Перевозки "В своей стихии"


 

Елена ТОЛМАЧЕВА.

Фото автора

 

Вячеслав Михайлович Мартыненко – генеральный директор ПАО «Приморавтотранс». Потомственный казак, сын фронтовиков родился 4 августа 1946 г. в Николаевске-на-Амуре. После окончания Хабаровского политехнического института по специальности «инженер-механик автомобильного транспорта» был направлен в Дальнегорское автотранспортное предприятие, где прошел путь от мастера до заместителя начальника автотранспортного объединения. В 1978 г. Вячеслав Михайлович назначен заместителем начальника Дальневосточного транспортного управления (ДВТУ) по грузовым перевозкам, а в 1986 г. возглавил ДВТУ – в дальнейшем «Приморавтотранс».

Награжден многими наградами, в том числе орденом «Знак почета», Золотым значком АСМАП, знаком «Почетный работник транспорта России». Является Заслуженным работником автотранспорта РФ.

 

 

ПАО «Приморавтотранс» – одно из крупнейших автотранспортных предприятий России, существует уже более 75 лет, 30 лет его возглавляет Вячеслав Михайлович Мартыненко. В канун своего 70-летия, которое он отметит 4 августа, Вячеслав Михайлович побеседовал с корреспондентом.

 

– Вячеслав Михайлович, расскажите, как пришла идея стать автотранспортником?

– Совершенно случайно. К окончанию школы у меня уже было три специальности: токаря, автослесаря и водителя. Водителем я и пошел работать в местный леспромхоз. Мне поручили старенький ГАЗ-51. Двигатель у него барахлил, я его перебрал, но тут вал застучал – машина встала. Неделю всего отработал. Начальник говорит: мол, иди отдохни, пока вопрос с машиной решается. Тут мне отец и посоветовал даром время не терять, а отправить документы в Хабаровский политехнический институт. Спустя неделю пришел вызов на сдачу экзаменов. Признаться честно – не ожидал…

Учеба давалась легко. После выпуска мне и еще двоим однокурсникам предложили остаться в институте. Я должен был защищать кандидатскую в Саратове, но по семейным обстоятельствам нужно было ехать в Приморье. Так я попал в Дальнегорское автотранспортное предприятие.

– И здесь Вы оказались в своей стихии?

Я прибыл в Дальнегорск с направлением на должность начальника отдела научной организации труда. Но директор автопредприятия Борис Сергеевич Новиков сказал: «Нет у нас такого отдела. Иди мастером. Ты знаешь это дело, хорошим специалистом будешь». Так я стал мастером моторно-агрегатного участка текущего ремонта грузовых автомобилей. За восемь лет работы в Дальнегорске прошел путь от мастера до заместителя начальника автотранспортного объединения

– Если бы лет 50 назад Вам сказали, что возглавите крупнейшее на Дальнем Востоке предприятие, поверили бы?

– Нет, конечно. У меня не было стремления к карьерному росту. Я просто хорошо выполнял порученную мне работу, а карьера шла сама. И назначение меня руководителем Дальневосточного транспортного управления стало неожиданностью. Я тогда находился в Москве на совещании, после которого меня попросил остаться начальник главка Тимур Аркадьевич Татишвили. Он и сообщил, что меня хотят назначить на эту должность. А я ему говорю, что лучше бы главным инженером – мне это ближе. Он рассмеялся. Не вздумай, говорит, при министре такое сказать, а то пойдешь куда-нибудь главным инженером и надолго… Министр Юрий Сухин мою кандидатуру одобрил. Так я возглавил ДВТУ.

– В 39 лет Вы стали начальником транспортного гиганта с более 20  предприятиями по всему краю и 17 000 работников. Сложно было управлять таким количеством людей?

Тогда на каждую систему управления был настроен аппарат. Существовал огромный штат контрольно-ревизорской службы. Государство следило, чтобы денежные средства не ускользали в личные карманы. Это сейчас трудно, а в то время – нет, не было сложно.

– Говорят, то были времена застоя…

 Какой там застой! В автотранспортной системе это были золотые времена. В 70-х наши предприятия процветали, в 80-х мы продолжали строить и созидать. Мне повезло: я попал в «Приморавтотранс» в годы его стремительного развития. Министр автомобильного транспорта Евгений Трубицын не жалел денег на эту сферу.  За несколько лет мы построили несколько автовокзалов и станций, двенадцать многоэтажных домов для своих сотрудников…

– Тогда ведь предприятие занималось не только автоперевозками?

– Как-то партия поставила нам задачу: обеспечить каждого трудящегося тремя килограммами мяса в год. У нас же выходило граммов тридцать на душу. В Дальнегорском ПАТО мы разводили кроликов, а в Уссурийске держали пару-тройку свиней. На Совете министров СССР я выступил с речью о нецелесообразности держать на автопредприятиях свинарники – и без того забот хватало. На что выслушал резкую критику от министра, и на очередной коллегии меня чуть не сняли с должности. В итоге  дали два года, чтобы исправить ситуацию. По истечении этого срока министр транспорта прилетел на Дальний Восток, чтобы лично проверить, как мною выполнен наказ партии. И… остался доволен.

– Вячеслав Михайлович, большая Ваша заслуга в том, что во времена перестройки Вы сумели сохранить целостность предприятия, его, так сказать государственность, не дав растащить все по частям…

Не могу сказать, что это мои заслуги. Просто за моими мыслями пошли люди. Не все. Те, кто хотели вырвать кусок для себя, –  ушли сразу. Таких было немного. Большинство все же остались. И за это огромное спасибо, прежде всего, директорскому корпусу «Приморавтотранса». Помню, когда у нас хотели забрать Уссурийскую автоколонну, то весь его коллектив, а это более тысячи сотрудников, вышел на забастовку. Требования были просты: сохранить их в системе «Приморавтотранс», иначе люди отказывались работать. Властям не оставалось ничего другого, как согласиться. К сожалению, мы не все тогда сумели отстоять, к примеру, от нас отошли таксомоторные перевозки, авторемонтные заводы, строительство… Тем не менее, «Приморавтотранс» выстоял, оказался не разрушенным под действием системы.

– Открытое и откровенное разграбление государственной собственности обострило криминогенную обстановку. Вам в то время пытались угрожать или запугивать?

Было дело, покушались на жизнь. Спасло мое спортивное прошлое. Когда-то я серьезно увлекался классической борьбой, даже получил кандидата в мастера спорта. Сумел дать отпор, в итоге отделался травмами головы: девять швов тогда наложили. Не только со мной такое случилось – таких примеров было много в период приватизации.

– Начало 90-х – это еще и время наведения мостов между Россией и Китаем. Знаю, Вы первым на Дальнем Востоке стали строить автопереходы и прокладывать маршруты в соседние китайские провинции…

– Это одна из самых больших и значимых эпох в истории «Приморавтотранса». В то время на высшем уровне не смогли найти общий язык с Китаем, и политическую инициативу передали низам. Сотрудничество между нашими странами стало вопросом, не требующим отлагательств. На Дальнем Востоке в 90-е годы было плохо со снабжением: не хватало продуктов, товаров ширпотреба… У нас не было тогда цели обогащения, мы хотели связать две страны взаимной необходимостью. Министр Юрий Сухин меня первым послал договариваться в Китай. Переговоры с иностранными делегациями мы проводили практически ежемесячно: то на российской территории, то на китайской. Мы построили автопереходы и дороги, соединяющие две страны. Запустили по ним маршруты.

– И на этом начальном этапе «Приморавтотранс» стал монополистом в сфере международных автоперевозок на Дальнем Востоке?

– Не были мы никогда монополистами. Первыми наши автомобили пошли лишь  на открытие маршрута, а следом все остальные. В течение восьми месяцев в Китай стали ходить более 1 200 автотранспортных единиц, из них всего 150 от «Приморавтотранса». Мы никому не чинили препятствий, работали на одинаковых условиях. Это одна из главных черт «Приморавтотранса» –  не быть монополистом и не мешать другим работать. Нас так учили еще в социалистической системе управления, где все были равны. Порой, такой принцип даже мешает нашей работе. Некоторые недобросовестные автоперевозчики забирают у нас маршруты, которые именно мы осваивали  и ходили по ним несколько десятков лет. При этом, они не имеют зачастую никакой производственной базы, исключают требования к техническому состоянию транспортных средств, безопасности перевозок,  охране труда и режиму работы.

– Как удается «Приморавтотрансу» выживать в сегодняшних непростых экономических условиях?

– Мы, как и большинство предприятий в стране, переживаем экономический стресс. Но стараемся с достоинством, честно, преданно своему делу, преодолевать трудности. Деятельность некоторых автоперевозок для компании стала убыточной. Особенно перевозка пассажиров в сельской местности. Но мы стараемся сохранять эти маршруты, перевозим людей, покрываем свои убытки за счет других средств. Тревожит нас, что цены на расходные материалы и горючее растут, а тарифы, устанавливаемые администрацией, сильно запаздывают. Тем не менее, покупаем новые автобусы, обеспечиваем пассажиров не просто транспортом, а безопасным движением.

– От других автотранспортных предприятий «Приморавтотранс» отличается богатством традиций. Одна из них, пожалуй, самая яркая, – это автопробег на ретро-автомобилях…

– Да, такая традиция родилась более пятнадцати лет назад, в 1999 году. В честь 60-летия «Приморавтотранса» был организован автопробег на ретро-автомобилях, экспонирующихся в музеях наших автотранспортных предприятий. Колонна состояла из ГАЗ-М (полуторки), ЗИС-5, «Урал» ЗИС, ГАЗ-51, ЗИЛ-164 и многих других. Ретро-автомобили прошли по дорогам Приморского края, их водителями стали ветераны автомобильного транспорта системы «Приморавтотранс». С тех пор на каждую юбилейную дату нашей компании мы организуем такие автопробеги. Крайний проводили в 2014 году на 75-летие «Приморавтотранса». Осенью нынешнего года хотим организовать еще один – посвященный столетию со дня рождения моего предшественника, возглавлявшего Дальневосточное транспортное управление, Человека с большой буквы – Матвея Петровича Клушина…

– В разговорах об истории «Приморавтотранса» Вы часто упоминаете своих учителей, в том числе Матвея Петровича Клушина. Какими они были? Что главное Вы вынесли, общаясь с каждым из них?

– Мой первый учитель – директор Дальнегорского АТП Борис Сергеевич Новиков был человеком требовательным, но справедливым. От его внимательного взгляда не ускользала ни одна провинность. Он считал, что человеку должно воздастся по его заслугам. Наказывал строго. Но было бы иначе, не существовало бы и порядка на предприятии. Именно во времена руководства Новикова в Дальнегорске возведены основные объекты транспортной инфраструктуры. Они и по сей день напоминают об этом талантливом созидателе.

Что касается Матвея Клушина, тот он был добрейшей души человек! Мы не могли позволить себе подвести его. Бывало, провинюсь, а он мне: «Ах, ты этакий мальчишка! Допросишься у меня». Это были самые строгие его слова, но при этом я чувствовал себя настоящим негодяем.

У меня были хорошие учителя и коллеги, опыт которых хотелось брать на вооружение. Вот еще, к примеру, Доронин, который работал у меня главным инженером, или другой заместитель – Ширин. Это люди, на которых смело можно было положиться. Я мог обратиться к ним в любую минуту, в любое время суток – и они быстро, профессионально умели решить возникшую проблему. От каждого из них я взял понемногу. Я был тогда молодым, впитывал все, словно губка. Это сейчас у меня уже сложившаяся система стереотипов, свои принципы и твердая позиция в управлении людьми и предприятием в целом.

– Какие качества Вы, прежде всего, цените в своих коллегах и подчиненных?    

– Я назову всего два качества, которые считаю первостепенными. Прежде всего, это доброта. Надо ценить и любить людей, видеть перед собой человека, а не просто работника. А второе – умение держать слово и добиваться поставленных целей. Надо ставить перед собой цели,  идти к ним, не сворачивая с пути.

Вы производите впечатление человека, у которого, как у опытного стратега, каждый шаг выверен. А случалось ли действовать по наитию, доверившись интуиции?

– Нельзя выверить каждый шаг. У меня часто возникали ситуации, когда я не знал, как действовать дальше. И тут вспоминал моего учителя  Матвея Петровича Клушина. Он говорил: «Не спеши, остановись, подумай…» И я притормаживал. Срабатывало. Как правило, решение приходило само собой, благодаря людям, которые оказывались рядом, или случаю.  

– Вячеслав Михайлович, позвольте немного о личном… Как Вы считаете, смогли бы добиться того, что имеете сейчас, если бы не Ваша вторая половинка?

Если бы не моя жена Валентина, не было бы ни моей семьи, ни генерального директора Мартыненко. Чувствую себя ей обязанным. Так сложилось, что я всегда действовал по принципу: прежде думай о деле, а потом о семье. Но кто-то ведь должен хранить домашний очаг, создавать в нем уют. Таким человеком и оказалась Валентина. Ради меня и нашей семьи она пожертвовала собственной карьерой. Наверное, в этом и кроется секрет семейного счастья. Мы вместе уже 49 лет. В следующем году отметим Золотую свадьбу.

– Если бы удалось повернуть время вспять, хотели бы что-нибудь изменить в своей судьбе?

Нет, все оставил бы как есть. Единственное… Я бы держал ближе к себе своих детей. К сожалению, из-за нехватки времени мало уделял им внимания. С годами понял, что это неправильно. Теперь пытаюсь компенсировать заботой о внучке. Все свободное время стараюсь проводить с ней.

– Вы счастливый человек?

Да, я счастлив. У меня есть любимая жена, дети, внуки. Мне 70 лет, а я все еще нужен этому транспортному гиганту – «Приморавтотрансу», которому посвятил всю свою жизнь.