами, могли бы быть интересны правоохранительным органам, так как имеют признаки преступления. Сколько таких материалов было передано в правоохранительные органы, по скольким из них были возбуждены уголовные дела и с каким результатом – такую статистику мы, к сожалению, до сих пор не ведём, - констатирует А. Кинёв

Вокруг темы борьбы с картелями сложилось несколько вредных стереотипов:

1. Стереотип некоторых «экспертов» - «картели и другие сговоры антимонопольными органами не выявляются, потому что в российской экономике их нет».

2. Стереотип некоторых сотрудников ФАС России – «сговоры трудно выявлять и доказывать; лучше заниматься другими нарушениями антимонопольного законодательства».

3. Стереотип некоторых участников картелей – «даже если нарушение антимонопольного законодательства будет выявлено, выгода от участия в сговоре покроет любые издержки».

- Своей работой мы должны доказать, что все эти стереотипы – ложные, - убеждён начальник Управления по борьбе с картелями ФАС.