Грузоперевозки. Судебная практика "Груз не доставлен. Что «скажет» украинский закон?"


Перевозчик не доставил груз по месту назначения. Какой ущерб может быть возмещен владельцу груза по законодательству Украины?

 

 

Маргарита ВАСИЛЬЕВА,

юрист

 

Правоотношения в сфере автомобильной перевозки грузов подробно урегулированы хозяйственным и гражданским законодательством отдельных государств, международными соглашениями. Не является исключением и законодательство Украины, в котором права и обязанности сторон, участвующих в транспортировке грузов, установлены Гражданским кодексом Украины (ГК), Хозяйственным кодексом Украины (ХК), законами Украины «Об автомобильном транспорте», «О транспортно-экспедиторской деятельности», рядом подзаконных нормативных актов. Часть украинского законодательства составляют международные соглашения, ратифицированные Верховной радой Украины, в частности Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов (Женева, 19.05.1956 г.).

Все участники этих правоотношений - перевозчики, грузовладельцы, грузоотправители, экспедиторы и другие - призваны действовать добросовестно, без злоупотреблений правом, решать спорные вопросы прежде всего путем переговоров. Ну а когда договориться не получается, споры разрешаются в судебном порядке.

Значительная часть судебных исков касается размера и вида ущерба, который взыскивается с целью возмещения стоимости утраченного (не доставленного вовремя) груза.

Возьмем, к примеру, следующий случай из судебной практики хозяйственных судов Украины.

Предприятие Ю (грузовладелец) обратилось в суд с иском к предприятию Т (перевозчик) о взыскании ущерба за неисполнение перевозчиком договора международной перевозки товара Y относительно обеспечения сохранности груза и доставки его из Полтавы в пункт назначения – Дуйсбург (Германия). Товар Y в установленный договором срок не был доставлен по назначению, а был выгружен на склад в Эссене (Германия). Причина таких действий перевозчика: только после таможенной очистки груза во Франкфурте-на-Одере (Германия), как предусмотрено накладной, перевозчика уведомили, что ему необходимо направиться в Страйлен-Героген (Германия) для отобрания проб, а затем в Дуйсбург (Германия) для выгрузки.

Поэтому грузовладелец воспользовался ст. 20 Конвенции, согласно которой лицо может без обязательного предоставления других доказательств считать груз утерянным, если он не будет доставлен на протяжении 30 дней после истечения установленного срока, или (когда такового не было) в течение 60 дней со дня принятия груза перевозчиком.

В сумму иска истцом были включены: 48184,47* грн. – стоимость утраченого груза, 921,29 грн. – убыток от инфляции, 2455,28 грн. – 5% годовых, 60000,00 грн. – возмещение морального вреда.

Решениями судов первой и апелляционной инстанций с ответчика взыскано: 48184,47 грн. в возмещение ущерба, 481,84 грн. - госпошлина, 50,84 грн. - затраты на информационно-техническое обеспечение судебного процесса.

Ответчиком была подана кассационная жалоба на решения судов в части неверного определения размера ущерба. Высший хозяйственный суд Украины отменил решения судов первой и апелляционной инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела истец увеличил исковые требования и заявил ко взысканию: 52170,69 грн. – фактурная стоимость товара Y, 94,49 грн. – таможенный сбор, 500,00 грн. – сбор за регистрацию биржевого контракта, 3016,50 грн. – 5% годовых, 60000,00 грн. – вред, нанесенный деловой репутации.

Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен частично и с ответчика взыскано: 52170,69 грн. – стоимость утраченого груза, 94,49 грн. – таможенный сбор, 500,00 грн. – сбор за регистрацию биржевого контракта, 3016,50 грн. – 5% годовых.

Однако это решение суда первой инстанции решением апелляционного суда изменено и взыскано c ответчика в возмещение ущерба 9183,06 грн. (8640,00 грн. – стоимость груза, 94,49 грн. – таможенный сбор, 448,57 грн. – 5 % годовых), 91,83 грн. госпошлины, 9,71 грн. затрат на информационно-техническое обеспечение судебного процесса.

Решение апелляционного суда мотивировано Конвенцией о договоре международной дорожной перевозки грузов (Женева, 19.05.1956 г.), согласно ст. 23 которой «размер подлежащей возмещению суммы определяется на основании стоимости груза в месте и во время принятия его для перевозки», «стоимость груза определяется на основании биржевой котировки или, за отсутствием таковой, на основании текущей рыночной цены, или же - при отсутствии и той и другой - на основании обычной стоимости товара такого рода и качества».

Апелляционный суд при определении размера ущерба исходил из того, что владелец груза и перевозчик ни в накладной CMR, ни в договоре на транспортно-экспедиционные услуги, ни в заявке грузоотправителя на перевозку, которая является неотъемлемой частью договора на транспортно-экспедиционные услуги, не определили стоимость товара Y, принятого к перевозке.

Так как грузоотправитель и перевозчик не определили стоимость груза при приемке его к перевозке, суд направил запрос в Торгово-промышленную палату, которая ответила, что не владеет официальной информацией о рыночной стоимости товара Y по состоянию на время принятия этого товара к перевозке. Однако ТПП предоставила информацию о том, что на основании анализа внутреннего рынка Украины и области (место принятия товара Y к перевозке), базы данных всеукраинского рекламно-информационного ежедневника «Прес-биржа», электронной базы данных «АПК-Информ» - «Проект аграрного маркетинга» установлено, что на внутреннем рынке области (место принятия товара Y к перевозке) средняя рыночная цена на товар Y по состоянию на время принятия этого товара к перевозке составляла 432,00 грн. (включая НДС) за 1 т.

Поэтому суд постановил, что убытки грузоотправителя в части стоимости груза составляют 8640,00 грн. (20 т товара Y х 432,0 грн.) и подлежат взысканию с ответчика.

Также апелляционный суд постановил взыскать с перевозчика 94,49 грн. таможенного сбора на основании ч.4 ст. 23 Конвенции, согласно которой перевозчик обязан возместить плату за перевозку, таможенные сборы и пошлину, а также другие затраты, связанные с перевозкой груза, полностью в случае утраты всего груза и в пропорции, соответствующей размеру ущерба, при частичной потере; иной убыток возмещению не подлежит.

Согласно ч.1 ст.27 Конвенции правомочное по договору лицо может потребовать уплаты процентов на сумму, подлежащую возмещению. Эти проценты исчисляются из расчета 5 % годовых со дня передачи перевозчику письменной рекламации или же, если таковой не последовало, со дня подачи иска. Учитывая эти требования Конвенции и дату обращения грузоотправителя к перевозчику с претензией, апелляционный суд взыскал с перевозчика только 448,57 грн., а не заявленные в иске 3016,50 грн.

В связи с тем, что сбор за регистрацию биржевого контракта в сумме 500,00 грн. не связан с перевозкой груза, во взыскании этой суммы суд отказал.

Требования истца о взыскании морального ущерба (вреда, причиненного деловой репутации) в сумме 60000 грн. судом не удовлетворены, т. к. моральный вред относится к категории «иных убытков» и не входит в перечень видов ответственности, предусмотренных Конвенцией.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что решение апелляционного суда отвечает требованиям процессуального и материального права, и оставил его без изменений.

Согласно ст. 924 Гражданского кодекса Украины перевозчик отвечает за сохранность груза в размере фактического ущерба с момента принятия его к перевозке и до выдачи получателю, если не докажет, что потеря, недостача, порча или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. По правилам ст. 623 Гражданского кодекса Украины лицо, которое нарушило обязательство, обязано возместить причиненные таким нарушением убытки, которые определяются с учетом рыночных цен, существующих на день предъявления иска, и в состав которых входят и неполученные доходы (упущенная выгода).

Что касается морального вреда, то по законодательству Украины моральный вред – это потери неимущественного характера, которые для юридического лица могут наступить вследствие унижения деловой репутации, посягательства на фирменное наименование, товарный знак, производственную марку, разглашения коммерческой тайны, совершения действий, направленных на понижение престижа или подрыв доверия к деятельности.

Основанием ко взысканию морального (неимущественного) вреда должны служить подтвержденные факты причинения неимущественного вреда и мотивы определения размера вреда.

Как следует из судебной практики Украины, суды зачастую отказывают во взыскании морального (неимущественного) вреда, т. к. истцы не могут доказать факт его причинения и обосновать сумму, которую они хотят получить в возмещение этого вреда.

Таким образом, мы видим, что Конвенция о договоре международной дорожной перевозки грузов более жестко подходит к определению оснований ответственности перевозчика, но в то же время устанавливает для грузовладельца обоснованные ограничения в определении размера ущерба.

____________

* 1 грн. (UAH) = 3,82 руб. (RUR)