Фоторепортаж " По Уралу на эвакуаторе"


 

 
 В жизни настоящего дальнобойщика случается всякое: отставание от графика, кража солярки и даже угон автопоезда. Но тот не дальнобойщик, кто хоть раз не имел дело с эвакуатором. Не с трактором, автокраном или самосвалом, а с профессиональным грузовиком для аварийно-спасательных работ. О том насколько не хватает такой техники в России можно судить по эвакуационной экспедиции, предпринятой «Вольво Восток» совместно с компанией «СпецБуксир». Маршрут был проложен от Москвы до Екатеринбурга, через Самару, Уфу, Челябинск. Я проехал от Самары до Екатеринбурга, и готов делиться впечатлениями.

 

  Александр ТРОХАЧЁВ

 Фото автора

 Впечатление первое: НЛО!

 

 Эвакуатор возвращает груз на место!

 

 

 

 


Готов к любым ситуациям!

 

Собственно, и до нынешней поездки на Урал я много раз бывал в этом регионе, и не раз видел в работе различные эвакуаторы. И, честно говоря, считал, что удивить меня очень трудно. Но увиденное все-таки «пробило» на эмоции. А одной из причин стал мощный четырехосный эвакуатор, построенный специалистами компании «СпецБуксир».

Желтый «богатырь» под длинным названием «СпецБуксир Volvo Omars 120T + 2T + 2W + 2RW» на трассе называли коротко: буксир, эвакуатор, а в отдельных случаях – космический корабль и даже НЛО! Уральские дальнобойщики рассматривали не только шасси с колесной формулой 8х4 с 520-сильным двигателем и коробкой передач Power Tronic, изготовленное на заводе Volvo Trucks в Калуге, но и итальянскую эвакуаторную надстройку фирмы Omars. Впрочем, большинству перевозчиков это название мало знакомо, а потому следует пояснить, что к чему.

Индекс эвакуатора отражает спецификацию автомобиля: «СпецБуксир» – название компании, оказывающей услуги грузовой эвакуации и занятой производством эвакуаторов; Volvo – производитель шасси, Omars – изготовитель надстройки и комплектующих. Цифра 120Т соответствует грузовому моменту телескопической стрелы в 120 т/м; +2Т означает двойной телескоп (двухколенная стрела длиной 10 м с вылетом 6,75 м); +2W – это дополнительные передние аутригеры с лебедками по 25 т и тросом длиной  30 м. Наконец, +2RW – ничто иное, как Rear Winde, две дополнительные вспомогательные лебедки по 12 т, с тросами длиной по 40 м.

К слову, передняя лебедка рассчитана на усилие в 10 т и имеет стальной трос длиной 60 м. Каждая лебедка позволяет устанавливать усиливающий блок полистпас, с помощью которого можно как минимум вдвое увеличить тяговое усилие. Например, на передней лебедке позволительно поднять значение с 10 до 21 т. Впечатляет?! То-то же! Впрочем, как и стоимость: сколько, сколько?! Да, именно столько: как две Ferrari.

 

Впечатление второе: бездорожье

Если бы классик русской литературы запатентовал свою крылатую фразу про дураков и дороги, то его потомки могли бы ездить не только на Ferrari, но и обставить все федеральные трассы собранными в России эвакуаторами. Ну, а пока имеем то, что имеем.

Вторым по силе впечатлением оказались дороги, а точнее их полное отсутствие вдали от федерального центра. То, что у нас на карте обозначено как трасса, в какой-нибудь европейской стране значилось бы не иначе, как танкодром, проселок или что-то в этом роде. Достаточно послушать забитый матом эфир радиостанций, чтобы понять, как характеризуют имеющиеся «направления» водители тяжелого коммерческого транспорта.

Моя командировка началась с Самары, с 1050-го км. И хотя до столичного региона и первоклассных дорог рукой подать, местные «трассы», «шоссе» и прочие участки земли с остатками асфальта как после бомбежки язык не повернется назвать дорогами в их привычном понимании. Грязи на проезжей части столько, будто ее сюда специально тракторами свозили. Обочины разбиты так, словно по ним танковая дивизия совершила марш, причем не единожды. Залитые водой выбоины, раковины, колдобины и ямы наводят ужас как при игре в русскую рулетку: повезет – не повезет. Проскочил яму – хорошо, угодил в ловушку – извини, не твой день. При таком состоянии дорог эвакуаторы должны стоять через каждые 50 - 100 км, а их и через 300 - 500 км не сыскать. Вот и мучаются попавшие в беду люди, сутками ожидая заветной помощи.

Тающий снег вперемешку с грязью все вокруг окрасил в мышиный цвет: знаки, машины, придорожную инфраструктуру. И никто даже фары не моет! А что толку, если через несколько километров пути все будет таким же сплошным серым…О том, что ты попал не в средневековье, напоминают только контуры современных транспортных средств. И почему у нас все не как в Европе?

 

Впечатление третье: безбашенные

Проезжающие мимо машины щедро поливают друг друга талыми водами, которые больше похожи на сточные. Ни о какой разметке речи нет. Каждый газует кто во что горазд. «Плевать на тех, кто ниже меня ростом» - это о некоторых водителях, которые не то, что пешеходов, но и водителей малолитражек и легких коммерческих машин за транспорт не считают. Чего ж удивляться тому, с какой бесшабашной удалью некоторые норовят проскочить на красный цвет, подрезать и просто уехать быстрее других.

По трассе колесят практически все марки грузовиков, от древних КамАЗов и МАЗов до новейших иномарок. По первым ощущениям, очень много капотной «Америки» в исполнении 6х4, хотя в количественном отношении все равно доминирует бескапотная «Европа» с колесной формулой 4х2. Прицепной состав – по большей части рефы, автовозы и тенты. Все машины практичные, никаких тебе кенгуринов, гирлянд из прожекторов, светодиодных полос вдоль бортов фур. В общем, без излишеств.

Водители такие же разные, как грузовики. Одни солидные и сдержанные, аккуратные и вежливые, другие – просто сорви-головы. То на обгон вслепую идут, то поджимают более медленного коллегу, то «давят гашетку» в пол на скользкой дороге. Чему ж удивляться, что в кюветах то и дело валяются фуры, а автопоезда делают просеку в близлежащей лесопосадке. Что ни говори, а при таких дорогах и водителях эвакуаторщики еще долго без куска хлеба не останутся.

 

От Самары до Уфы

На этом отрезке наш небольшой караван из трех машин провел двое суток. Ехали без нарушения Правил и помогали всем, кто встречался на пути. А еще на собственном опыте познали истину: чем дальше от Москвы, тем проще и общительнее люди в погонах. У них нет блеска в глазах при виде чужих денег, с ними проще говорить «за жизнь» и они начисто лишены столичного снобизма. Да и в помощи не откажут.

…Уже стемнело, когда в свете головных фар появился беспомощно застрявший в стороне от обочины капотный Volvo VNL с заломанной фурой. После предыдущего вылета месячной давности была не затянута стремянка, при обгоне Volvo VNL цепанул встречную обочину, и передний мост выбило. Автопоезд на полном ходу вынесло в «тундру»: сцепка пробила высокий снежный бруствер, пропахала несколько десятков метров и села на пашню. Из 14 рулонов стали весом по 1337 кг каждый в кузове осталось меньше половины – остальные, проломив борта, вывалились наружу.

Водитель с напарником сказали, что помощь эвакуатора им не требуется: мол, завтра с утра приедет трактор и дернет. Будет, мол, и автокран.

Утром следующего дня, прежде чем продолжить путь, мы наведались к этому Volvo VNL. Но и к обеду (ко времени окончания эвакуационных работ) ни трактор, ни автокран так не приехали – вот она, цена пустых обещаний. Сами ребята на «Америке» оказались толковыми: за ночь они расчистили снег вокруг автопоезда, откопали мост и поставили его на место. Оба брата ехали из Магнитогорска в Сергиев Посад и работали дружно. От эвакуатора отказались потому, что боялись больших трат. Но когда узнали, что помощь безвозмездная, с радостью согласились.

Перегруз осуществлял четырехосный Volvo, но перед этим листовую сталь с земли поднял и подтащил к задним воротам полуприцепа Dodge с грузовыми вилами в корме. Проезжую часть на этом этапе никто не перекрывал – эвакуатор работал с обочины. Но когда пришло время освобождать застрявшую машину, пришлось вызывать ГАИ. Машинка приехала быстро, перекрыла движение в обе стороны, и вся операция по вытаскиванию заняла около 20 минут.

Для справки. Стоимость подобных работ с перегрузом на месте (без стоимости подачи эвакуатора) составляет 25-30 тыс. руб., а без перегруза – от 10 тыс. руб. (+подача). В работе была задействована крановая стрела и одна лебедка.

Для сравнения: у местной компании постановка на колеса стоит от 4 тыс. руб. за час плюс подача за километраж. Сама подача (фактически звонок диспетчеру) оценивается в 3,5 тыс. руб. Интересно, что слабые конкуренты объявляют 5 тыс. руб. в час, а потом растягивают работы по времени, желая побольше «срубить».

 

Проклятое место

В направлении от Самары на Уфу 1245-й километр водители называют Чертовым подъемом или проклятым местом. Каждый год, примерно в одно и то же время здесь встают сотни машин. Встают надолго, потому как они не приспособлены для езды по чистому льду.

Об этом не только местные газеты пишут, и радио вещает, но и показывают сюжеты центральные телеканалы. Только что толку – воз и ныне там. Перевозчики говорят, что при подобном положении дел где-нибудь за границей водители проводили бы забастовки и акции протеста, а у нас всем все до лампочки. Люди обсуждают между собой, будет ли МЧС возить солярку, станут ли кормить и раздавать сухпайки, а сотрудники ГИБДД рассуждают о том, что обещали делать передвижные санитарные пункты, но до сих пор так никто ничего и не сделал.

Проезжая часть узкая, обочина плохая, колейность, машины начинают буксовать на подъеме, какая-нибудь съезжает в кювет, и все - пробка. Немудрено, что здесь колоссальное количество аварий, которые и регистрировать не всегда успевают. На календаре 20 марта, а по погоде впечатление такое, будто на дворе конец февраля: метель, пурга, асфальта не видно – на проезжей части наледь толщиной от 2 до 5 см. Ветер, по оценкам водителей, около 15 м в секунду. Температура всего –2 ºС. Очередь из фур просматривается на две машины, а третья уже в белесой дымке, виден только контур полуприцепа.

Причина затора – завалившийся набок КамАЗ с шаландой в сторону Самары и стоящий на проезжей части в сторону Уфы автопоезд, в который перегружают мясо из лежащей в кювете Scania. КамАЗ вез в Тольятти на «АвтоВАЗ» комплектующие из Челябинской области. Начал шлифовать, чуть съехал на обочину и застрял. Попытки вытянуть его с помощью грейдера привела к тому, что машина увязла в снегу еще больше и стала заваливаться.

В таких условиях эвакуация мимоходом стоит 5 тыс. руб., а по уму – 10 тыс. руб. работа плюс приехать. Время работ заняло от 10 до 15 минут, и водителю «татарина» это не стоило ничего – потому что у нас экспедиция! В общем, ему, как и другим бедолагам, просто повезло. В операции были задействованы две лебедки, одна из которых крепилась за тягач, а другая – за полуприцеп.

Scania пришлось не просто тащить, а поднимать из кювета и ставить на колеса. Тягач с 20 т полутуш поросят направлялся из Белгорода в Уфу. Из-за наледи не смог подняться в горку, начал скатываться назад. Полуприцеп из-за высокого центра тяжести наклонился и опрокинул всю сцепку. Она пролежала двое суток, а на третьи пришла другая фура из автохозяйства и за три часа провела перегруз.

Несмотря на сильный порывистый ветер, пургу и жуткий холод, эвакуация заняла примерно 15 минут. Такой скорости удивились все, и целый день вся трасса потом только и обсуждала по рации работу «космического корабля» с эвакуаторной надстройкой и номерами столичного региона. На подъеме порожнего автопоезда были задействованы три лебедки: две основные и одна на боковом аутригере. Коммерческая стоимость таких работ составляет около 15-20 тыс. руб., но в нашем случае хватило и искреннего «спасибо».

 

Уфимские хроники

По мере продвижения по маршруту чего только не пришлось выслушать от дальнобойщиков! Пуще всего досталось дорогам и тем, кто их проектирует, строит и содержит. Например, сооружения Пензенской области водители характеризуют одним словом: ужас!

Нечто подобное применяется и в характеристике дорог Самарской области, где местами на трассе приходится ехать со скоростью менее 20 км/ч. Местами фурам не разъехаться, и они цепляются зеркалами. Асфальт выше обочины на 20 см, и машинам приходится не съезжать, а спрыгивать. Обочина глинистая, непригодная даже для кратковременной остановки. На дороге нет асфальтовых карманов и съездов. Максимум, что к услугам перевозчиков – магазинчики и кафешки вдоль дорог, обочина которых испещрена воронками словно от разрывов снарядов и мин.

Гаишников на удивление мало, но везде они в засаде с радарами. Много стационарных постов ДПС упразднено (результат сокращения штата), но обладатели полосатых палочек с завидной регулярностью выходят «на обналичку». На месте прежних постов ДПС повсюду кафэшки и шиномонтаж, магазины запчастей и аксессуаров.

Работы по эвакуации много, в основном, кюветы. За три дня члены нашей экспедиции увидели их шесть, а помогли четверым. Не смогли помочь владельцу Magnum, потому что он – чудак: у него оторвалось переднее колесо, а запаска оказалась не родная, а от «американца». И узнал водитель об этом только тогда, когда с ним случилась беда.

Перед самой Уфой были два синхронно вылетевших в кювет автопоезда, с расстоянием друг от друга примерно в 200 м. Дальнобои шли из Пензы вдвоем. Один тормознул, вильнул, сложился и вылетел, второй – следом. Водитель одного автопоезда был готов к помощи со стороны, а второй отказался, сославшись на то, что он уже договорился на перегруз и эвакуацию. Между тем, эвакуатор мог бы достать эти машины с помощью удлинителя, позволяющего работать на удалении до 100 м. В данном случае эвакуация пустой фуры стоила бы 15-20 тыс. руб. от одного часа, а груженой – 20-25 тыс. руб.

 

На горизонте Челяба!

После ночевки в Уфе мы двинулись в сторону Челябинска.

Прямо на въезде в город лежала белая фура с тягачом Volvo, водитель которой ждал разгрузки. Он подбежал благодарить: спасибо, что остановились. Подъем пустого автопоезда в таком случае стоил бы около 15 тыс. руб.

Едва мы удалились от города, как впереди нас ждало новое испытание: пожар на дороге, проходящей через лес. На стареньком Volvo коротнула электропроводка, и он зачадил так, будто дымовую шашку подожгли. Дальнобойщики мигом отцепили тягач от полуприцепа и откатили его на десяток метров вперед. В ход пошли подручные средства тушения, включая одеяла и матрацы. Вскоре прибыла помощь МЧС из города Сим – водяные бочки на шасси двухосных «Уралов». Считанные минуты – и очаг возгорания не только локализован, но и полностью потушен.

По оценкам специалистов «СпецБуксира» в такой ситуации зацеп и расцеп тягача стоил бы 2 тыс. руб. за тягач плюс 50 руб. за каждый километр буксировки. Эвакуация пустой фуры обошлась бы перевозчику в 65 руб. за 1 км, а груженой – 105 руб. за 1 км.

На закуску нас ждал IVECO Stralis, готовый вот-вот свалиться с платформы. При въезде на низкорамный трал водитель газанул, и заднюю ось повело вправо. Ничего лучшего местные умельцы придумать не смогли, как позвать бульдозер и за бутылку попросить поправить ковшом заднюю ось. Тот помесил стальным отвалом заднее колесо, да так ничего и не добился. А, увидев наш эвакуаторный линкор, мужичонка поспешил восвояси – уничтожать доставшийся в награду «жидкий доллар».

Между тем, спасательная операция на этот раз заняла чуть меньше 40 минут. В обычных условиях за такую помощь берут 3 тыс. руб. как за час работы, ну а за приезд – еще около 5 тыс. руб. Но и на этот раз все было бесплатно.

 

Даешь финиш!

Екатеринбург, или по-дальнобойному Катер, Ёбург, стал завершающей точкой экспедиции. Видя перед собой широкую дорогу с четырехполосным движением (по две в каждую сторону) мы понимали, что здесь особой работы для эвакуатора не будет. Так и вышло.

Зато других впечатлений хватило. Тающий посередине и на обочинах снег странным образом стекает прямо на проезжую часть, заставляя то и дело включать дворники и омыватели фар. Жуткая грязища тут же оседает на кузове автомобиля, и он превращается в серого монстра. Дорожной информации кот наплакал. Ну как тут не вспомнить огромные щиты в Германии или в той же Беларуси на трассе М1 Е30! Про гостиницы и цивилизованные стоянки – отдельный разговор. Карманов нет, и для дальнобойщиков это настоящая катастрофа. Случись какая поломка в дороге – негде встать. А остановишься – подвергнешь опасности и себя, и других.

Как и на остальных участках трассы, здесь, то тут, то там продают кассовые чеки и солярку. Кстати, за все время эвакуационной экспедиции цены на ДТ колебались от 23 до 28 руб. за литр. По признанию дальнобойщиков, лучшее по качеству топливо – в Башкирии, с Уфимского НПЗ. Нам же во время эвакуационной экспедиции довелось заправлять машины дизтопливом по следующим ценам за литр:

Самара – 26,70 руб.;

Уфа – 27,15 руб.;

Челябинск – 27,80 руб.;

Екатеринбург – 28,00 руб.

Цены на незамерзайку практически везде одинаковые – 100-120 руб. за стандартную пластмассовую канистру. А вот стоимость обедов разная – от 120 руб. за комплексный, до 200-400 руб. за блюда по выбору. Но порции большие, от души. Магазины запчастей встречаются, но ассортимент в них довольно скудный: в основном, расходные материалы, фильтры, трубки, ремни, колодки, масло, зеркала. А ту же ступицу на трассе не купишь. Много запчастей с битых машин и навалом – на КамАЗ, а вот на капотную «Америку» - значительно меньше. Сервисные техцентры иностранных брендов базируются только около областных городов, а те, что по трассе – слабенькие, способные выполнять ограниченный перечень работ.

За время экспедиции нам встретились всего два эвакуатора: один на трассе, а второй уже в Екатеринбурге, на фирменном центре Volvo Trucks. Так что проблема с эвакуацией на Урале есть, и наша экспедиция это доказала.

 

От редакции.

Организаторы экспедиции выражают благодарность за помощь в проведении эвакуационных работ Главному Управлению в Области Безопасности Дорожного Движения МВД РФ и Центру Специального Назначения в Области Безопасности Дорожного Движения МВД РФ, а также управлению ГИБДД по Самарской и Челябинской области.